Беседы с батюшкой. Малая церковь


Беседы с Батюшкой - телепередача

Беседы с батюшкой. Малая церковь

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Малая Церковь — это союз мужчины и женщины, освященный Таинством Венчания, в котором рождаются дети, воспитываемые родителями в христианском благочестии.

Очередная передача “Беседы с батюшкой” телеканала “Союз”, гостем которой стал публицист и миссионер, настоятель храма Иваново-Вознесенских святых города Иваново иеромонах Макарий (Маркиш), посвящена христианской семье. Батюшка дал ответы на вопросы, касающиеся современных трудностей, которые время от времени возникают в любой малой церкви (семье).

..

заглавие, линия

Ведущий Сергей Платонов
Записала Елена Кузоро
(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

Окончание, линия

– Здравствуйте, батюшка! Благословите наших телезрителей.

– Здравствуйте, дорогие зрители, дорогие друзья! Господь вас да благословит! И давайте сейчас приступим к нашей очередной передаче.

– Спаси Господи, батюшка, что Вы нашли время и приехали к нам.

– Всегда рад, знаю, как это нужно всем: и вам, и нам, это дело крайне важное.

– Сегодня мы выбрали тему не случайно. Звучит она так: «Малая церковь». Вы, насколько я знаю, возглавляете Отдел…

– Да, комиссию по семье, материнству и детству нашей Иваново-Вознесенской епархии. Комиссия существует при Патриархе – Патриаршая комиссия по семье, защите материнства и детства, и в большинстве епархий тоже такие комиссии существуют. И мне поручено ее возглавлять, у нас в ней человек семь – работаем, стараемся как-то координировать наши усилия с общецерковными.

– Как мы знаем, семья – ячейка общества, очень важная составляющая не только в жизни обычных людей, но и в жизни государства.

– Верно, семья была, когда еще не было никакого общества. Первая семья возникла в раю, когда еще все общество состояло из двух человек – уже была семья. Так что у семьи есть некоторый приоритет даже над обществом. Можно сказать, что общество – это надстройка над семьей, но это уже философский вопрос.

– Давайте разъясним это понятие «малая церковь».

– А чего разъяснять? Дело простое. В жизни людей – на планете Земля восемь миллиардов человек – множество всяких объединений,  конструкций социальных, государственных, политических, каких угодно, но всего лишь два института, два объединения людей живут законом евангельским, законом Божиим, законом любви. Первое – это Церковь, а второе – малая церковь, семья. Все остальное живет разными своими серьезными законами, лучше или хуже, ближе или дальше, но законом любви живут ровно два института, две институции, два объединения во всем многообразии человеческой жизни. Потому мы и говорим о семье как о малой церкви, потому что закон любви ее выделяет из всего остального.

– Очень сложно сейчас в наше время выбрать себе достойного спутника, но чем должен руководствоваться молодой человек или девушка при выборе себе спутника жизни?

– Понимаю вопрос. Вы знаете, Вы сказали «в наше время», а вот если мы немножко это время, так сказать, выведем за кадр. Даже в математике и физике бывает такое: описание систем во времени или вне времени. Я не буду вдаваться в подробности, но можно строить описание сложных динамических систем вне времени – так называемые канонические уравнения Гамильтона – Эйлера, время там не участвует. Только если время убрать, получится прояснение вопроса. Прояснение состоит в том, что сам по себе выбор нужно верно понять. В слове «выбор» не бежать за временем, потому что время наше торговое, коммерческое, время конкуренции, время избытка предложений над спросом, время главенства рекламы в экономике, и тут всюду идет выбор. Действительно, надо выбрать себе пачку сахара, автомобиль, дачу, пару обуви, галстук – все надо выбрать, не будешь выбирать, тебя обведут вокруг пальца.

А здесь, когда речь идет о супружестве, этот выбор принципиально другой. Почему? Если семья живет законом любви, то любовь – это, прежде всего, самоотдача. Любить – значит отдать себя. В примерах, которые я привел, я приобретаю. Что бы я ни приобрел – пачку чернослива или недвижимость на островах – всё мое. Когда же кто-либо вступает в брак – он отдает себя. В том случае, если человек находится на пути к браку (мужчина или женщина – не важно), он (или она, соответственно) понимает, что  брак – самоотдача. Кому я себя отдаю? Понятно, что кому попало не будешь, но это совершенно другой взгляд, другой подход. И, исходя из этого принципа, уже гораздо проще решить Ваш вопрос. Гораздо проще, естественнее, спокойнее. Смотрите на человека: готов (или готова) ли я отдать себя этому человеку? Если человек обладает какими-то неисправимыми пороками, тогда, наверное, не надо, а если нет, то почему бы и нет. Вот и весь ответ.

– Вернемся немного к Вашей деятельности, к Вашей комиссии по делам материнства. Скажите, пожалуйста, какова задача этой комиссии и какие проблемы Вы решаете?

– Проблем много. Мы сразу идем со стороны негатива, проблемы – это то, что плохо. Это не школьные задачки, которые надо решить и получить пятерку, проблемы – это те дефекты нашей жизни, которые нам необходимо преодолеть. Мы их все знаем. Наши семьи должны жить законом любви, но они далеко не всегда им живут, и статистика разводов – очень печальная графа – как бы нас отрезвляет немного, настолько отрезвляет, что некоторые вообще говорят: «Да никакой семьи уже давно нет». Неправда. Примерно так же, как если, скажем, идет война и много потерь, много людей погибает на войне и кто-нибудь бы сказал: «Ну все, мы погибаем, у нас много потерь, много убитых». Нет, войну надо довести до конца и победить, несмотря на потери. Так же и с браком в точности: потери есть, наша задача – их минимизировать и, вопреки потерям, двигаться вперед.

Другая беда нашей жизни – это аборты. Это слово уклончивое, но понятно, что оно значит. Но если мы заменим его на слово «детоубийство» – совершенно равноценная замена – это опять-таки нас отрезвляет. И некоторые успехи в этой борьбе у нас есть, они гораздо медленнее и неопределеннее, чем хотелось бы, тем не менее эту борьбу мы ведем. Надо понимать, что само по себе здесь ничего не делается, надо вести упорный труд и упорную борьбу, понимать, что за борьба, с кем и с чем. Не с людьми. Если мы начинаем вести борьбу с людьми, значит, мы поддаемся на провокацию противника. Противник – это сатана, естественно.

Если мы ведем борьбу с грехом, с невежеством прежде всего, равнодушием, глупыми привычками, стереотипами, которые остались с невесть каких времен (с большевистских в основном), тогда потихонечку достигаем успеха. Медленный успех, но мне уже приходилось приводить эту простую аналогию: мы недавно с вами отмечали юбилей Победы – какой долгий был путь от Волги до Берлина. Но он был, и люди его прошли, и победа была одержана, при том что враг до Волги шел гораздо быстрее, чем был от нее отброшен. Но такова логика жизни, такова логика борьбы. Не надо унывать, не надо расслабляться. Не надо питаться иллюзиями, но и не надо унывать в этой борьбе.

– Тема абортов – это очень большая тема, мне кажется, должна быть государственная программа все-таки.

– Понимаете, какая история здесь? Государство, в отличие от семьи, есть функция человеческого устройства. Люди устраивают государство так, как они хотят, как они могут, как они сами устроены. Семью устроил Господь, принцип семьи – тот закон, который вложен в человека при его создании. Государство, в общем-то, Бог не создает. Открывайте «Основы социальной концепции РПЦ» (это документ, который должен знать каждый грамотный верующий), почитайте про государство, обнаружите, что формы государства и его принципы, наполнение меняются по человеческому почти что произволу (не по произволу личности, но по обстоятельствам жизни). Поэтому я скажу так: от того, как будет вести свою работу Церковь, как будут действовать верующие люди совместно – от этого зависит государство, зависят те течения, те мнения и тенденции, которые преобладают в государственном движении,  политике,  законодательном творчестве, в исполнении законов,  средствах массовой информации и так далее.

Есть вещи, которые, прямо скажем, принадлежат государству: военные организации, финансирование вооруженных сил или стратегии вооруженных сил, которые им принадлежат. Тут прямо мы скажем нашим людям: «Суди, дружок, не выше сапога». Есть вещи, которые принадлежат государственному ведению, государственной прерогативе, верховной власти, но понимание, осознание, что такое семья, родительский подвиг, что такое детоубийство и так далее – все то, что относится к сфере духовной, нравственной, –государство принимает от нас, государство, элементарно говоря, учится у нас.

Государство в целом, отдельные государственные деятели, поддержка этих государственных деятелей, ход демократического процесса, то есть выборов (кто получает большинство, а кто меньшинство на выборах) – это зависит от нас: от каждого из нас в отдельности и от всех нас вместе. Опять-таки отсылаю вас к «Основам социальной концепции РПЦ». Церковь не допускает прямого участия духовенства в политическом процессе, но поддерживает и стимулирует участие каждого православного в этой важнейшей сфере нашей жизни.

– Но ведь во многих вопросах касательно нравственности, в воспитании хороших и светлых чувств, возможно, иногда и полезно работать вместе с государством.

– А никто и не спорит. Конечно. Разумеется. И это сотрудничество Церкви с государством и государства с Церковью. Мне по совпадению приходится возглавлять второй епархиальный отдел – Отдел взаимоотношений Церкви с обществом и СМИ. В этом взаимодействии с общественными, политическими и другими структурами в ряде случаев Церкви принадлежит  приоритет. Инициатива, наверное, будет всегда идти со стороны власти, общества, гражданских структур, но принципиальное руководство или стратегическое возглавление в этом взаимодействии, безусловно, будет принадлежать Церкви, потому что Церковь живет законом неизменным, законом Христа, законом Евангелия, законом Божиим.

В государстве, в обществе десятки, сотни разных объединений и разных структур, разных направлений и разных мнений. Мы не отрицаем этого, но когда государство и Церковь или общество и Церковь входят в контакт, то волей-неволей, сознательно или подсознательно все эти структуры ориентируются на Церковь, потому что Церковь не будет сотрудничать с теми, кто идет против Христа. В той мере, как они идут вслед за Христом, как их интересы совпадают с интересами Церкви, добра, истины и справедливости, – так эти интересы и направления Церковь поддерживает. Так это и работает.

– А есть ли какие-то программы, которые направлены на укрепление института семьи в нашем обществе?

– Есть, конечно. Мы видим финансирование различных информационных программ и материальную помощь семьям, многодетным семьям. Я могу сказать про нашу епархию, что уже второй год проводится среди женских консультаций конкурс в защиту жизни, направленный на предотвращение и профилактику абортов, что еще сравнительно недавно было немыслимо, когда на излете большевистской эпохи практически вся структура этой области была исключительно агрессивна, требовала, чтобы аборт оставался нормой жизни (если можно такую услугу назвать нормой). С тех пор многое изменилось, и это заслуга Церкви, заслуга здравомыслящих людей, может быть, всех вероисповеданий, не только православного христианства, но всех, кому дорога истина, дорога человеческая природа, а не сатанинская. Они сумели воздействовать на нашу общественную жизнь таким образом, что отрезвление наступает.

И мы видим с огромной благодарностью и радостью среди государственных чиновников и работников нашего областного департамента здравоохранения большую меру взаимопонимания и их интерес в том, чтобы аборт прекратил свое существование. Под абортом мы понимаем то, когда он происходит по желанию матери, когда это прямое убийство нерожденного младенца, а не медицинская процедура, которая иногда, к сожалению, необходима. Самый простой пример – это внематочная беременность, когда плод начинает развиваться вне материнского органа для деторождения. Если он будет развиваться, то это гарантированная смерть матери от кровопотери.

– Об этом все написано в «Социальной концепции».

– Про внематочную беременность, кажется, не написано, но идея понятна. Я вам скажу так, дорогие зрители: когда мы начинаем говорить об абортах, то наши противники начинают тут же говорить об этих исключительных ситуациях, элементарно говоря, сбивают нас. Если в России на миллионы идет счет детоубийства просто по безумному устремлению совершенно здоровых и нормальных людей, то на единицы или десятки идет счет таких особых ситуаций, когда решение должен принимать консилиум врачей, сталкиваясь с печальной реальностью. Поэтому нельзя допускать сбивания этой темы на обсуждение патологических, иногда даже патолого-анатомических подробностей. Нет, речь идет о массовом детоубийстве.

Кстати сказать, в древнем мире, в Спартанском царстве, на Пелопоннесе, обходились существенно проще. Был V век до нашей эры, там не надо было заниматься детоубийством ребенка, который еще не родился, там убивали детей после рождения. Ребенок рождался, его смотрели: годится в дело – не годится, нужен – не нужен, если не нужен – в пропасть выкидывали. Народ был простой, но это было за пять веков до Рождества Христова. Сегодня элементы какого-то христианского сознания в человечестве существуют, некоторые шаги вперед сделаны, родившегося ребенка как-то вообще не принято убивать. Но людям стоит подумать о том, что разницы между рожденным ребенком и нерожденным практически никакой нет. То же самое можно было бы сказать: ребенок пошел в школу или не пошел, если еще не ходит в школу, давайте его на колбасу, а если уже пошел в школу, тогда нельзя. Примерно та же самая логика.

Возвращаюсь к исходной точке: наша борьба – это борьба с невежеством. В церковной молитве есть такой термин «окамененное нечувствие»: люди, как камни, не чувствуют и не понимают, что происходит. И современная техника, современные средства просвещения неплохо помогают этому. Если бы нам удалось добиться того, что каждая мать, желающая уничтожить свое дитя, в обязательном порядке должна увидеть это дитя на экране МРТ или звукового прибора (это не рентгеновский прибор, который вредит благополучию плода, а то же самое средство визуализации того, что находится внутри человеческого организма без вреда для ребенка),  показать ей его дыхание, сердцебиение, кровообращение, хотелось бы верить, что просто ни одна мать не согласилась бы идти на это кровавое преступление.

– Есть такое выражение: если ты порядочный человек, значит, порядочна твоя семья, если порядочна семья, то порядочное общество и так далее. Я считаю, что эта схема имеет место  в нашем обществе. И мне кажется, что воспитание всегда начинается в семье. У нас проблема общества, по моему наблюдению, состоит в том, что дети со школьной скамьи не совсем понимают ответственность и не приучаются к этому чувству.

– Согласен.

– Они не видят примера родителей…Вот Вы говорите «родительский подвиг». Действительно, идет как бы уничтожение этого института, и мы теряем будущее. Отсюда и аборты.

– Согласен, но аборты – это во многом наследие прошлого, потому что Советский Союз был первой страной, где аборты были легализованы в начале 20-х годов. Кстати сказать, в середине 30-х годов они были вновь запрещены, а потом снова разрешены. Но это вопрос уже нашей печальной советской истории.

На сегодняшний день в силу того, что семья находится под ударом, что огромное количество семей (чуть ли не половина) погибает, становится жертвой развода, огромное количество детей воспитывается в неполных семьях или вообще рождается и воспитывается вне брака, Ваше замечание вполне справедливо, потому что порядочная семья становится редкостью, недостаточно обычной или недостаточно нормальной, чтобы стать основой воспитания молодого поколения. И здесь некоторая обоснованная надежда на образование,  школу.

Вы спросили меня про комиссию по защите семьи, материнства и детства. В прошлом году наша комиссия, совместно с Департаментом образования, разработала (скажем так, очень существенно модифицировала) программу для старшеклассников под названием «Нравственные основы семейной жизни». Был создан учебно-методический комплекс, которым сегодня пользуются средние школы области. Весь этот комплекс заслужил высокую оценку и по содержанию, и особенно по форме: технически очень удобный и гибко настраиваемый под индивидуальные интересы и желания преподавателей и их аудитории. Эту программу все зрители могут легко найти. Кто пользуется Интернетом, откройте сайт под названием «Священникотвечает.рф», там увидите раздел «Книги», и можно скачать сразу же эту программу «Нравственные основы семейной жизни». Она очень удобная, не требует ни листка бумаги, вся базируется на компьютерных носителях. Объяснять и рассказывать долго вряд ли буду, может, когда-нибудь одну программу проведем специально о ней. Это, как бы сказать, другой фронт, другое направление борьбы, которую мы ведем совместно с государственными структурами.

– А школьникам это преподается на уроках в качестве факультатива?

– Да, совершенно верно, на сегодняшний день в качестве факультатива. Продолжается пробный период, не во всех школах области, к сожалению, но там, где этот процесс начат, отзывы очень хорошие, добрые. Ссылаясь на высказывания наших чиновников, руководителей департамента образования, уполномоченных по правам ребенка, скажу, дело это весьма успешное.

– Но это чиновники и уполномоченные, а как дети вообще реагируют?

– Чиновники ведь тоже не из воздуха высасывают свои отзывы, все-таки мы живем в условиях контроля.

– Я просто вспомнил свои школьные годы, когда приходили и нам о чем-то говорили, не всегда воспринималось, с насмешками и т.д.

– Верно, эти люди проводят анонимные опросы школьников, педагогов, родителей, они же должны иметь какую-то обратную связь по результатам той работы, которую  проводят. И выясняется, что результаты весьма удовлетворительные и успешные.

– Сейчас очень модный такой слоган: «Бери от жизни все». Все берут, кто как может и умеет.

– Я видел эту картинку «Бери от жизни все»: стоит такая бутыль с водкой, сигареты, шприц с дурью. Вот – бери все, очень хорошо описано.

– Я хочу сказать о том, что многие не задумываются, как строить будущее. Я пока нагуляюсь, должен выучиться, карьера, потом жениться или замуж выйти, и уже возраст поджимает. Раньше на Руси были ранние браки, вообще во всем мире были действительно ранние браки, а сейчас как бы все затягивается, затягивается, все позже и позже. Как Вы считаете, это вредно так рассуждать, или это дело каждого человека в отдельности?

– Тут, конечно, опасно администрировать. Фраза «бери от жизни все» настолько глупа, что и тратить время на нее не стоит.

– Но она работает…

– Я сомневаюсь, работает не фраза, работает грех, глупость, придурь человеческая, разного рода другие дефекты. А дальше в какую оболочку это обернуть, какое оправдание этому найти в виде лозунга – это уже вопрос двадцатый. Но есть более серьезные соображения: экономические, в широком смысле этого слова, даже относящиеся к природе человека. Сегодня люди взрослеют медленнее, чем это было сотни лет назад, безусловно.

– А говорят, наоборот, быстрее…

– Это глубокий вопрос. Я бы хотел, чтобы в этой студии у нас сидел кто-нибудь из антропологов или серьезных специалистов, с которыми можно было бы поговорить на эту тему, исходя из физиологической стороны. Я говорю о социальной стороне, о которой достаточно легко судить. Я себя помню, когда я окончил институт, мне был 21 год, я поступил работать, там нас было двое выпускников вуза, на нас все говорили: «Ну, молодежь, это молодежь». Вот так к нам относились, потому что все, естественно, были старше нас, мы были самыми молодыми в отделе.

Вспомните Александра Македонского или султана Мехмеда II, который захватил Константинополь, – ему было 19 лет; или многих других…

– Александр Невский…

– Совершенно правильно. По-моему, в 14 лет он стал князем Новгородским. Люди жили меньше, смерть  приходила существенно раньше, чем сейчас. Вспоминаем, что великий князь Владимир, которого на иконах обычно изображают старцем с полуметровой бородой, не дожил до пятидесяти лет, это факт. На момент Крещения Руси ему было 23 года, насколько я помню. Он до 23 лет успел наворотить столько, сколько не дай Бог.

Да, действительно, это так, поэтому тут не надо еще раз вводить какие-то требования, каждому свое. Благодаря усилиям медицины и разного рода полезным результатам научного и социального прогресса возраст деторождения (если раньше женщина в 25 лет не рожала, то уже была кандидаткой к бесплодию) растягивается достаточно далеко, поэтому не нужно паниковать. Но, по своему опыту и взгляду, я совершенно уверен, что ранний брак – это благое дело. Когда юноша и молодая девушка встречают друг друга и готовы стать мужем и женой по тому принципу, о котором я сказал (отдать себя другому полностью, навсегда), и они это делают – это один из факторов успеха брака. Если юноша уходит на военную службу, которая сейчас всего-навсего год длится, уже имея на пальце обручальное кольцо, то любой офицер или даже сержант, который руководит этими новобранцами, скажет, что это надежный кадр, это будет лучший боец, чем эти мальчишки.

– Потому что ответственность несет за другого человека.

– Совершенно верно. У Иоанна Златоуста есть на эту тему очень пространное рассуждение, когда он обращается к отцам (в те годы и в том сословии, о котором писал Златоуст, там в брак вступали не по своему желанию, а по желанию родителей), чтобы они ни в коем случае не затягивали бракосочетание своих сыновей. Сегодня эти же слова надо обратить к самим этим юношам.

Я могу вспомнить совершенно удивительную цитату из какого-то источника, видимо не христианского, а, судя по всему, мусульманского, но принцип очень точный и правильный. Старик-аксакал, седовласый старец, вспоминает своего отца и говорит: «Мой отец, да благослови его Аллах, женил меня насильно, когда мне было семнадцать лет, я благодарю его за это. Но одно слово хочу сказать против своего отца». А это вообще очень странно: как можно в таком патриархальном обществе сказать что-то против своего отца. А он говорит: «Жалею, что он не женил меня насильно, когда мне было шестнадцать лет». Вот так. И каждый здравомыслящий человек должен понять, что здесь скрыто за этой лаконичной формулой: какой-то год, который нелегко достался этому старцу, он до сих пор его помнит, какие-то грехи, какие-то дурные, злые дела или намерения, эмоции, которые он в это время испытал.

– Просто есть статистика, опять же печальная, о том, что ранние браки зачастую оканчиваются разводом. Как это увязать?

– Правильно, ничего удивительного. Я же сказал, если они (юноша и девушка) вступают в брак на тех основаниях, которые в самом деле адекватны браку.

– Но таких единицы.

– Не могу сказать, не знаю сколько. Но, я прошу прощения у молодых людей, та дурь, которая присутствует в молодых умах, она и приводит к катастрофам браков, в том числе и ранних. А если бы этой дури не было, если вы избавитесь от дури или не приобретете эту придурь, тогда ваш ранний брак будет счастливым и радостным. Пройдет пятьдесят лет, будет золотая свадьба, все на вас будут смотреть с огромной завистью.

– Допустим, к священнику приходит молодые, которые по разным обстоятельствам вступили в ранний брак и хотят развестись…

– Развестись? А почему они к священнику тогда идут? Они в ЗАГС должны идти.

– Нет, но, возможно, есть какие-то надежды на сохранение семьи. Какой должна быть роль священника в этом случае?

– Крайне редко они приходят к священнику, когда хотят развестись. Дело в том, что тут есть одно массовое заблуждение. Развод – это не прекращение брака и не смерть брака, развод – это похороны брака, похороны мертвого брака. Представьте себе, пришли люди в похоронное бюро и стали говорить о похоронах, а выясняется, что человек, которого они взялись хоронить, еще дышит. Скажут: «Идите лучше к врачу, пока еще есть шанс». Но такое бывает крайне редко, согласитесь. Как правило, в похоронное бюро идут тогда, когда на руках уже свидетельство о смерти, правильно?

Примерно то же самое относится и к разводу. Надо заботиться о браке, пока он жив. Если он болен (а брак может заболеть, как и всякое живое существо), его надо лечить. И тут у священника есть некоторый опыт. Когда развод угрожает смертью этому браку, тогда священник способен что-то сделать. Мне даже приходилось лично, даже иногда в почти что смешных обстоятельствах в этом участвовать, когда муж грозил жене разводом, она плакала, рыдала, и я перехватил этого мужа прямо на пороге ЗАГСа,  муж требовал, чтобы жена пришла разводиться. Брак еще не был мертвым в это время, и удалось этому мужу как-то немного «мозги прочистить». И брак остался. Прошло два месяца, жена прибегает в храм и говорит: «Батюшка, что делать? Мужа с работы гонят, он теперь тоже Вас просит помочь». Но это исключение, достаточно редкое, к сожалению.

А что происходит обычно? Те люди, у которых брак идет нежелательным путем, как правило, от Церкви бывают далеки. Редко, когда муж и жена имеют устойчивую христианскую веру и при этом губят свой брак. Они могут формально верить. Бывают такие случаи, когда говорят: «Да, у меня муж православный, все время ходит в церковь, молится, а как из церкви возвратится, сразу меня лупит, бьет, пьянствует, а потом опять идет в церковь и опять бьет». Такие случи достаточно известны, но я не могу назвать этого мужа православным и эту семью православной.

– Какие бывают предпосылки к разводу, какие-то деяния, проступки, при которых, грубо говоря, Церковь может благословить на развод?

– Это неправильный термин, Церковь никакого развода не благословляет, на этом нужно укрепиться. Развод – это смерть брака, убийство брака либо одной стороной, либо обеими. По моему наблюдению (мужчины – не обижайтесь), чаще брак убивает мужчина. Может, это я так субъективно сужу, будучи сам мужчиной, значит, предъявляю к мужчинам более жесткие требования. Но с другой стороны, поскольку муж – это глава семьи, то ему принадлежит основная ответственность за здоровье и сохранение брака. Легко перечислить, какие греховные поступки служат источником болезни, травмы этого брака. Травмы – это есть раны, так же как в обычной жизни: если кому-то выстрелить в руку или ногу, он будет тяжело болеть, а если выстрелить в сердце, он сразу умрет.

Примерно так же бывает и с точки зрения болезни брака. Но в то же время по одному-единственному поступку (например, произошла супружеская измена) очень трудно судить, жив  этот брак или мертв. Ответить невозможно. Если человеку выстрелить в сердце, можно сказать: простите, дело ясное. А для жизни и здоровья брака один поступок никогда не будет решающим, но если посмотреть предысторию этого поступка, фон, на котором он совершен, тут уже можно сделать какие-то выводы. Если муж пьянствует беспробудно, год пьет, второй, третий, а на четвертый избил свою жену так, что она поехала на «Скорой помощи», можно сказать, что да – дело плохо. Но опять-таки тут не один поступок играл одну печальную роль.

Чтобы не быть здесь слишком уж трагичным, я скажу следующее, что если муж и жена в самом деле христиане, то эта их христианская вера служит стопроцентной гарантией сохранности брака. Не побоюсь так сказать: пока в браке Христос присутствует, брак будет жить, когда они Его оттуда выгонят (а это бывает), тогда брак умирает. Пока Христос живет в браке, эти муж и жена могут и поссориться, никто не застрахован, разные истории бывают, но поскольку мы исходим из того, что и муж, и жена православные верующие, значит, каждый из них обратится к Господу с молитвой, с просьбой, буквально с требованием: «Господи, помоги, что же это происходит!»

И обратившись к Господу с такой трезвой, но в то же время требовательной молитвой, они скорее всего либо сами помирятся, Господь их примирит, либо, возможно, придут к священнику. Один из них придет к священнику, а тот скажет: «Приведите мне Вашего мужа (жену)», поведет какой-то разговор. Приходилось и мне тоже такую вещь осуществлять. То, что я помню, – это оканчивалось успехом, а там уж я не знаю, как это происходило. Но когда они оба верят в Бога и вместе приходят к священнику и говорят: «Батюшка, наш брак хромает на обе ноги. Что делать?», если они действительно искренне приходят с этим требованием, собственно, не к священнику, а к Богу, прося священника быть здесь неким носителем того дара, который Христос им ниспосылает, тогда им гарантирован успех. И, наоборот, гарантирована катастрофа, когда они отказываются от своей христианской веры.

– Такое понятие, как девство, чистота не только духовная, но и телесная, – какую роль играет в браке?

– Вопрос тонкий. С одной стороны, понятно, что внебрачные половые связи – большая беда, большое зло, большой грех, которого нужно всячески избегать. На этом месте я бы поставил точку – и все понятно. А дальше бывает, что люди впадают в этот грех, и потом начинают разыгрывать эту карту и выяснять, что и с кем там было – этого делать не надо. Господь прощает грех. Если человек не раскаялся в своем грехе и считает, что он может продолжать внебрачные связи после брака так же, как и до брака, с ним разговора нет, я думаю, не нужно особо тратить время на рассуждения. Но что бывает достаточно часто (во всяком случае, священник это видит), эти грехи юных лет сначала приводят человека в Церковь к покаянию в этом грехе, избавлению от этого греха, дальше – к бракосочетанию. И независимо от того, о ком идет речь, о женихе или невесте, пытаться влезть в прошлое своего будущего супруга, а иногда и реального супруга, который уже стал вашим мужем, не нужно. Если Бог простил человеку грехи, то не следует в этом деле бежать впереди паровоза или быть святее Самого Бога. Ни в коем случае не надо – было и быльем поросло. Не лучший вариант, но раскапывание этого дела гораздо хуже.

– Лучше до брака быть в чистоте. Многие говорят, что залог будущего успеха семьи – это именно чистота до брака.

– Слово «залог» предусматривает некую гарантию. Не могу согласиться, гарантии никакой нет. Я знаю сколько угодно примеров, когда невеста или жених имеют полную, внешне нравственную жизнь до брака, не имеют внебрачных связей, вступают в брак, проходит шесть, девять, пятнадцать месяцев, и… привет. Таких случаев достаточно много. Потому что никаких гарантий, кроме искренней, сознательной, полноценной верности Христу, нет. Я готов утверждать, что искренняя, сознательная, полноценная верность Христу с обеих сторон – это гарантия целостности брака, других гарантий нет.

Вспоминаю даже по зарубежному опыту. Был молодой человек, его должны были рукополагать в диаконы, русский парень, и все искали ему невесту, как полагается в традиционном обществе. Нашли очень хорошую, очень красивую гречанку, тоже абсолютно чуждую всех этих гадостей внешнего мира. Они поженились, и все говорили: «Ну вот, наконец идеальный брак». Идеального брака, по-моему, хватило на полгода, и они развелись.

– То есть везде ситуация неоднозначная?

– Она однозначна тогда, когда в браке присутствует Христос, когда брак – это структура, состоящая не из двоих, а из троих, когда ее возглавляет Христос. Малая церковь. Мы только что говорили об этом. Церковь имеет во главе Христа, а римо-католики полагают, что в Церкви во главе папа. Нет, православные знают, что Церковь возглавляется Христом. Значит, малая церковь тоже должна возглавляться Христом. Если она возглавляется Христом, значит, она остается церковью, если Христос из нее уходит, Его выгоняют вон, тогда печальные последствия.

– Семейная жизнь со Христом – как это?

– Очень просто. Значит, человек понимает, что его супружеский подвиг, подвиг самоотдачи – это его подвиг перед Христом. Для мужчины это очень хорошо понятно. Мужчина, слава Богу, не фактически, но потенциально – это воин, солдат. Вот солдат идет добровольцем воевать, он дает клятву верности своей Родине и знает, что бы там ни было, он будет верен своей Родине, будет воевать, погибнет. Все что угодно может случиться на передовой линии (ранение, окружение), но он сохраняет верность. Можно сказать, что до тех пор, пока этот солдат сохраняет верность Родине и шальная пуля или снаряд его не настигнет, он будет воевать, с ним будет все в порядке. В браке второго варианта, к счастью, нет, никаких шальных пуль и снарядов там не существует, там остается только верность Военачальнику Церкви. И когда эта верность с обеих сторон (когда с одной стороны – это очень хорошо, но недостаточно), тогда этот союз нерушим, малая церковь остается столь же нерушима, как Церковь большая.

– В чине венчания в чтении апостола самые последние слова: «жена да убоится своего мужа».

– Очень правильно. Не надо последние слова цитировать в отрыве от контекста. Прочитайте всю 5-ю главу Послания к Эфесянам, и тогда вы поймете, о чем идет речь. Апостол говорит: «Я провожу параллель между отношением Христа и Церкви и отношением мужа и жены: это любовь, верность, жертва». Христос отдает Себя в жертву ради человека. То же самое делает и муж (жена тоже, но муж возглавляет эту жертвенность). Значит, в ту меру, как муж олицетворяет собою Христа, в ту же меру может жена бояться своего мужа, так же как люди боятся Бога. Наша любовь к Богу, наша радость о Боге. «Возрадуется сердце мое боятися имени Твоего» – цитата из псалма, которую каждый священник читает на утренних молитвах. Эта боязнь и радость – одно и то же чувство, потому что мы любим Бога, мы видим Его любовь к нам, и мы отдаем себя Ему. Это тот же самый процесс. И вот этот процесс и должен быть действенным внутри малой церкви, чтобы она жила законом любви.

– Целая тема отдельная о взаимоотношениях женщины с мужем.

– Она не столь уж сложна, поскольку она естественна, когда муж и жена не заражены какими-то ложными, псевдоцерковными учениями. Владыка Лонгин говорил о повсеместном вытеснении веры суевериями. Эта повсеместность, увы, распространяется и на семью. И столько всякого бреда и вздора в семейной жизни, в том числе и в интимной жизни, что вилами не раскидаешь. Но когда этого бреда и вздора нет, то муж и жена за запертой дверью имеют свои супружеские отношения, ничем не омраченные, радостные, плодотворные и счастливые, служащие им такой материальной основой брака.

– Напоследок благословите наших телезрителей.

– Господь вас да благословит, дорогие телезрители! Помоги вам Бог в вашем жизненном пути, будь он брачный или безбрачный.

Окончание, линия

Жизнь в браке

Семья – это Малая Церковь!

Семейные наставления архимандрита Иоанна (Крестьянкина) – 2 часть

Сайт - Семья и Вера

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В понедельник и четверг мы отправляем интересную страничку с забавными фактами, мудрыми советами, добрым юмором и кратким поучением.
Подписывайтесь :)

Совместные молитвы по соглашению — давайте молиться вместе!
Молитва по соглашению Домашний сорокоуст Акафисты по соглашению
Записки в Храм
Записки О здравии Молебны святым, Господу, Богородице Молебен святителю Николаю Молебен святой Матроне
Святая Матрона — наша заступница!

Рубрика святой Матроны Московской

Письма-записки, цветы и свечи, к мощам блаженной Матроны

Молебны перед святынями
Молебен пред мощами мученика Виктора 2 Молебен пред Гробницей Божией Матери

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: