ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга III. Страница 1-я


Школа добродетелей. Рассказы монаха Варнавы

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга III. Страница 1-я

Здравствуйте, дорогие посетители православного островка “Семья и Вера”!

Как нам известно из Библии, потомки Адама и Евы вскоре отошли от богоугодной жизни, наполнив землю тяжкими грехами… И даже многолетнее строительство Ноем ковчега ничуть не насторожило безрассудных и жестокосердных людей, вскоре утонувших во Всемирном потопе…

Известный российский писатель и поэт монах Варнава (Санин) приоткрывает завесу той давней истории в интересных и поучительных рассказах, которые мы советуем Вам прочесть вместе со своими чадами:

Школа добродетелей, рассказы монаха Варнавы

КНИГА III. Страница 1-я

Заглавие, перо, лист, пергамент

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

            Это было так давно, что ничто на Земле уже не напоминает об этом…

Все изменило время.

И последовавший за тем — Всемирный Потоп[1].

Тогда по одной из допотопных дорог, больше похожей на широкую, хорошо утоптанную тропу, шли двое.

Отец – рослый мужчина и сын, мальчик, только-только начинавший входить в пору юности.

Сын то и дело всхлипывал.

Отец тяжело вздыхал.

И как-то виновато поглядывал на сына.

Оба они были в изорванной одежде.

На руках и плечах — следы побоев.

А у отца, кроме этого, на щеке еще краснела большая, совсем свежая рана.

Места, по которым они проходили, были очень красивы.

Широкая река Евфрат щедро одаривала здешнюю землю водой. И всюду были зеленые пойменные деревья, пышные высокие травы, самые прекрасные цветы, среди которых летали яркие, певчие птицы.

А у большого, похожего на море залива и вовсе было прекрасно.

В небесно-голубой лазури плескалось великое множество рыб.

Виднелись лодки, с которых закидывали сети люди.

На берегу отец с сыном увидели глубокого старца.

Он сидел на валуне и неотрывно смотрел на восток.

Губы его молитвенно шевелились.

Они подошли к нему и почтительно встали рядом.

Строго учивший сына никогда первому не начинать разговор со старшими, отец сам терпеливо ждал.

Наконец, старец, почувствовав, что он не один, медленно повернул голову.

Увидел незнакомцев.

Сказал:

— Мир вам, дети мои!

И, оглядев их, с участием спросил:

— Кто вы? И что с вами случилось?

— Я — гончар, из Иерихона на Иордане[2] — с низким поклоном ответил отец. – А это мой сын. Чтобы за изготовленную нами глиняную расписную посуду взять потом зерно и все необходимое для жизни, моя семья целый год трудилась, не покладая рук…

— Да, все правильно, Бог так и сказал: «В поте лица твоего ешь хлеб твой», — подтвердил старец.

— Мы с сыном повезли свои товары в Эриду и Ур[3], – подождав, не скажет ли тот что еще, не сразу продолжил отец. — Но по дороге на нас напали грабители и силой отобрали у нас все. К счастью, тут же начав делить добычу, они принялись ссориться между собой. И благодаря этому нам просто чудом удалось бежать…

— Я слышу о таком уже не первый раз. Неужели в мире стало так много зла? – с невыразимой болью в голосе спросил старец.

— Да, — подтвердил отец. – И оно только умножается с каждым годом. А кроме этого людей мучают самые разные беды, болезни, неминуемая смерть…

— И все это — когда Бог создал человека для вечного блаженства! О, если бы вы только знали, какое блаженство было в Раю! И чего я лишился из-за нарушения данной Им заповеди… Я, а теперь и вы, мои бедные дети. Ведь все вы и сколько вас еще будет на земле – это мои дети, внуки и пра-пра-правнуки!

Сказав это, старец опустил голову и закрыл глаза, из которых полились обильные слезы.

Плечи его судорожно вздрагивали.

Мальчик, ничего не понимая, глядел на него.

Ни разу в жизни он не видел, чтобы так горько плакали.

Да еще – молча!

Ему не было еще и десяти лет, но он уже знал, как во время скорбей и бед, громко стеная, сокрушаются и рыдают навзрыд взрослые люди.

Не говоря уж о детях, больно обиженных теми, кто посильнее, или жестоко наказанных родителями за дурные дела.

Мальчику стало так жалко этого старца, что он, забывая даже строгий наказ отца, невольно с щемящим до самого сердца участием спросил:

— Ты что — тоже что-то потерял?

Старец поднял лицо, благодаря за такое сочувствие ласково взглянул на него и глубоко вздохнул:

— Да! Я потерял всё. И даже больше, чем всё…

— Всё – это понятно! Мы с отцом тоже всё потеряли, — кивнул мальчик и недоуменно заморгал: — Но как можно потерять больше, чем все?

Тут старец улыбнулся сквозь слезы и по-отечески положил свою ладонь ему на голову:

— Да-да… Конечно, ты прав! Бог милостив! И придет время, когда мой Великий Потомок, как обещал Сам Бог, «сотрет главу змия» и возвратит человечеству потерянный Рай. Тогда, наконец, простится и мой грех…

Лицо старца неожиданно засияло так — как мальчик еще никогда не видел у других людей.

Хотя он уже хорошо знал, как радуются в самые-самые счастливые моменты жизни.

И взрослые, и дети!

А старец, радуясь сам, порадовал и ограбленных чужеземцев.

Он сказал отцу, чтобы тот вместе с сыном шел в Ур, назвал имя, к кому следует обратиться.

Там их накормят, подарят новую одежду.

И дадут все необходимое для жизни, причем, гораздо больше того, что у них отобрали.

А еще, чтобы не повторилась напасть, выделят крепких мужчин, которые проводят их до самого Иерихона!

— Я и сам бы хотел когда-нибудь навестить ваши края, чтобы рассказать и там людям о Боге и Рае, — подумав, добавил старец.

Приветливым жестом он отпустил отца с сыном.

И снова стал неотрывно смотреть на восток.

Губы его чуть приметно шевелились.

Он уже снова молитвенно был с Богом.

Отойдя на расстояние, когда старец уже не мог их услышать, отец взволнованно и с необычайным благоговением сказал сыну:

— Ты знаешь, кто это был?

— Кто?!

— Сам Адам!

Мальчику это ни о чем не сказало.

— Какое странное имя — красная глина! – только и удивился он.

— Точнее, как говорят знающие люди, «созданный из красной глины»! – строго поправил его отец. – И знаешь, созданный Кем? Самим Богом! В Раю. И нам с тобой несказанно повезло: мы слышали о Боге и том, что Он пообещал Адаму — из первых уст!

— Но я ничего не понял из того, что он говорил! – пожаловался мальчик.

Отец с улыбкой взглянул на сына и признался:

— Это не так уж и важно! Мне тоже далеко не все было понятно… Но главное, что я уяснил: зло, беды, болезни и даже сама смерть – будут не вечно!!! А пока… пока мы должны терпеть, всегда всё делать по совести и никогда не забывать о Боге, молиться Ему! Как он…

Отец, замолчав, тоже беззвучно зашевелил губами.

А мальчик оглянулся и, чтобы навсегда запомнить этого старца и его имя, прошептал:

— Адам!..

___________________________

[1] В существовании которого сегодня уже не сомневаются даже ученые.

[2] В плодородной долине Иордана к тому времени уже существовал город Иерихон, где, по некоторым источникам, жили потомки Адама в 8 и 9 поколениях.

[3] Самые древние города в мире, располагавшиеся в Месопотамии.

Заглавие, перо, лист, пергамент

СУТЬ ДЕЛА

            — Слыхали новость?! – подбегая к спорящей, как это было всегда и везде, ребятне, возбужденно закричал мальчик лет 10-12.

Он был сыном резчика цилиндрических печатей для богатых людей[4], которым было что опечатывать, и от клиентов отца действительно частенько узнавал что-нибудь интересное.

Поэтому старший сын и наследник богача, для каких собственно и изготавливались такие печати, на правах главного, к тому же сильный, высокий юноша, важно сказал:

— Говори!

— Только пока это тс-с! – оглядываясь по сторонам, прошептал сын резчика. – Тайна!

Любопытство мальчишек только усилилось.

И даже у их, вожака, которого трудно было чем-то удивить, так как от отца от знал все, что творилось в мире, появилось в глазах нетерпение.

— Ну, не тяни! – потребовал он.

Мальчик торопливо кивнул.

Подтянул сползший от быстрого бега ремешок, который с возрастом должен был смениться поясом, как у взрослого.

И выпалил:

— Скоро люди опять будут жить в Раю!

Мигом забыв о своем недавнем споре, ребятня дружно набросилась на него с упреками:

— Что?

— Да ты хоть понимаешь, что говоришь?

— В Раю…

— Это когда вход в него, как всем известно, стережет херувим с огненным мечом!

— Так мы тебе и поверили!

Только один, обычно молчавший и державшийся чуть поодаль, потому что был из очень бедной семьи, мальчик тихо, но с небывалой надеждой спросил:

— Неужели Бог… простил нас?!

— Нет! Мы – сами! – гордо приосаниваясь, заявил мальчик.

— Как это? – в один голос воскликнули все.

И только сын богача грубо оттеснил своим плечом мальчика в сторону и подтвердил:

— Да, действительно! Это – так!

И с удовольствием видя, что все внимание вновь приковано к нему одному, с видом явного превосходства, продолжил:

— Я еще раньше слышал от своего отца, но молчал, потому что это действительно новость не для всех. Хотя скоро о ней узнают все! Так вот… Кое-кто из самых умных и деловых, людей, — при этом он погрозил мальчику кулаком, чтобы, тот, если вдруг и узнал, то не выдавал их имен, — с помощью темных духов что-то и где-то очень хитро построили…

— Огромные пирамиды! – не удержавшись, вставил мальчик.

— Ну да, – нехотя кивнул юноша. – Они поставили их на суше и даже на дне моря. Так вот! Как – это даже мой отец, между прочим, давший на это дело немалые средства, не знает, но эти пирамиды в один миг стукнут по небу, точно молот по наковальне в кузнице. Вся земля вздрогнет. И на нее вновь возвратится Рай!

Радости ребят не было границ.

— Вот это да! – подталкивая друг друга локтями, принялись восторгаться они.

— Надо же?

— Представляете – на земле опять будет Рай!

— И мы будем в нем жить!

— Вот это да!

— Там же ведь так здорово!

— А как же Бог? – уже громко напомнил мальчик из бедной семьи.

Но от него лишь отмахнулись:

— Да какая нам разница?

— Мы же ведь все это – сами!

— Главное, что в Раю!

Мальчишки принялись мечтать, как они скоро будут жить, наслаждаясь Раем, пытались выпытать у главного, когда… когда это будет Но слышали в ответ только одно:

— Скоро, скоро! Еще при нашей жизни!

Что лишь увеличивало их радость.

И лишь один бедный мальчик, отойдя еще дальше в сторону, не принимал участие в этом веселье.

Испуганно сжавшись, он с опаской смотрел на пока еще солнечное, да — с темными облаками, но без черных туч, небо.

Судя по всему, эти двое, точнее их отцы и другие знающие суть дела взрослые, говорили правду.

И вот-вот случится что-то ужасное.

Ибо что хорошего может быть, если люди это делают сами, без Бога?

И так вон что творится не только в их городе, но, по рассказам сыновей резчика печатей и их обладателя, и во всем мире.

Сплошное зло!

А тут вдруг еще такое.

Вызов — Самому Богу!

Неважно, получится задуманное у них, или скорее всего нет, а может быть это просто пустые слухи – в любом случае что-то скоро произойдет.

Причем самое-самое ужасное!

Что-то скоро да будет!

Но – что?..

______________________

[4] Такая печать, выточенная из твердого, иногда полудрагоценного, камня, с резьбой на боковой стороне, прокатывалась по разогретому воску или мокрой глине, в результате чего на слепке появлялась целая картина.

Заглавие, перо, лист, пергамент

НОЕВ КОВЧЕГ

            С небом творилось что-то непонятное.

Страшное.

Даже — ужасное.

Все оно было затянуто низкими аспидно-черными тучами, внутри которых целыми клубками змей шевелились, того и гляди готовые смертельно ужалить, ослепительные молнии.

Вот-вот мог пойти небывалый дождь.

Но, несмотря на близившуюся непогоду, из города вышла целая толпа людей, одетых в самые праздничные одежды.

Радостно переговариваясь между собой, они направились к громадному кораблю, длина которого была 300 локтей, ширина 50, а высота 50.

Это были его строители.

Точнее, внуки и сыновья тех, кто, наверное, не меньше, чем сто лет назад, начинал мастерить этот корабль из дерева гофер[5], по заказу известного праведностью своей жизни Ноя.

И по строжайше представленному им плану.

Те начинали и продолжали, а они, наконец, тщательно осмолив смолою внутри и снаружи — закончили!

И вот, в дополнение к заработку, который Ной неукоснительно выплачивал наемным работникам каждый вечер после рабочего дня, должны были получить сегодня окончательный расчет, точнее – дополнительное вознаграждение.

Вместе с мужчинами шли их жены и дети.

Все оживленно переговаривались, гадая – какой будет эта награда, обещанная странным и непонятным для них, даже раздражающим своей чистотой и порядочностью, но всегда твердым на выполнение данного слова, заказчиком.

Надеялись, что он не поскупится.

И самым маленьким будут новые игрушки, тем, кто постарше – красивая одежда и обувь.

Ну а тем, кто совсем взрослый, помимо нарядов, хмельные, с дикими танцами и песнями пиры и другие различные, которые прежде считались греховными, а теперь обыденными — развлечения.

Словом, ешь, пей – не хочу!

Но никто даже в самых смелых мечтах и предположить не мог, что предложит им Ной.

Этот старец[6], встретив строителей с их женами и детьми, разрешил забирать все, что останется после того, как он со всем своим семейством войдет в этот корабль, называемый им ковчегом.

А это – дома и все что в них, не считая всего прочего.

Огромное богатство!

И только получив его, строители позволили себе задать праведнику вопрос, который мучил еще их отцов и дедов, но о чем спросить заказчика они не посмели:

— Зачем тебе такой огромный корабль, да еще поставленный так далеко от Евфрата и, тем более, моря, что ты никогда не сумеешь им воспользоваться?

Вместо ответа Ной, с жалостью глядя на тех, кто, построив спасительный корабль, получил плату и вскоре погибнет, предложил всем, кто хочет, тоже войти в него.

А после – жить добродетельной жизнью!

Но люди от этого только отмахивались и смеялись.

Они уже предвкушали небывалое развлечение!

Тогда старец, показывая на совсем маленького мальчика с пока еще по-детски добрыми и чистыми глазами, сказал:

— Ну пожалейте хотя бы его!

Мальчик и сам почему-то вдруг захотел покататься на этом корабле.

Он даже невольно шагнул вперед.

Однако родители тут же потянули его назад:

— Куда! А кто будет нас утешать и ухаживать за нами, когда мы состаримся?

Так ничего не добившись, Ной отпустил людей.

Вместе со своей женой, сыновьями – Симом, Хамом, Иафетом и женами сыновей вошел в ковчег.

Затем к нему (по слову Бога, повелевшему Ною взять с собой от всякой плоти по паре) сами, отовсюду, покорной вереницей потянулись животные, птицы и даже пресмыкающиеся.

Но даже такого никогда не виданного и неслыханного чуда не заметили в угаре своего греховного веселья люди!

Очнулись они лишь в 17-й день второго лунного месяца[7], когда Бог Сам затворил ковчег, разверзлись, как гласит Священное Писание, все источники великой бездны, и окна небесные отворились…[8]

И начался Великий Потоп.

В смертельном ужасе принялись метаться люди, видя вокруг себя одну лишь неумолимо поднимавшуюся… выше домов… выше ближайших холмов (а после, когда их уже не стало — и гор), воду.

Но было уже поздно – как только Господь затворил ковчег, уже словно были отрезаны пути для всякого покаяния…

И значит – спасения![9]

________________________

[5] Крепкое смолистое дерево. Большинство толкователей Священного Писания полагают, что это было кипарисовое или кедровое дерево. Кипарис считался самым твердым и прочным деревом и из всех прочих деревьев менее всего был подвержен гниению и червоточине. Кедр же, помимо твердости, отличался еще своей легкостью и смолистыми свойствами, почему употреблялся ассирийцами и египтянами для кораблестроения.

[6] Ко времени окончания строительства ковчега Ною было 600 лет. Подобно другим допотопным патриархам он жил очень долго. К примеру, Адам прожил 930 лет, Сиф — 912, а Мафусаил, дед Ноя — 969 (это был самый долговечный из всех десяти допотопных патриархов, а вместе и всех исторически известных людей, от чего пошло крылатое выражение «Мафусаилов век». Всего лет же лет жизни самого Ноя было 950.

[7] В конце ноября нашего, юлианского года, по подсчету составившего «Библейский словарь» богослова с мировым именем профессора Н.Н.Глубоковского (1863-1937 гг.)

[8] Бытие (7:11)

[9] Имеется ряд неоспоримых свидетельств, отсчет которых начинается с глубокой древности, о реальности существования Ноева ковчега. В античности (во Фригии) даже чеканили монеты с его изображением, а принесенные с горы Арарат частички ковчега использовались, как талисманы, исцеляющие от болезней и защищающие от зла… Видели его и в 19м веке. А во время Первой мировой войны в 1916 г. русский военный летчик Владимир Росковицкий, пролетая над Араратом, увидел то, что назвал «лежащим большим судном». Предположив, что это Ноев ковчег, он зарисовал увиденное и подал обо всем соответствующий рапорт. Год спустя Россия отправила большую экспедицию на гору Арарат, которая нашла ковчег и сделала множество его фотоснимков, однако в ходе революции ее отчет бесследно исчез. В октябре 2009 года ученые вновь побывали на горе Арарат и, по их сообщениям, побывали внутри Ноева ковчега, сняв это на видео.

Заглавие, перо, лист, пергамент

ИСПОЛНЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ

 

Если бы какой-нибудь чужеземец спросил у мальчишек, которые помогали взрослым воздвигать необычайно высокую башню, словно стрелу, направленную прямо в небо, сколько они получают за свой труд, то они бы просто обиделись.

Как это сколько?

Они работают — даром!

Как и все их отцы!

— Мы строим город и башню высотой до небес! – с нескрываемой гордостью добавили бы они то, что знали со слов старших. — И этим сделаем себе имя, которое навсегда обессмертит нас!

Увы, и это было действительно так.

Прошло немало времени после Великого Потопа.

Потомки Ноя, уже не помня о том, что бывает, когда человечество забывает о Боге и начинает жить так, будто Его нет, решили помешать осуществлению божественного пророчества о всеобщем рассеянии потомков Ноя.

Язык тогда был единым.

Прекрасно понимая друг друга, они сумели договориться, а затем дружно и споро принялись за создание такого центра, который был бы виден издалека и объединил бы их всех вокруг себя![10]

Труд был тяжелым.

Камней в Сеннаарской долине, которую строители выбрали для города и башни, не хватало.

Поэтому приходилось делать крупные, увесистые, больше похожие на плиты, кирпичи.

Их изготавливали из глины и затем обжигали[11].

Вместо извести употребляли земляную смолу[12].

Вслед за родителями, а то и опережая их, каждое утро мальчишки дружно спешили к стройке.

На ходу они делились последними новостями.

Шутили.

Смеялись.

И сообща радовались, видя, что башня за последний день стала, хоть ненамного, но выше…

Выше!

Выше!..

И вдруг…

Однажды юноша, догнавший ребят, потому что жил дальше всех, с изумлением увидел, что все они пребывают в каком-то сильнейшем волнении и даже испуге.

— Что случилось? – спросил он у своего ближайшего друга.

И совершенно не понял, что тот ему ответил.

Впрочем, и друг, судя по ошеломленно вытянувшемуся лицу, не понял его.

Он вообще почему-то говорил на каком-то совершенно непонятном языке!

Что-то наподобие: «Бур-бур-бур» или «Бар-бар-бар».

Тогда юноша, недоумевая, обратился к другому мальчику… третьему… четвертому… пятому…

Но и они не могли понять его.

А он – их.

Начались – крики, ссоры.

Гнев на то, что никак не поймут тебя.

И страх от того, что ты сам не можешь понять других…

В панике дети бросились к своим отцам.

Но – то же самое было у взрослых!

Лишь постепенно люди нашли тех, у кого язык остался таким же, как и у них.

Но договориться с остальными, абсолютно не понимая друг друга, уже не смогли.

Так, оставив башню недостроенной, они разошлись в разные стороны, отчего зародились разные народы, говорящие на разных языках.

Никто даже так и не понял, что произошло.

А произошло вот что.

Как гласит Библия:

«И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие.

И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот, что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого.

И разсеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город (и башню).

Посему дано ему имя: Вавилон[13], ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда разсеял их Господь по всей земле»[14].

______________________

[10] Толкователи Библии считают, что главными виновниками этого богопротивного намерения, скорее всего, были потомки сына Ноя – Хама. Члены этого нечестивого племени, из опасения угрожавшего ему рассеяния и рабства, обманом и лестью сумели вовлечь в него и благочестивые племена.

[11] Подсчеты показывают, что только для одной Вавилонской башни понадобились десятки миллионов таких кирпичей.

[12] Эти детали, упомянутые в Библии, подтвердились археологическими раскопками, которые доказали, что древние вавилоняне умели изготавливать искусственный кирпич и были хорошо знакомы с употреблением земляной смолы, или асфальта.

[13] Вавилон – от древнееврейского глагола «balal», что значит «смешивать».

[14] Бытие (11: 5-9)

Окончание с узором

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга II. Страница 4-я

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга II. Страница 5-я

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга II. Страница 6-я

Перо, пергамент, зазлавие, окончание

<< На главную страницу                На рубрику монаха Варнавы>>

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В понедельник и четверг мы отправляем интересную страничку с забавными фактами, мудрыми советами, добрым юмором и кратким поучением.
Подписывайтесь :)

Совместные молитвы по соглашению — давайте молиться вместе!
Молитва по соглашению с православным сайтом «Семья и Вера» >> Домашний сорокоуст Акафисты по соглашению
Записки в Храм
Требы (записки и свечи) - О здравии Молебен (записки и свечи) - О здравии Требы (записки и свечи) - О упокоении Молебен святителю Николаю Молебен святой Матроне
Святая Матрона — наша заступница!

Рубрика святой Матроны Московской

Письма-записки, цветы и свечи, к мощам блаженной Матроны

Молебны перед святынями
Молебен пред мощами мученика Виктора 2 Молебен пред Гробницей Божией Матери

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: