Последнее обновление: 16 Декабрь 2017 в 4:21
Подпишитесь на RSS
rss Подпишитесь на RSS, чтобы всегда быть в курсе событий.

Церковная лавка

Православный интернет магазин

Пояс Пресвятой Богородицы, заказать

Иконы в киоте. Купить. Церковная лавка. Православный интернет магазин

Святыни блаженной Матроны

Святая Матрона

Рубрика святой Матроны Московской

Письма-записки, цветы и свечи, к мощам блаженной Матроны

5 февраля 2017

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга III. Страница 2-я

Школа добродетелей. Рассказы монаха Варнавы

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга III. Страница 2-я

Здравствуйте, дорогие дети и родители!

Приветствуем Вас на страницах православного сайта “Семья и Вера”!

Перед Вами исторические рассказы известного российского писателя монаха Варнава (Санина) из серии “Школа добродетелей”, которые предлагаем прочесть вместе со своими чадами/внуками для всеобщего назидания.

Школа добродетелей, рассказы монаха Варнавы

КНИГА III. Страница 2-я

Заглавие, перо, лист, пергамент

ПЕРЕКАТИ-ПОЛЕ

            Век за веком…

Тысячелетие за тысячелетием…

Особенно в те годы, когда жил Адам и, одновременно с ним, другие первые допотопные патриархи…

Да и еще долго после Ноя, который родился уже после смерти Адама, – люди, хотя, при выборе между добром и злом, все больше и больше склонялись в сторону зла, все равно верили в Единого Бога.

Они расселились по всей земле.

Одни научились добывать металл.

Другие, особенно те, которые зашли далеко на север, пока еще все делали орудиями из камня. Жили они в пещерах, обогреваемых пламенем день и ночь заботливо поддерживаемых костров.

Как, например, племя, которым властно управлял суровый и сильный вождь, носивший очень подходившее ему имя, Гром.

Оно покланялось Богу.

Молилось Ему.

Просило о помощи, особенно в трудное время и перед началом больших, важных дел.

И никогда не забывало благодарить Его за нее.

По издревле заведенному предками правилу, ходящие в звериных шкурах люди даже в самые голодные годы приносили Богу в жертву лучшую часть добычи охотников, рыбаков и того, что, по милости Божией, им дарила земля: первый сноп пшеницы, ягоды, дикий мед…

Здесь даже представить себе не могли, что может быть как-то иначе!

И вдруг с изумлением узнали, что на расстоянии дневного перехода от них поселилось племя, у которых… другой бог!

Первыми об этом узнали, конечно, мальчишки.

Однажды, ловя рыбу, они увидели на противоположном берегу дальней реки незнакомых ровесников.

Любопытство оказалось сильнее немалой ширины, опасной глубины и бурного течения.

Ребята из племени Грома, будучи более храбрыми, первыми переправились на другую сторону.

Пообщались с пришельцами, правда, конечно, жестами.

Но за полдня кое-что поняли.

И возвратившись в пещеру, предложили взрослым самую большую, пойманную ими рыбину отнести не к сложенному из камней жертвеннику Бога, а бросить прямо в огонь костра…

На вопрос: зачем, они объяснили:

– Так делают те, что живут за Медведь-горой.

– Да!

– Потому что у них бог – костер!

– Что?!! – ахнули взрослые.

– Вы что, поганых ягод в лесу объелись?!!

А мальчишки, хоть уже и начали понимать, что тут что-то явно не то, уже не могли остановиться.

И все также наперебой продолжали:

– Бога-то мы не видим!

– А костер – вот он!

– Красивый, живой!

– Он нас кормит, греет…

– Светит, когда темно!

– Разве это не бог?

Мальчишек отцы, конечно, жестоко выпороли.

А затем, по велению Грома, самые расторопные из мужчин отправились в сторону похожей на медведя гору.

Узнали в чем дело.

И доложили вождю.

Да, все верно.

Рядом появилось племя, которое проживало когда-то в степи.

Но оттуда его вытеснили.

И теперь оно, словно жалкий катун[1], носимый ветром, скитается по земле.

Нравы у чужаков самые что ни на есть худые.

Подозрительны, злы, трусливы…

А поклоняются они вместо Бога – тут мальчишки правду сказали – своему костру, принося ему в жертву даже людей!

Услышав такое, Гром повелел, помолившись всем племенем Богу, выступить против непрошенных соседей непримиримой войной.

Мужчины взяли боевое оружие и без труда одолели их.

Погнали от себя как можно подальше, точно могучий ветер перекати-поле.

Но…

Первое семя плевел все-таки было посеяно в чистом поле сердец этих людей.

И дало свои всходы.

Правда, не сразу.

Пока были живы родители тех мальчишек, об отступлении от Истинного Бога и думать было нельзя.

Но когда произошла смена поколений, вспомнились те, полученные в детстве, сомнения и чужой пример.

Потом кто-то первым поклонился, если не костру, то, принесшему ему удачу – боевому топору.

Кто-то за что-то – самому высокому в округе дереву…

Другие – мшистому валуну…

Светящемуся в ночи тусклым светом пню…

Реке…

А через сотни и новые тысячи лет в Вавилоне, Египте, Элладе, Риме, во всех, за исключением Палестины, краях земли появились и те, кого люди стали считать своими богами.

Совсем забыв о создавшем и помнящим их – Боге!

___________________________

[1] Так, к примеру, в Сибири и других местах называют растение больше известное, как – «перекати поле». Оно представляет  из себя колючку-кустарник с цепкими веточками, которое, отмирая, отрывается от своего корня и в виде крупного шара катится по ветру, рассеивая семена.

Заглавие, перо, лист, пергамент

НЕВЕДОМЫЙ БОГ

            Теон, сын купца Клеанфа, вернулся в родной город Синопу[2] из Афин, куда плавал на большом торговом судне вместе с отцом.

Конечно же, сразу после возвращения его обступили друзья и даже малознакомые ребята.

Никто из них не был в далеких Афинах.

Поэтому вопросы сыпались, словно из рога изобилия.

Польщенный вниманием Теон, по своему обыкновению, высокомерно и с насмешками старался ответить на каждый:

– Ты что, правда, был в Афинах?

– А что, разве не видно?

– Конечно, вон какой у тебя расписной новый хитон да не чета нашим сандалии… Ну и как тебе эти Афины?

– Большие. Красивые.

– И Парфенон[3] видел?

– Да как же его не заметить, когда он на самом верху горы!

– А в самом Парфеноне – был?

– Конечно!

– И статую Афины Парфенос видел?!

– Так же, как вот сейчас – тебя!

– Ну и… какая она?

– Какая-какая… высокая! Такая, что если на самый верх посмотреть, то ваши фригийские шапки с голов слетят! Поверх дерева – вся из слоновой кости, а одежда из чистого золота! Я слышал, как один афинянин говорил отцу, что эти одежды снимают со статуи, когда городу угрожает опасность. И вообще одна эта Афина Парфенос стоит больше самого Парфенона! А за воротами – стоит еще одна, громадная бронзовая статуя Афины-Промахос![4]

– А это правда, что копье у нее из чистого серебра?

– Не знаю, на зуб на пробовал! – смеялся Теон. – Но то, что наконечник этого копья и гребень ее шлема сверкают на солнце так, что их хорошо видно еще издалека с моря – это точно!

О чем только не спрашивали ребята.

И какие в самом лучшем городе всей Эллады улицы, площади, фонтаны?

Храмы, дворцы и дома?

Что интересного на агоре-рынке?

Каковы, наконец, там на вид и по нраву жители?

Так продолжалось до тех пор, пока кто-то, словно подытоживая все сказанное, не спросил:

– Ну, а что тебе запомнилось в Афинах – больше всего?

– Что?..

Теон на несколько мгновений задумался.

Неожиданно стал серьезным.

И ответил:

– Один храм!

– Всего-навсего?

– Только один? – засмеялись теперь ребята, мстя Теону за высокомерие и несбыточную для них, даже в мечтах, поездку.

– Какой же именно: конечно, Афины? – стараясь перекричать друг друга, принялись уточнять они.

– Зевса?

– ДиОниса?

– Аполлона?

– Нет, – отрицательно покачал головой Теон. – Не пытайтесь, все равно не сумеете угадать!

И, оглядев недоуменно уставившихся на него слушателей, сказал:

– Неведомому Богу!

– Кому-у?!!

– Я же сказал – Неведомому!

Теон многозначительно поднял палец:

– Храмов в Афинах – не счесть. Наверное, всем богам! Но, видно, как сказал мой отец, афинянам чего-то не хватает, коли они поставили и такой храм! А ведь они одни из самых умных людей в мире. Ведь там жили лучшие стратеги, поэты, ученые и сам великий философ Сократ!

Услышав такое, ребята разом перестали смеяться.

Призадумались.

Один из них так старательно стал чесать висок, что даже сдвинул свой фригийский колпак на самый затылок.

В ответе Теона прозвучало для каждого из мальчишек нечто очень и очень важное.

То, о чем обычно не говорят вслух, но чувствуют, особенно в этом возрасте, еще не загрубевшим с годами сердцем. Испытывая при этом острую жажду, которую до конца, как ни старайся, не может утолить ни Афина, ни Аполлон, ни даже главный небожитель – Зевс…

В богов в те времена[5] верили, если не все, то почти все.

Неверующий человек, если такой и находился на целый город или даже царство, вызывал жалость и считался безумным.

Взрослые приносили жертвы.

Маленькие, в виде зерен благовоний, на домашний алтарик.

И, большие – от птиц до скота, как положено, – в городские святилища.

С ранних лет они приучали к этому и своих детей.

Рассказывая при этом великое множество захватывающих историй про почитаемых ими богов.

О бесконечных пирах на Олимпе, зависти, мести, вражде, от которых больше всего доставалось в итоге людям…

Назывались красивые, звучные имена.

Подробно объяснялись непонятные для детского ума названия и детали.

Лишь на один вопрос никто из родителей не мог дать вразумительный ответ: зачем эти боги устроили мир так, что всех, от царя до последнего раба, и неважно был ты всю жизнь честным человеком или убийцей-грабителем, после смерти ждет жуткий, печальный аид?

И еще: почему столько зла, войн, несправедливостей безнаказанно творится вокруг, когда все хорошие люди жаждут добра и мира?

Почему так?

Куда только смотрят боги?

Увы!

На это следовало в лучшем случае молчание, в худшем – затрещина от самих раздосадованных собственной беспомощностью взрослых…

А тут – Неведомый Бог!

Может, Он сможет дать людям что-то другое?

Как для временного, так и для вечного?

Да, было над чем задуматься синопским мальчишкам.

И – больше не споря, согласиться с Теоном, что это, действительно, самое удивительное, что он только мог привезти из Афин!

______________________

[2] Город на южном берегу Эвксинского Понта, как называлось в античности Черное море.

[3] Знаменитый мраморный храм на Акрополе в Афинах, колонны которого достигали почти 10-метровой высоты.

[4] То есть, Афины-Воительницы. Эта статуя работы одного из самых великих древнегреческих скульпторов Фидия была около 17 метров высотой.

[5] IV-III века до Рождества Христова.

Заглавие, перо, лист, пергамент

ГЛАВНОЕ ПОРАЖЕНИЕ

            В одном из финикийских городов, завоеванных Александром Македонским, мальчишки больше всего любили играть… в этого самого вражеского полководца!

Самое поразительное, что даже взрослые, некоторые из которых еще страдали от недавно полученных от его воинов ран, не препятствовали этому.

Во-первых, благодаря тому, что они вовремя успели сдаться, город и его жители были милостиво пощажены, в отличие от той страшной участи, которая постигла решивший сопротивляться до конца соседний Тир.

А, во-вторых, если разобраться по справедливости, наблюдая за детьми, рассуждали мужчины в степенных беседах, этот Александр – действительно великий человек.

Никто на земле до него не сумел добиться того, что совершил он.

Завоевав всех, кто оказался на его сокрушительном, почти не знавшем поражений[6] пути, он после этого объединил людей.

Построил множество новых городов, самым значительным из которых дал свое громкое имя.

Оживил торговлю.

Принес на Восток знаменитую эллинскую культуру.

Пообещал всем покоренным народам, что они отныне – равноправны.

А самое главное – установил повсюду, как верилось теперь многим, раз и навсегда – прочный мир и единство.

Серебряная монета и та у всех теперь одинаковая – с профилем Геракла, в котором стали постепенно угадываться легко узнаваемые черты Александра.

Первый случай, когда это допустили эллины, считавшие недопустимым кощунством помещать на монетах изображения человека при его жизни, каким бы великим он ни был. Такой чести прежде удостаивались одни лишь боги!

Хотя, что удивляться?

Александр Македонский и так уже бог.

Зевс-Аммон!

Именно так решили египетские жрецы, когда он покорил и их древнейшее царство…

А затем это во всеуслышание торжественно было объявлено по всей великой державе.

Поэтому мальчишки играли в Александра Македонского, не только как в непобедимого полководца, но и как в настоящего бога.

На этом настоял их предводитель, по праву самого старшего и сильного, а также потому, что его предки были из Фессалии, которая находилась по соседству с Македонией.

Каждый раз, после очередной «победы» над «трусливыми персами» ребята организовывали пир, принося все, что только можно было стянуть из дома.

И их предводитель важно водружал на свою голову, конечно, не лавровый, как у олимпийских небожителей, за это ему уже непременно досталось бы от взрослых, а травяной, с цветами, венок.

Так продолжалось до тех пор, пока из далекого Вавилона вдруг не пришла невероятная новость: базилевс Александр (именно так теперь стал величаться великий полководец), их царь и бог… умер.

В самом расцвете молодых лет.

И от чего?

От простой лихорадки!

После этого, как ни настаивал на продолжении новых «сражений» предводитель, любимая игра сразу расстроилась…

А потом и вовсе сделалось не до игр.

Вместе со взрослыми мальчишкам пришлось взять в руки уже самые настоящие, боевые мечи и копья.

Все дело было в том, что ближайшие друзья-соратники Александра прямо у одра умершего полководца принялись делить между собой все то, что тому удалось завоевать.

Как и бывает в подобных случаях, договориться по-доброму не удалось.

Начались еще более кровопролитные, чем прежде, войны.

Держава стала разваливаться прямо на глазах.

И в одночасье рухнуло все, что уже казалось людям созданным самым великим из них человеком, – навечно…

_______________________________

[6] Например, посланный Александром Македонским наместником Понта полководец Зопирион был разбит вместе со своим 30-тысячным войском героическими защитниками города Ольвии (по другим, более поздним, источникам – скифами).

Заглавие, перо, лист, пергамент

ЧУЖОЙ ТРИУМФ

            Человечество издавна ожидало – Мессию.

Но особенно усилилось это ожидание в первом века до Рождества Христова.

Устав от новых и новых войн, сплошных несправедливостей в жизни, разочаровавшись, в конце концов, в самих себе и собственных силах, люди больше всего на свете жаждали грядущего пришествия, некоего, по их выражению, великого Освободителя от всеобщего зла.

Или, как более точно и правильно говорили иудеи – Мессии.

Отчаяние и безысходность от того, что творилось вокруг, потеря смысла жизни уже нередко доходили до случаев, когда некоторые (даже могущественные римляне!) не выдерживали и предпочитали такому существованию – добровольную смерть.

С необычайной жадностью ловилась каждая новость о приходе Мессии, идущая с Востока.

Поэтому когда во время триумфа Октавиана[7] в честь победы над Антонием и Клеопатрой кто-то воскликнул, показывая на 11-летнего юношу, которого вели в золотых оковах: «Глядите, глядите, Мессия!» – многие чрезвычайно заинтересовались этим.

После того, как торжественная процедура закончилась, с юноши – сына побежденных, сняли показательные цепи и отправили в дом родной сестры Октавиана – Октавии. Чтобы он жил там наравне с ее собственными детьми[8].

Юношу звали Александром-Гелиосом.

Тот, кто воскликнул, уже успел объяснить, что где-то и от кого-то слышал, как Марк Антоний, идя однажды в поход на парфян, объявил его – Мессией. И, для большего воодушевления, повелел своим воинам идти устанавливать его господство по всей восточной земле!

Тот поход закончился для римлян полным провалом.

Но об этом теперь даже не вспомнилось.

Римляне принялись на ходу вопрошать юношу – действительно ли тот в свое время был назван Мессией?

Воспитанный в Александрии для почета и власти, а не для такого позора, как чужой триумф, с младенчества объявленный Марком Антонием – царем Армении, Мидии, Парфии, а также всех остальных земель, которые римляне покорят на Востоке, юноша только лишь отмахнулся и сказал:

– Не знаю. Не помню. Мне ведь было тогда всего три или четыре года!

– И это не Он!.. – сразу отставая, разочарованно вздохнули римляне.

– Но тогда – кто?

– Кто же?

– И когда… когда Он придет? – вопрошали они.

Даже не подозревая о том, что некоторые из них доживут до того времени, когда, наконец, свершится то, что несколько тысячелетий назад было обещано Богом еще Адаму.

И всего через 30 лет в далеком Вифлееме на Палестинской земле родится Истинный Мессия, Спаситель мира – Христос!

____________________________

[7] Так скромно поначалу назывался будущий полновластный правитель Рима Август.

[8] Впрочем, дальнейшая судьба его, судя по тому, что о нем больше нет исторических сведений, неизвестна. Возможно, что в итоге он разделил участь старшего сына Клеопатры от Юлия Цезаря – Цезариона, которого Октавиан приказал казнить, опасаясь возможной конкуренции за власть.

Окончание с узором

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга II. Страница 5-я

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга II. Страница 6-я

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга III. Страница 1-я

Перо, пергамент, зазлавие, окончание

<< На главную страницу                На рубрику монаха Варнавы>>

Похожий материал:

Энциклопедия для самых маленьких. 7-я глава. ПТИЦЫ
ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга II. Страница 3-я
Маленькие притчи. Том-14. Страница 3-я




Оставить комментарий

Православный сайт для семьи
Семья - наш щит! Дети - наше зеркало!

ДОБРОЕ ДЕЛО

Доброе дело

Рождественский пост

Рождественский пост

Молебны перед святынями

Молебен пред мощами мученика Виктора 2

Молебен пред Гробницей Божией Матери

Соборные молитвы

Молитвы по соглашению

Акафисты по соглашению

Домашний сорокоуст, усердная молитва

Записки в Храм

Записки О здравии

О упокоении, записки в храм

Молебны святым, Господу, Богородице

Молебен святителю Николаю

Молебен святой Матроне

Счетчик

Статистика сайта
Яндекс.Метрика