Беседы с батюшкой. Подготовка к Великому посту


Беседы с Батюшкой

Беседы с батюшкой. Подготовка к Великому посту

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Вот вновь мы с Вами приближаемся к прекрасному периоду духовной жизни, который Святые отцы называют весной души — Великому посту! Святая Четыредесятница, щедро наполненная Богом благодатью и небесных духом, открывает каждому из нас 100% шанс к духовному очищению и возрастанию. А с чистым сердцем куда как более радостно можно встретить величайший Праздник Светлого Христова Воскресения!

Телеканал «Союз» посвятил приближающемуся Великому посту отдельную передачу, гостем которой стал настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясеневе (московское подворье Оптиной пустыни) архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

..

заглавие, линия

Ведущий Денис Береснев
Записала Елена Кузоро
(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

Окончание, линия

– Тема нашей беседы сегодня: «Подготовка к Великому посту». Сейчас идут подготовительные недели к Великому посту, мы можем слышать уже в храме песнопения, которые готовят нас к поприщу поста.

Скажите, каков наилучший настрой на Великий пост? Как правильно настроиться?

– Сама Церковь задала нам этот алгоритм, вектор духовного направления теми евангельскими чтениями и богослужебными неделями, которые предшествуют Великому посту. Они начинаются с Недели о Закхее, потом идет Неделя о мытаре и фарисее, сейчас Неделя о блудном сыне, далее – Неделя о Страшном суде. То есть за целый месяц Церковь готовит христиан к началу Великого поста.

В Неделю о Закхее, как мы знаем, вспоминается мытарь, который из-за толпы не мог увидеть Христа, поэтому залез на дерево для того, чтобы встретить Его. И нам всем здесь тоже задано некое направление: в толпе Христа не увидишь. Не надо самим быть с толпой и не надо самим быть этой толпой. Человек, который хочет встречи со Христом, не должен жить по законам толпы. Мертвая рыба поплывет по течению, живая – против течения. Поэтому Господь так и сказал: «Не бойся, малое стадо». Великим постом христиане будут в меньшинстве, потому что будут корпоративы, обеды, какие-то внешние вещи, и это сразу начнет отличать христианина в Великий пост, ведь ему многого нельзя, проявится его мужество, твердость, его внутренняя принципиальность. Но за этой принципиальностью «не быть как все» можно увидеть Христа, и Христос придет к такому человеку на помощь.

А потом, в Неделю мытаря и фарисея, показано другое направление, о котором мы слышали: не должно быть внутреннего превозношения: «Я не такой, как все. Они не постятся – я пощусь, я что-то из себя представляю». Святитель Игнатий (Брянчанинов) учит нас: «Никогда не давай цену твоему подвигу, никогда не давай цену твоей добродетели». Как только ты оценил свою жизнь и сказал, что чуть-чуть стал другим, не таким, как все, – это крах духовной жизни, духовная прелесть, потому что приближение ко Христу состоит в видении своих грехов. В качестве примера скажу: мы сейчас сидим в прекрасной студии, на нас светят софиты, а когда я был в Останкино, там и припудривают, чтобы не был заметен пот волнующегося человека. А если потушить свет, то даже не поймешь, кто из нас с бородой, а кто без нее. Приближение к свету выявляет нюансы человеческого естества. А приближение к Свету Истины, ко Христу, выявляет нюансы человеческой души, и поэтому признак здравого человека – видение своих грехов.

Когда человек не видит своих грехов, он начинает видеть грехи других людей. Есть такая нехорошая поговорка: «Если не умеешь и не можешь смиряться сам – смиряй другого». Наверное, у фарисеев есть такой девиз, у нас должно быть все наоборот, поэтому это тоже направление мысли Церкви о нас самих, чтобы у нас не было фарисейского духа. Если ты все исполняешь, понимаешь, как надо делать, знаешь и умеешь, а другой человек этого просто не знает или еще не готов к этому, не пришел к вере, то если можешь деликатно подсказать и научить – пожалуйста, делай это, но только не надо себе ничего приписывать.

Есть одна интересная переписка с игуменьей Таисией, настоятельницей Леушинского монастыря. Она была духовным чадом Иоанна Кронштадтского и была в духовной переписке с епископом Игнатием Брянчаниновым, который относился к ней с большим уважением, потому что она была духовной, благородно воспитанной и имела дарования Духа Святого. Как-то одна корреспондентка ей пишет письмо, описывая свои подвиги и молитвенные правила, как она борется со страстями, какие у нее добродетели, и спрашивает: «Матушка, а как Вы думаете, на какой ступени духовной жизни я нахожусь?» И та ей отвечает: «Знаешь, чадо мое, я думаю, что ни на какой». Как только человек подумал, что он на какой-то ступени, то есть как фарисей: «Я не такой, как прочие люди», этим он приподнимает себя над другими людьми. Надо приподниматься не внешне, а внутренне быть другим человеком, когда ощущаешь себя так, как в Евангелии: «Когда сотворите все повеленное вам, скажите: «Рабы неключимые, сделали то, что должны были сделать».

Сегодня Неделя о блудном сыне, дающая нам настрой на то, что нет ничего шире милосердия Божия. Люди боятся встать на путь истинно христианской жизни, потому что это предполагает перемену всей жизни, оставление греха, некий суд над самим собой, поэтому люди не столько не понимают Евангелие, сколько не хотят ввести Христа в свою жизнь. Никто не хочет менять свою жизнь, и даже не из-за того, что христианство и православие очень сложны, хоть люди и находят массу причин: что православие какое-то непонятное, с обрядами и непонятным языком, с непонятными одеждами и священниками, которые якобы посредники между Богом и человеком, а у меня Бог в душе (только непонятно, откуда Он там взялся, если ты никакого отношения к Нему не имеешь). А на самом деле Христос дал на это очень яркий ответ: «Свет пришел в мир, но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы. И они не идут к свету, чтобы не обличились дела их. А любящий истину идет к свету, чтобы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны». В этом весь выбор между добром и злом: «не идут к свету, чтобы не обличались дела их». Евангелие о блудном сыне говорит о том, что не надо ничего бояться, не надо бояться перемен в своей душе, потому что Бог есть милосердный Отец. Как отец встретил блудного сына? Никаких упреков, никаких обязательств, никаких воспоминаний, наоборот: «Верните прежнюю одежду и оденьте кольцо на палец». Вот такое отношение у Бога к кающемуся грешнику.

Однажды Иоанн Златоуст сказал: «Наши грехи по сравнению с милосердием Божиим – это все равно что горсть песка, брошенная в море». А потом поправляет сам себя: «Нет, что я говорю? Я ошибаюсь. Море имеет предел, границы, а милосердие Божие границ не имеет». И это еще один посыл к тому, что не надо бояться изменять свою жизнь. Есть одно замечательное стихотворение:

Не надо бояться тяжелой задачи,
А надо бояться дешевой удачи.
Не надо бояться быть честным и битым,
А надо бояться быть лживым и сытым.

Сытость – это некая духовная успокоенность: «У меня все есть, ничего мне не надо, я нормальный человек, никого не убил…» – и замолкают, потому что в остальном уже замешаны. Не надо бояться этой перемены в своей жизни, потому что любой грех – это раковая опухоль, и если ее обнаружить на начальных стадиях, то это очень хорошо, потому что есть шанс с ней справиться. Поэтому видение греха – это шанс продлить духовную жизнь человека и вообще его жизнь, потому что здесь прямая взаимосвязь: «Грешники не преполовят дней своих», то есть не доживут до половины дней своих. Это и есть духовные настрои, которые нас подготавливают.

Потом идет Неделя о Страшном суде – напоминание о том, что жизнь будущего века будет, одни окажутся с Богом, а другие – вне Бога, что каждому воздастся по делам его. Сейчас мы все живем в одном мире, а там будет разделение, и самое главное, что человек сейчас определяет свою жизнь: не Бог будет судить человека, а дела человека будут судить его самого, потому что он не согласился жить по законам любви. Это выбор человека. Кто-то сказал: «Знаете, что такое рай? Рай – это такое место, где люди сказали Богу: «Да будет воля Твоя». Что такое ад? Такое место, где Бог сказал человеку: «Да будет воля твоя. Ты сам выбрал это место».

У Феофана Затворника есть потрясающая мысль о человеке и любви Божией. Он сказал: «Бог на Страшном суде будет искать не то, за что наказать человека, а за что бы его оправдать, лишь бы только что-то доброе и верное нашлось за его душой». Это тоже настрой всей богомудрой Церкви со всеми ее богослужениями и евангельскими чтениями на духовный лад. Нигде не говорится о мере поста, ни в одних богослужебных текстах нет предписаний о мясе, рыбе, молоке – это уже наше предание, наше толкование, наши законы Великого поста. А сами молитвенные тексты – о внутреннем, о внутренней перемене, поэтому Великий пост – это не изменения в питании, а перемена в душе, потому что мы спасаемся не картошкой и кислой капустой, не количеством подсолнечного масла или его отсутствием, а тем, произошла ли какая-то перемена в нашей душе. Поэтому, настраиваясь на пост, каждый для себя должен поставить маленькую задачу.

– Как правильно поставить эту задачу?

– Она прежде всего должна быть внутренней. Исаак Сирин дает нам такой настрой, он говорит: «Дай телу по силе, все остальное внимание обрати на внутреннего человека: что ты думаешь, что говоришь и что делаешь – соответствует ли все это евангельской жизни?» Еще Серафим Саровский сказал: «Сейчас в мире вся брань идет за две вещи: за целомудрие и за молитву», то есть против целомудрия и против молитвы. Это было сказано им в XIX веке.

– А что сейчас?

– Война уже не идет, она уже почти проиграна, особенно в отношении целомудрия. Не знаю, что бы говорил Серафим Саровский, если бы он сейчас оказался в нашей действительности. А молитву у нас вытеснили средства массовой информации, компьютеры, сотовые телефоны с Интернетом. Эти средства массовой коммуникации так и называются – гаджеты. Один из епископов, с которым я имею счастье общаться, как-то сказал: «Смотрите, как называются эти предметы, будьте внимательны: «гад же ты», то есть это предмет, который нас отводит от Бога». Игумен московского подворья одного из монастырей называет мобильники могильниками. Могильниками чего? Связи с Богом. Почему? Святейший Патриарх Кирилл на какой-то конференции сказал: «Современный человек в возрасте от 15 до 30 лет проводит в Интернете семь-восемь часов в день», то есть круглые сутки с перерывом на обед, транспорт…

И еще одно наблюдение психологов, физиологов: современный человек готов поглощать информацию круглые сутки. Когда Интернета не было и нечего было делать – люди читали, когда прочитанное надо было усвоить – люди молились. Теперь бесконечное листание новостей, и человек хочет узнавать обо всем что угодно, кроме знаний о себе. Какая тут молитва? Поэтому и здесь Великий пост направлен на то, чтобы мы как можно больше времени посвятили своей собственной душе.

С чего начать? Начать надо с самого элементарного: кто не читал утренних и вечерних молитв, ограничиваясь какими-то своими молитвами, пусть начнет с этого; кто читал утренние и вечерние молитвы, пусть прибавит к этому чтение Псалтири, которая сейчас будет основным наполнением богослужебного времени в храмах. Поэтому, если мы не имеем такой возможности быть в храме (кто-то на работе, кто-то по старости не может), надо читать Псалтирь – это Божественное откровение пророку Давиду, содержащее 150 псалмов, которые объемлют все чувства и переживания внутреннего мира человека: там и покаяние, и хвала Богу, и благословение на жизнь, и просьбы избавить от бед, скорбей и врагов, просьбы быть другим человеком («сердце чисто созижди во мне…», «дух прав обнови во утробе моей…»). Пусть человек добавит чтение псалмов, чтобы времени, посвященного душе, было как можно больше.

Говорят, что чем больше человек бывает на солнце, тем больше вырабатывается витамин Д, как-то укрепляется организм, хотя сейчас это все под большим вопросом, особенно онкологи пришли к такому заключению, что передозировка солнечной энергией, наоборот, может привести к заболеваниям, но дозированно она может быть полезной для здоровья. Время, посвященное молитве, это время твоего пребывания под солнцем – Христом, когда Он согревает твою душу. Поэтому от тебя зависит, сколько времени ты подаришь своей душе. Кстати, передозировки в молитве быть не может. Есть нехорошее понятие «перемолился», но дело в том, что нас, простых людей, оно не касается, потому что мы настолько духовные лентяи, что нам перемолиться уже сложно.

Первая неделя поста – это неделя, которая всецело посвящена молитве. Когда я шел в студию, директор дал мне график служения Патриарха на первой неделе, утром и вечером. Вот нам пример, алгоритм, некий настрой. Поэтому сейчас, чтобы пост не был внезапным, те, кто не читал полностью правило, – пусть начнут это делать, кто не брал в руки Евангелие – пусть возьмут, кто мало ходил в храм – пусть начинают потихоньку об этом думать, кто не причащался – пусть настраиваются Великим постом, попостившись первую неделю, подготовиться к Святому Причастию, являющемуся для нас вкушением хлеба жизни, о котором Господь сказал: «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает и Аз в нем; ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь смерти не увидит вовек». Мы должны настроиться именно на это – на пребывание Бога внутри нас, чтобы молитва помогала нам стать другими.

И еще чрезвычайно важно чтение слова Божия, потому что оно настраивает нас на то, какими мы должны стать. Мы должны стать похожими на тех людей, которыми хочет видеть нас Христос. А какими Он хочет нас видеть? Об этом нам говорит Евангелие. Я знаю благочестивых христиан, которые во время Великого поста берут такое задание: прочитывать четырех евангелистов. А некоторые за это время прочитывают евангелистов и Апостольские послания. Я сам лично слышал от отца Даниила Сысоева, который служил в нашем храме Петра и Павла в Ясеневе (там же его и отпевали), что он прочитывал за Великий пост всю Библию. И когда я у него спрашивал, как ему это удается, он отвечал: «В дороге». Он машину не водил, а за рулем была матушка Юлия, которая возила его на лекции, совещания, по требам, и время в дороге он не тратил зря, а читал Ветхий Завет. Он говорил, что в другое время руки не доходят, но вот когда наступало время Великого поста, он давал себе такое задание. Я слышал потом и его лекции, конференции, и его диски – поражало, что он цитировал Ветхий Завет по памяти кусками по полстраницы, может, не наизусть, но довольно близко к тексту. Это было удивительно, но у него имелся такой внутренний настрой. Как настроишься, так и будет. Любая дорога начинается с первого шага. Если первого шага не сделать, то ничего и не будет.

– Как определить меру поста человеку, у которого нет духовника?

– Этот вопрос очень актуальный, потому что сразу по полной программе приступить к посту трудно. Кто-то из духовников советует, что если человек вообще никогда не постился, нужно начать с того, чтобы в период Великого поста отказаться от мяса, на следующий год, может быть, от мясного и молочного, еще через год – от рыбы, чтобы постепенно войти в практику поста, которого придерживается Церковь. Я, например, и многие мои близкие люди с первого года прихода к вере постились вместе с Церковью без мясного, молочного, яиц и рыбы, а только с маслом в течение всего Великого поста. Так тоже было.

Как-то встретился с одним дьяконом, который дал мне такой совет: утром выливать на себя ведро воды. Я сказал, что, наверное, по своему хилому здоровью и характеру я на себя сразу не вылью ведро воды. Спросил, можно ли постепенно. Он ответил: «А постепенно – это не то». Потому что для организма это какой-то заряд, который дает потом всплеск энергии. Кстати, у англичан в детской комнате до сих пор нет отопления, потому что в таких спартанских условиях у детей лучше сон и здоровье, и у них раздельно горячая и холодная вода, смешивают ее уже внутри самой раковины – такой вот аскетизм с давних времен. Может быть, в этом есть какая-то доля истины.

Конечно, все-таки приступать к деланию поста надо с совета. У епископа Игнатия есть такие слова: «За правилом большим и непосильным следует оставление всякого правила, а подвигу маленькому, но постоянно исполняемому нет цены». Например, человек никогда Великим постом не постился, но в какой-то год решился отказаться от мяса и ему это удалось. А на следующий год попробовал пост построже. Однако это касается чисто гастрономических вещей, которые не самые главные, но, с другой стороны, они составляют делание поста. Пост не только в душе, он выражается и физически, но мы, православные христиане, говорим, что не это самое главное. Перемены на столе – составляющие поста, но не определяющие пост. Мы состоим из души и тела: есть пост для тела, должен быть пост и для души.

Мне вспоминаются слова Иоанна Златоуста, который говорит о том, чтобы постилось не только чрево, но весь человек: и глаза, и уши, и язык, и руки, и ноги. «Пусть глаза не смотрят на непотребное, пусть язык не говорит ложного и клеветнического и не занимается пустой болтовней, пусть постятся и твои уши, не слушая осуждение, ложь и клевету, потому что осуждающий и слушающий осуждающего подвергнутся одному наказанию». Кстати, Иоанн Златоуст сказал однажды: «Когда ты увидишь на рынке двух женщин, которые о чем-то очень эмоционально беседуют, будь уверен: в большинстве случаев они занимаются осуждением».

У нас в Оптиной пустыни жил монах, у которого был такой духовный посыл примирять и как-то привносить мир в братскую среду. Братья тоже делятся на «первоклассников», «второклассников» и т.д., то есть духовный рост тоже идет постепенно. В монашеской среде тоже бывает «перемывание костей»: сначала начинается о здравии, потом – об упокоении. Когда во время беседы он видел, что градус накаляется, то резко прерывал беседу и говорил: «Братья, давайте о чем-нибудь хорошем». А в другом случае говорил: «Братья, дай Бог всем спастися!» – и крестился, имея в виду, что дай Бог спастись тем, кого осуждали. Тогда братия понимала, что разговор зашел не туда, и все становилось на свои места.

По жизни очень важно быть не ведомым, а ведущим, особенно в том, что касается духовной жизни: не надо сливаться с неверующей, бездуховной толпой, надо иметь свой стержень, свои убеждения, свой православный, христианский взгляд на жизнь, а не быть толпой, стараться быть выше общественного мнения. У нас есть евангельские представления о добре и зле, которые не редактируются, – это жизнь и слова Самого Христа.

У Василия Великого тоже есть мудрый совет относительно поста. Он сказал: «Пост должен быть не выше и не ниже сил. Мы должны вкушать так, чтобы у нас были силы не только для молитвы, но и для творения добрых дел». Однажды некий начальник написал старцу Амвросию письмо: «За внешней суетой и внешними проблемами я чувствую, что мне постом стало не хватать того объема пищи, который у меня был до поста, и чувствую, что меня оставляют физические силы и даже голова стала хуже соображать. Правильно ли я делаю, что придерживаюсь меры в пище?» И старец сказал: «Нет, неправильно. Вы занимаете начальственную должность, которая одна без всяких подвигов и трудов способна смирить человека, потому что голова болит за всех подчиненных. Если Вы ослабите через пост свое здоровье, от которого зависит и успех Вашего дела, и люди, и получка, то Вы делаете неправильно. Дайте телу по силе, даже если Вы выйдете за привычную меру вкушения пищи».

Если человек может съесть чуть меньше и у него будут силы – пусть делает так. Все это рождается из опыта, но самое главное, чтобы больше внимания обращали на происходящее в душе и сердце, а не смотрели на количество маргарина или яичного порошка в нарезном батоне. Некоторые у меня спрашивают: «Батюшка, а можно ли батон есть, там же есть яичный порошок?» Я им говорю: «Не переживайте, яичный порошок давно по домам растащили». Это похоже на то, как однажды кто-то написал жалобу на Микояновский мясокомбинат, что съел сосиски и отравился их мясом, а ему написали в ответном письме, что такого не могло быть, потому что мясо в этих сосисках вообще не присутствует. Поэтому мы тоже должны понимать, что Великий пост состоит не столько в переменах на столе, сколько в перемене нашей души к лучшему.

– Вопрос от телезрительницы: «Я похоронила сына два года назад и стала ходить в храм, воцерковляться, но начала, наверное, слишком рьяно: стала читать утренние и вечерние молитвы, в обед – Псалтирь, покаянный акафист и моление Богородице. И вот настало такое время, когда я не могла ни одной молитвы прочесть, неделю вообще ничего не читала. Почему у меня так случилось?»

– Судя по Вашему голосу, Вы находитесь на пенсии и времени у Вас достаточно много, чтобы посвятить его и домашним обязанностям, и молитвенному правилу дома. Вы сказали, что это было одну неделю, но дело в том, что может быть масса физических причин, не только духовных: это и грипп, и гипертония, и авитаминоз – чего только в нашей жизни нет! Поэтому из того, что Вы перечислили, убавьте что-то, чтобы это было по силам, но тогда уже придерживайтесь маленького правила по возможности постоянно. А то, что Вы в храм начали ходить, – это милость Божия. Блез Паскаль сказал однажды, что люди делятся на три категории: одни счастливы и вполне разумны (те, которые нашли Бога и служат Ему), другие вполне разумны, но пока еще несчастны (они ищут Бога, но не нашли Его), а третьи вполне несчастны и вполне неразумны (те, которые не ищут Бога, не нашли Его и не служат Ему), поэтому Вы вполне счастливый и вполне разумный человек. Вы нашли Бога и, судя по Вашему молитвенному правилу и христианской настроенности, служите Богу, поэтому за Вас можно только порадоваться.

– Как во время поста сохранить душевный мир, особенно когда люди просят о помощи и человек вынужден переключаться на внешние дела, тем самым теряя особый внутренний настрой?

– Из-за просьбы человек не должен терять свой настрой, а вообще чтобы не потерять мир во время Великого поста, надо как можно больше есть сладкого, особенно на первой неделе поста, потому что замечено (и я не раз это замечал), что люди во время Великого поста, особенно на первой неделе, становятся хмурыми, озабоченными, раздражительными и даже злыми. Казалось бы, вы столько времени проводите в молитве, настроились на пост, но почему вдруг сам пост перестал приносить плоды? Плод поста – это перемены в душе; плод же духовный, как говорит апостол Павел в Послании к Галатам, – любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, кротость, вера, воздержание. Где эти плоды? Их нет, потому что человек зациклился только на том, что он ест. Ешьте побольше, ешьте сладкое, потому что от конфет, меда, орехов, пастилы и зефира у человека поднимается настроение. Как говорят: «Кто любит сладкое? Мухи, дети и монахи». Поэтому я говорю уже из опыта, что когда поем сладкого, становлюсь чуть-чуть повеселее. И другим советую, потому что от недостатка калорий люди становятся раздражительными. Это неправильно. Надо быть предельно внимательными к первой неделе поста, чтобы гасить в себе раздражительность, недовольство и какую-то озабоченность тем, что съесть, а что не съесть, а также быть внимательными к тому, как мы ведем себя в храме, на работе, с родными и близкими.

Мысль Вашего вопроса я уловил: человек настроен на духовный лад – и вдруг какая-то просьба. Например, неверующая жена просит начать ремонт. Это тоже искушение. С одной стороны, пост – это полтора месяца из двенадцати. Владыка Александр (Тимофеев), который рукополагал меня в дьякона и священника, говорил нам, семинаристам, когда мы учились: «Как вы проведете первую неделю поста – так проведете весь пост. Как вы проведете весь пост – так проведете и весь год». То есть первой неделей поста мы настраиваемся на весь пост, а постом испрашиваем милости Божией на весь предстоящий год.

Авва Дорофей сказал, что Великий пост – это десятина для Бога, особое время посвященности себя Богу, поэтому какие-то внешние дела надо сократить до минимума, а когда о чем-то попросили, то здесь, конечно, надо иметь определенную мудрость и снисходительность. Простой пример: приходит послушник к своему старцу, постучался в дверь, а старец за молитвой не услышал. Послушнику показалось, что был какой-то ответ, он вошел в келью, прервав молитву. Старец спрашивает его: «Что ты хотел?» – «Отче, я хотел исповедоваться и кое-что у тебя спросить». Он исповедовался, спросил что хотел и в конце говорит ему: «Авва, прости меня, что я оторвал тебя от главного дела». И тогда старец отвечает: «Мое главное дело – принять тебя с любовью и отпустить тебя с любовью».

У Феофана Затворника есть интересное письмо, где он отвечает на вопрос: «Как быть, если постучали в келью и попросили срочно о помощи на каком-то послушании, а я стою на молитве?» И он говорит: «То, что ты получил на молитве, – мир, успокоение, доброжелательность, любовь, – покажи это твоим братьям, покажи это в монастыре, в своей жизни, потому что молитва от тебя не убежит, ты можешь быть с Богом в любое время, но когда надо показать плоды молитвы и оказать любовь, которая должна быть не абстрактной, – сделай это, ведь послушание, просьба брата – это дело любви». Апостол Павел так и говорит: «Будем любить друг друга не словом или языком, а делом и истиной». Любовь начинается с языка, особенно женщины расположены к словам, не зря говорят, что женщины любят ушами, поэтому тем, кто хочет с ними иметь мир, добрые отношения, надо почаще говорить им хорошие слова. Даже старец Амвросий Оптинский говорил: «От ласки у людей бывают другие глазки». Поэтому не надо стесняться в добрых словах и добром расположении, плоды молитвы должны вылиться в дела, а не в раздражение: «Подождите, я сейчас дочитаю, домолюсь, а потом приду». В таком случае ты придешь только тогда, когда уже всё сделали. Здесь нужно иметь определенную меру и рассудительность, потому что доброе дело может убежать, а молитва всегда с нами.

– Вопрос от телезрительницы: «Постом мы обычно читаем Псалтирь, у нас группа из 20 человек, на каждой «Славе» мы поминаем по 200 человек (по 10 от каждого из 20 участвующих). Скажите, пожалуйста, полезно ли это? Потому что мы все-таки миряне, у нас рассеянная молитва, и иногда просто автоматически перечисляешь эти имена…»

– Дело в том, что это общее правило, так называемая «двадцатка», когда двадцать человек вместе молятся о своих родных и близких по тем общим спискам, который сами составили. Это чрезвычайно важно и полезно, это нужное дело и молитва, потому что Господь сказал: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Вы молитесь друг за друга. «Где двое или трое согласятся что-нибудь просить о имени Моем, Я то сотворю», – говорит Господь. Поэтому не надо лениться, не надо думать, что вы просто рассеянно перечисляете имена (где-то рассеянно, а где-то и осознанно), но самое главное, вы перед этим помолились, а теперь молитесь, поминая тех людей, за которых вы согласились молиться. Это чрезвычайно полезно для души. А чтобы не было рассеянности, надо все делать вовремя. Об этом времени я и хотел сказать.

Однажды к старцу Амвросию пришел какой-то барин и спрашивает у него: «Отче, скажи мне, как спастись?» И старец сказал ему неожиданную вещь: «Пусть у Вас день станет днем, а ночь станет ночью». Барин говорит: «Не понимаю». А старец Амвросий прозорливо говорит ему: «Ну как же не понимаете? Вы из английского клуба возвращаетесь в семь часов утра, потом спите до двух часов, потом встаете и завтракаете, в шесть часов вечера обедаете, собираетесь и опять идете в английский клуб. Вы можете спасаться только в том случае, если для Вас день станет днем, а ночь ночью».

Если бы я спросил телезрительницу: «Когда Вы читаете правило?», то, наверное, она бы сказала: «Днем или вечером». Очень важно (и греки об этом говорят), что молитвы должны читаться утром и рано утром. Вчера вечером я проводил беседу в Покровском храме и спросил у людей: «Кто из вас ложится до одиннадцати часов вечера?» Подняли руки одна треть людей. «Кто ложится до двенадцати ночи?» Еще одна треть… «Кто ложится до часу ночи?» – еще треть. То есть оказалось, что до одиннадцати часов вечера ложится только одна треть людей. Тот, кто ложится в первом часу ночи, еле-еле встанет в семь часов утра, тут же позавтракает, кое-как прочитает утренние молитвы и побежит на работу. Потом он пришел с работы, а у него «двадцатка», когда вся голова забита информацией, впечатлениями и чего в ней только нет! Поэтому мы должны приучать себя к тому, чтобы раннее утро до завтрака посвящать молитве.

Попробуйте изменить во время поста Ваш режим, чтобы утро стало утром, а ночь стала ночью. Вечером и ночью – самые минимальные молитвы, только вечернее правило. Лукавый сделал так, что мы все встаем предельно поздно, чтобы времени хватило только позавтракать, одеться, еле-еле прочитать утренние молитвы, – и тут же мы выбегаем по делам и на работу, а это неправильно. Поэтому для нас утро должно быть утром, наполненным духовным содержанием. Все правило должно быть прочитано утром, тогда и не будет той самой рассеянности, о которой Вы говорите. Это духовная физиология, мы все находимся в неправильном устроении духовного режима. Утро должно начинаться как можно раньше, и спать надо ложиться как можно раньше. Будьте внимательны к этому.

Серафим Саровский сказал: «Час сна до двенадцати часов равняется двум часам сна после двенадцати». Если вы легли в десять часов, то два часа до двенадцати умножаем на два, и получается четыре часа сна плюс еще ночное время. Легли в одиннадцать – подарили самим себе два лишних часа. А после двенадцати уже час идет за час. То есть если вы легли в одиннадцать, то получили два часа пользы по Серафиму Саровскому плюс шесть часов, если встали в шесть утра, – получается полноценных восемь часов сна. И потом, если вы встали в шесть, а в семь только начали свою трудовую деятельность, то целый час подарили своей собственной душе: не десять – пятнадцать минут утренних молитв, а целый час. А если еще чуть-чуть пораньше вставать? Поэтому я советую, чтобы в период Великого поста произошла эта добрая перемена, чтобы утренние часы стали временем, посвященным Богу.

У нас на монастырском подворье в храме Петра и Павла каждый день в течение всего года утренние молитвы и полунощница начинаются в шесть часов утра. Я очень радуюсь, когда на первой неделе Великого поста храм в это время почти полный. И потом многие мне говорили: «Батюшка, Вы не представляете, какой духовный подъем в течение всего времени этой первой недели! Потому что два часа перед работой мы провели в храме, были вместе с Церковью, слышали полунощницу, канон, шестопсалмие, кафизмы. Мы прожили жизнью Церковью, мы были с ней настолько, насколько это было возможно для нас». То есть они получили заряд духовной энергии на целый день. Потом, конечно, приходит все меньше и меньше народу, но хотя бы первую неделю Великого поста люди имеют такой опыт – посвятить утро собственной душе.

– Благословите наших телезрителей.

– Помоги нам всем Господь встретить пост в духовной радости и духовном преображении, иметь добрую перемену не только на столе, но в уме и сердце!

Окончание, линия

Неделя о Страшном Суде. Толкование Евангелия

Беседы с батюшкой. Подготовка к Великому посту

На главную страницу сайта

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В понедельник и четверг мы отправляем интересную страничку с забавными фактами, мудрыми советами, добрым юмором и кратким поучением.
Подписывайтесь :)

Совместные молитвы по соглашению — давайте молиться вместе!
Молитва по соглашению с православным сайтом «Семья и Вера» >> Домашний сорокоуст Акафисты по соглашению
Записки в Храм
Требы (записки и свечи) - О здравии Молебен (записки и свечи) - О здравии Требы (записки и свечи) - О упокоении Молебен святителю Николаю Молебен святой Матроне
Святая Матрона — наша заступница!

Рубрика святой Матроны Московской

Письма-записки, цветы и свечи, к мощам блаженной Матроны

Молебны перед святынями
Молебен пред мощами мученика Виктора 2 Молебен пред Гробницей Божией Матери

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: