Последнее обновление: 17 Август 2017 в 1:00
Подпишитесь на RSS
rss Подпишитесь на RSS, чтобы всегда быть в курсе событий.

Церковная лавка

Православный интернет магазин

Пояс Пресвятой Богородицы, заказать

Иконы в киоте. Купить. Церковная лавка. Православный интернет магазин

Святыни блаженной Матроны

Святая Матрона

Рубрика святой Матроны Московской

Письма-записки, цветы и свечи, к мощам блаженной Матроны

7 августа 2017

“СВЯТАЯ-СВЯТЫМ!”. Глава 2-я

Святая-святым. Книга первая

“СВЯТАЯ-СВЯТЫМ!”. Глава 2-я
Художественная книга монаха Варнавы (Санина)

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Публикуем 2-ю главу книги “Святая-Святым!” известного российского писателя и поэта монаха Варнавы (Санина).

Святая-Святым. Роман

ГЛАВА ВТОРАЯ

1

Видя темные окна, он с замирающим сердцем постучал…

Всю ночь проворочался Стас, сладко робея от предстоящего и торопя время. Лишь под утро его сморил глубокий, как омут, сон.

– Стасик, пора! – шепотом позвала его мама.

– Рыбалку проспишь! – громовым голосом напомнил отец, который всю ночь работал над диссертацией.

Стас мигом оделся и кинулся в угол, где лежал приготовленный еще с вечера рюкзак. Завернутый в пакет огромный окунь, бутылка лимонада, которую, по плану, выпьет Ваня, чтобы, отбежав по нужде, дал возможность нацепить на крючок рыбу, – все было на месте.

– Ни пуха, ни пера! – пожелала мама.

– Ни рыбьей чешуи! – поправил её отец.

«И ни серебряного рубля!» – суеверно подумал Стас, выбегая из дома.

На улице было темно и зябко. Звезды, устав гореть над спящей деревней, разом уставились на него. Поеживаясь, Стас добежал до Ваниного дома. Видя темные окна, он с замирающим сердцем постучал и услышал:

– Заходи, мамы нет дома!

– А я думал, ты спишь! – радостно сказал Стас.

– Нет, мы по звонильнику встали! – послышался голос Лены.

– А чего без света сидите?

– А Ванька не хочет, чтобы я видела, что он там у аквариума делает…

Тут раздался звонкий шлепок, и Лена выскочила в коридор, потирая затылок.

Через минуту вышел и Ваня: в руках удочки, через плечо – сумка.

– Ну что, пошли? – деловито спросил он, незаметно показывая сестре кулак.

– Как! – удивился Стас. – И она с нами?

– А куда ее девать? Мама теперь день и ночь у бабы Поли. Вот обуза на мою голову!..

–    Не обуза, а обяза! – капризно возразила девочка. – Ты за мною следить обязан? Обязан! Значит, кто я тогда?

И, победно вскинув голову, первой направилась к выходу.

Заглавие

2

Словно сто скорых поездов загрохотали над Стасом…

Они вышли из дома и направились по предрассветной дороге к карьеру.

–     Как пойдем – бежком или тишком? – с готовностью спросила Лена.

–     Пешком! – оборвал ее Ваня. – И никуда не отходя от дороги!

Тут Стас сообразил, что Лена может отвлечь Ваню лучше всякого лимонада, достал бутылку и, отступая от тщательно разработанного плана, сам припал к ней. Вдоволь напившись, он предложил:

– Угощайтесь!

Лимонада хватило как раз до карьера.

Дойдя до обрыва, Ваня взял Лену за руку и повлек за собой. Спуск был крутой, сыпучий, и Стас с облегчением выдохнул, оказавшись внизу. Холодно, мрачно было в карьере. От черной, в радужных пятнах, воды, пахло ржавым железом и бензином.

Где-то невдалеке загрохотал поезд. Все вокруг задрожало, сверху посыпались мелкие камни.

– Московский? – разматывая удочки, сказал Ваня и, услышав скрежет тормозов, удивился: – Странно, вроде, как поздно для него. А другие скорые у нас не останавливаются!

– Может, стоп-кран сорвали? – предположил Стас.

– Да нет, опаздывает, наверное!

– А мы так вовремя приехали! – похвастал Стас и побежал к валуну, ругая себя за то, что сам опился «Фанты».

Когда он вернулся, Ваня подозрительно быстро закинул свою удочку. Но что было Стасу до этого?

– Гляди, где твоя Ленка! – показал он на прыгавшую с валуна на валун девочку.

– А ну, стой! – крикнул Ваня, бросаясь к сестре.

Стас дрожащими пальцами развернул пакет, насадил на крючок окуня и поспешно опустил в воду.

– Эй! – позвал он, водя удочкой из стороны в сторону. – Поймал! Честное слово, я что-то поймал!

– Гусеницу от трактора? – язвительно прокричал Ваня.

– Сам ты трактор! – Стас вытащил рыбу на берег и несколько раз стукнул по ней камнем, чтобы не было вопросов, почему она не живая: – Гони рубль!

– Не может быть! – подбежал к нему Ваня. Он склонился над рыбой, и глаза его округлились: – Ч-что это?…

– Как что? – удивился Стас. – Окунь.

– Но ведь он же – морско-ой!!!

Словно сто скорых поездов загрохотало над Стасом, причем, в каждом из них сорвали по стоп-крану. Он понял свою ошибку. Чтобы не встречаться с уничтожающим взглядом друга, он заерзал глазами и увидел, что оставшийся на воде поплавок неожиданно ожил.

– Клюет!.. – прошептал он.

– Неужто? – Ваня схватил удочку, потянул её на себя и прямо на леске подвел к лицу Стаса затрепетавшую рыбешку: – Моя взяла!

Тот с недоумением уставился на длинный роскошный хвост, радужную окраску… И, вспомнив про Ванин аквариум и слова его сестры, с усмешкой окликнул:

– Лен! Хочешь виляйхвоста посмотреть?

– Что? Кого?! – Ваня поднес к себе рыбку и смущенно почесал затылок: – Это что же, я его в темноте с карасем спутал?..

– Так, значит, и ты… – заморгал ошеломленный Стас.

– Почему это я? Мы! – поправил его Ваня, и они, не сговариваясь, захохотали так, что к ним тут же присоединилась, ничего не понявшая, но с радостью разделившая их веселье, Лена.

Заглавие

3

Внизу страшно затрещало, заклокотало…

Не переставая смеяться друг над другом, они смотали удочки и поднялись на гребень карьера.

Солнце уже встало. От ласковых первых лучей и того, что мрачный котлован остался внизу, хорошо, легко было на душе. До конца тропинки оставалось шагов пятьдесят, а до речки, по словам Вани, – всего две версты.

Но не успели они выйти на дорогу, как сзади послышался треск мотора.

– Этого нам только не хватало! – закусил губу Ваня.

– Кто это? – насторожился Стас.

–     Макс.

–     Деревенский старшак?

–     Вроде того…

– И вовсе он не страшак! – подала голос Лена. – Макс – хороший.

– Это твой «хороший» на наши деньги мотоцикл себе купил, теперь на машину копит!

– Давайте от него вон там, за ольхой, спрячемся! – предложил Стас, показывая на росшее у самого обрыва дерево.

– Эта ольха-ха-ха, между прочим, черемухой называется! – опять взялась за своё Лена, но Ваня схватил ее за руку и потащил за собой.

Стас, то и дело оглядываясь, последовал за ними.

Однако добраться до укрытия им не удалось. Лена, упав, захныкала и отказалась идти дальше.

Тем временем мотоцикл выехал на тропинку, огибавшую котлован, и стремительно приближался.

– Погубить меня захотела? – крикнул Ваня, замахиваясь на сестру.

– Оставь ее! – примирительно сказал Стас. – Может, он нас еще не заметит!..

Мотоциклист, в надвинутом до бровей черном шлеме, и правда, пронесся мимо застывших в ожидании фигур. Но не успел Стас, на правах победителя, посмеяться над другом, как Макс оглянулся и вздыбил мотоцикл на заднее колесо, словно норовистого коня. Мотор дико взревел, оглушая округу.

И тут… Стас, вскрикнув, в ужасе закусил кулак – земля дрогнула… небо покачнулось… черемуха взмахнула ветвями, и весь обрыв, где они хотели спрятаться, с грохотом рухнул в воду.

Внизу страшно затрещало, заклокотало, зашипело…

Ребята бросились прочь от коварной глины, карьера и остановились на спасительной, покрытой травой, земле. Тяжело дыша, они переглянулись и разом вспомнили о мотоциклисте.

– Ма-акс!… – испуганно позвала Лена и, не услышав ответа, заплакала.

– Надо звать кого-то на помощь! – трясущимися губами залепетал Ваня. – Нужно спасать его!..

– Из-под упавшего обрыва? С глубины тридцать метров?! – с недоумением посмотрел на него Стас.

– А может, он всё же как-то успел проскочить?..

С опаской огибая карьер, они полем вышли к дороге и увидели… Макса!

Он стоял перед брошенным в пыли мотоциклом и усиленно вглядывался в ту часть карьера, над которой еще висела пыль.

– Макс!!! – бросаясь к нему, радостно закричала Лена.

Парень мгновенно оглянулся. По его радостно изменившемуся лицу, Стас понял, что, видно, и он высматривал их, тоже не веря, что они живы.

– Ленка! Ванёк! – Макс сорвал с головы шлем, закрутил им над собой, и, устыдившись порыва чувств, грубо спросил, кивая на Стаса: – Это что за фрукт на нашей грядке? Кто такой?

Белобрысый, в потертых джинсах и кожаной куртке Макс был лет на пять-семь старше ребят. Он крепко прижал к себе Ленку, осмотрел Стаса с головы до ног и сам ответил на свой вопрос:

– Городской!

– Написано что ли на мне? – как можно небрежнее, уточнил Стас.

– Черным по белому! – Макс плюнул и достал сигареты. – Вы же – как бледные поганки перед нашими маслятами!

Закурив, он протянул пачку ребятам.

Ваня наотрез отказался, а Стас умело прикурил. Лена с ужасом смотрела на него, но что ему девочка, когда нужно было отстоять себя перед Максом!

Заглавие

4

Макс обжег его гневным взглядом…

Постепенно, все четверо отходили от пережитого. Наконец, Макс обратился к Ване с лукавой улыбкой:

– И чего это ты, Ванёк, всё от меня прячешься? А? Что молчишь? Ну? Сколько ты там мне должен?

– Сто сорок рублей! – Ваня умоляюще заглянул в глаза парню. – Я отдам! Честное слово! Может быть, даже завтра…

– Это еще что за завтраки на ужин? Ты мне это уже месяц назад говорил! – нахмурился Макс. – А прячешься от меня, чтобы я тебя на счетчик не поставил. Так вот, с этого самого дня…

– Макс, не надо! – в отчаянии закричал Ваня. – Я ведь тебе и так все, что только можно, из дома принес! Ничего не осталось!..

Для убедительности он вывернул карманы, и на землю полетел… серебряный рубль.

– О! – поднял его Макс, встряхивая на ладони. – Во сколько ценишь?

– Я… это… – запинаясь, начал Ваня. – Он…

– В Москве, в «Нумизмате», такой рубль тысячу рублей стоит, а то и все полторы! – подсказал Стас.

Он сам не понимал, зачем это делает: чтобы выручить друга? Желая покруче выглядеть перед Максом? Или просто сболтнул языком почем зря! Как бы то ни было, Стас тут же пожалел о сказанном, потому что Макс обжег его таким взглядом, что он невольно поежился.

Макс же преспокойно повернулся к Ване и притворно вздохнул:

– У нас тут не столица, мы таких цен не знаем, но за долг я его, пожалуй, возьму. Согласен?

Ваня, просияв, закивал головой, и заветный рубль исчез в кармане кожаной куртки.

Разобравшись с Ваней, Макс резко повернулся к Стасу:

– Так из Москвы, говоришь? Где въездная виза?

– А ты что – таможня? – не уступая, вопросом на вопрос ответил Стас.

– Она самая! Заполняй декларацию. Вот – бумага, – Макс протянул широко раскрытую ладонь. – А вот, – он согнул пальцы в кулак, – печать! Здесь ее все знают. Тебе тоже поставить?

– Нет! – сдаваясь, поник Стас. – Мне и московских прописок хватает!..

– Тогда плати пошлину!

Макс выдернул у него из-за пояса плеер и пощелкал клавишами:

– Кассеты есть?

– Да… – пробормотал опешивший Стас. – Дома!

– Будешь должен!

Потеряв интерес к Стасу, Макс обратился к Ване с Леной:

– Нинку не видели?

– Нет! – в один голос ответили они.

– Может быть, бабушка знает? – кивнул на идущую от станции фигуру Стас, надеясь, что в присутствии взрослого Макс вернет ему плеер.

– Да это ж – мужик! – всмотревшись, поправил Ваня. – Только почему-то в платье и шатается, как пьяный!

– Где? – оживился Макс.

Раннее солнце било в глаза. Сложив пальцы козырьком над бровями, он хищно поглядел на дорогу и принялся торопливо заводить мотоцикл:

– Пьяный, да еще и не здешний! На ловца и зверь!

Мотоцикл взревел, приподнялся на дыбы и помчал Макса к замахавшему им руками и вдруг упавшему человеку…

Заглавие

5

Идемте скорее! Нас Макс зовет!

- Ну, и куда теперь? – упавшим голосом спросил Стас, провожая глазами, удалявшиеся в кожаных карманах мотоциклиста, плеер и рубль.

– Куда и шли – на рыбалку! – радостно ответил Ваня.

– Мимо Макса?!

– Другого пути нет!

Они отыскали брошенные в карьере удочки и вернулись на дорогу.

– А я и не знал, что ты такой! – с уважением сказал Ваня.

– Какой? – удивленно взглянул на него Стас.

– Ну… куришь!

– Подумаешь! Мои друзья в городе уже травку пробовали!

– А ты?

– Что я – больной?

– Вот видишь! И с Максом круто поговорил!

Стас усмехнулся:

– А это, как говорит мой отец, иммунитет!

– Что? – не понял Ваня.

– Ну – привычка! У вас один Макс, а у нас в старших классах их по десятку. А во дворе? На улице?..

– Где же вы на всех деньги находите?!

– Где-где… Старшаки нас трясут, а мы – салажат!

Стас заметил, что Лена, как при знакомстве, юркнула за брата, и улыбнулся ей:

– К тебе это не относится!

– Стасик – наш друг! – подтвердил Ваня. – Если б не он, Макс бы меня точно на счетчик поставил! Теперь я с ним всем по-братски делиться буду!

– А со мной по-сестрински! – завидуя, стала капризничать Лена. – Не то я от тебя, как Нинка от Макса, буду бегать!

– Думает, она со своим двоюродным братом в прятки играет! – усмехнулся Ваня, – а Нинка, говорят, бегает по ночам к строителям коттеджей и…

Он придвинулся к Стасу и досказал остальное на ухо.

– Ну и что? – удивился тот.

– Так ей же еще четырнадцати нет!

– Ну и что? – повторил Стас. – У нас э т о м у, – покосившись на Лену, выделил он, – с первого класса учить собираются. Я даже учебники по этому видел!

– С картинками?! Вот бы полистать! – загорелся Ваня, но, поразмыслив, вздрогнул: – Хотя нет, не надо. А то Ленка увидит, с вопросами приставать начнет. Что ей тогда ответить, верно? – приобнял он сестру.

– Идемте скорее! Нас Макс зовет! – вырвалась та.

Стоявший впереди, на обочине дороги, парень, и впрямь, призывающе махал руками.

– Чего ему еще от нас надо? – поежился Стас.

– Почем нам знать? – прибавил шаг Ваня. – Может, мотоцикл подтолкнуть. А, может, мужик помер, и мы нужны, как свидетели, что это не Макс убил его!

– А что, он и убить может?

– Ты еще Макса не знаешь! Он ведь кик-боксом занимался. А раз его даже к вам в Москву возили, на бои без правил! После этого он совсем озверел. Теперь от него вся деревня стонет. Только и надежда, что в армию заберут или в тюрьму посадят!

– А милиция? Местные ребята? – не поверил Стас. – У вас что, круче него никого что ли нет?

– Есть, но… – Ваня замялся и сокрушенно покачал головой: – Он в Москве с такой мафией познакомился, что теперь с ним никто связываться не хочет!

С каким удовольствием Стас повернул бы обратно! Но, чтобы не упасть в глазах так оценившего его друга, он вынужден был продолжать путь.

Заглавие

6

Живой! Живой! – захлопала в ладоши Лена…

Макс, не стесняясь Лены, встретил их руганью за медлительность и подвел к лежавшему вниз лицом мужчине в куртке и черном подряснике.

– Священник! – ахнул Ваня. – Почему ты не помогаешь ему?!

– Чтоб на меня дело повесили? – криво усмехнулся парень. – След от мотоцикла есть, еще и пальцы отпечатать?! Сам помогай! Эй, городской! – окликнул он. – А ты что стоишь?

Стас похолодел: а если этот священник уже умер?.. Но страх перед Максом пересилил, и он, обмирая, вместе с Ваней перевернул его на спину.

Это был еще не старый, хотя и с наполовину седой бородой, человек. Лицо его, землисто-серое поверх грубого загара, казалось каменным.

– Сердце послушайте! – подсказал Макс.

Стас с мольбою – это было выше его сил – покосился на друга. Ваня успокаивающе подмигнул ему и проворно расстегнул куртку. Под лучами  солнца, вспыхнув, засиял золотой, с крупными рубинами, крест.

– Фью-фью-ю! – восхищенно присвистнул Макс. – Вот так утро на рассвете!

Бережно отодвинув крест, Ваня припал к груди лежащего. Но не успел он узнать, бьется ли сердце, как тот застонал и открыл глаза.

– Живой! Живой!! – Захлопала в ладоши Лена, подсаживаясь рядом. – Кто вы?

– Отец Тихон… – сдавленным голосом, вымолвил незнакомец, обвел взглядом Макса, Стаса, Лену, и остановился на счастливо улыбавшемся Ване: – Ребята!.. Мне вас Сам Бог послал…

– Неправда, мы сами сюда пришли! – возразила Лена. – А вы откуда?

– С поезда!.. – тяжело дыша, отозвался отец Тихон. – Сердце прихватило в дороге… На большой станции даже врача вызывали…

Было видно, что каждое слово дается ему с немалым трудом.

– Так это из-за вас московский поезд опоздал? – переглянулся со Стасом Ваня.

– Да… был такой грех, но, с Божьей помощью… проводник сказал, нагонят!.. – прошептал лежавший.

– А как же теперь вы? – поигрывая брелком, спросил Макс.

– Ничего… Все обойдется. Здесь хоть какое-нибудь медицинское заведение, врачи… есть?

– А как же? Мёдпункт! – с гордостью заявила Лена.

– Медпункт! Ее в нем однажды медом лечили! – извиняясь за сестру, улыбнулся Ваня, и со страхом взглянул на лежащего: – А врачей нет!

Эту новость отец Тихон встретил так спокойно, словно речь шла не о спасении его жизни. И только новая волна боли, гребень которой докатился до ребят в виде сдавленного стона, выдала всю опасность положения.

– Красивый у вас крест! – нарушил молчание Макс. – Дорогой, небось…

– Ему цены нет!… – прошептал отец Тихон. – Такой… или точнее, почти такой… в восьмом веке византийский патриарх… а то и сам император носил!

Он потянул было руку к кресту, чтобы погладить его и уже во весь голос застонал…

– Делать что-то надо! – нахмурился Макс. – Помрет ведь еще…

– Поехали за нашей мамкой! – с готовностью вскочил Ваня. – Нет! За отцом Стаса! Он же у него – хирург!!

– Кардиохирург! – уточнил Стас и, видя, что его не совсем понимают, пояснил: – Ну, врач, который делает операции на сердце!

– И ты молчал?! – возмутился Макс, а Ваня радостно зачастил:

– Есть, есть врач, отец Тихон! Как будто для вас вчера из Москвы приехал! Этот, как его…

– Гвардии хирург! – подсказала Лена.

Ваня отмахнулся от нее, как от слепня, и крикнул:

– Он вас сразу вылечит, слышите? Не слышит… – растерянно пробормотал он.

– Что… всё?! – сразу подался вперед Макс, и глаза его соскользнули с лица лежавшего – на крест. Казалось, два невидимых человека повели в нем отчаянную борьбу. Один хотел, чтобы отец Тихон был жив, а другой – завладеть крестом. И этот второй, нетерпеливо-страшный, судя по недоброму блеску в глазах, пересилил.

– Значит, так – креста мы не видели! – облизнув губы, предупредил Макс. – Ну-ка, Ванёк, давай мне его сюда!

Он требовательно протянул Ване ладонь, но отец Тихон вдруг сделал попытку приподняться, и бессильно уронил голову набок.

– Живой! – с облегчением выдохнул Ваня.

– Просто сознание потерял! – на правах сына врача, авторитетно добавил Стас.

– Сам вижу! – проворчал Макс и, срывая зло, принялся яростно заводить мотоцикл. – Эй, городской! – перекрывая тарахтенье, прокричал он. – Садись, поехали!

– Куда?.. – насторожился Стас.

– За твоим отцом!

Стас оторопело поглядел на парня, соображая, что приезд отца не сулит ему ничего хорошего. Приехав сюда, тот, конечно, сразу поймет, что сын был в карьере, и наказания не миновать. А если обо всем, особенно про обвал, узнает мама, начнется такая жизнь, что собака на поводке будет чувствовать себя свободнее… С другой стороны, больному была нужна срочная помощь, он может умереть, если не оказать ее. И хотя Стас понимал, что самые крупные его неприятности ничто по сравнению с человеческой жизнью, страх перед ними оказался сильнее.

И он сказал первое, что пришло ему в голову:

– А его нет! Он это… – в город за обоями поехал!

– Тогда едем за вашей мамкой! – повернулся к Ване Макс и приказал Стасу: – А ты делай ему искусственное дыхание!

– Хорошо!

– И за Ленкой пригляди! – забираясь на заднее сиденье, попросил Ваня.

– Ладно! – прокричал Стас.

В эту минуту он мог обещать всё, что угодно. Такая гроза пронеслась мимо!

– Ждите!

Макс со вздохом посмотрел на крест, крутнул рукоятку, и мотоцикл, обдав Стаса с Леной облаком выхлопных газов, помчался в деревню.

Заглавие

7

Сам ты зловарь! – обиделась девочка.

- А что такое ис-кусствен-ное дыхание? – с трудом выговаривая новое слово, спросила Лена, когда они остались одни.

– Сейчас увидишь!

Стас присел на корточки перед отцом Тихоном. Было как-то не по себе находиться рядом с человеком, который не слышит и не видит тебя. Хорошо хоть девочку оставили с ним!

– А как ты будешь его делать? – не унималась та.

Стас не ответил, с любопытством разглядывая вблизи крест. Обычно восьмиконечные кресты вызывали в нем неприятное чувство. Они напоминали ему о кладбище и о смерти. Но этот был красивый, праздничный, на него можно было смотреть почти без страха. Одно было не понятно Стасу. Крест – старинный, намного дороже царского рубля, вон как взвился Макс, едва увидев его, а он был абсолютно равнодушен к нему…

– А когда ты начнешь его делать? – дернула его за рукав Лена.

– Вот достала! – буркнул Стас и озадаченно оглядел отца Тихона, прикидывая, с чего бы начать. Он не раз слышал об экстренной помощи попавшим в беду людям, видел картинки в книгах отца. Но, чтобы оказывать ее самому…

На рисунках те, кого приводили в чувство, были обнажены до пояса. Стас тоже стал раздевать отца Тихона.

Священнический подрясник не был похож ни на одну из знакомых ему одежд. Он боязливо расстегнул две верхние пуговицы на стоячем воротничке и принялся искать третью. Она оказалась на изнанке. Четвертая и последняя – была на тесемке с петелькой…

Теперь мешала лишь цепь от креста. Стас, с помощью Лены, приподнявшей голову отца Тихона, всё же боясь, снял крест и поскорей бросил на дорожную сумку, лежавшую рядом. Подрясник, наконец, распахнулся. Под ним оказался небольшой мешочек из красного бархата на тесемке и еще одно, теперь уже деревянное, распятие. Оно было крест-накрест привязано к телу. Мешочек Стас тоже снял и, сам не зная почему, бережно положил в сумку, а второй крест решил вообще не трогать.

Стас положил ладони на грудь выше этого креста и робко надавил – раз… другой… третий… Тут он вспомнил, что нужно дышать в рот, приблизился, насколько мог к губам отца Тихона и дунул, что есть сил…

– Этот метод называется «рот в рот» или, как говорится в сказке, «из уст в уста»! – важно объяснил он.

Ресницы лежавшего чуть приметно дрогнули.

– Давай еще! – обрадовалась Лена.

Стас, осмелев, принялся давить сильнее…

– Мама приедет, в мёдпункт его заберет и вылечит, правда? – щебетала девочка.

– Одна, без врачей? – усмехнулся Стас.

– Почему? Они к нам приезжают! Зубы лечат, втык инвалидам делают!

– ВТЭК! – засмеялся Стас.

– А еще раз в год плюрографию!

– Флюорографию!

– А чего тогда мама говорит, что всем наплевать на нее?

– Ой, не могу! – покрутил головой Стас. – Ты, Ленка, знаешь кто? Ты прямо бестолковый словарь русского языка!

– Сам ты зловарь! – обиделась девочка и, оглянувшись, воскликнула: – Ой! А вон и Нинка идет!

По дороге, в спортивной куртке и джинсовой юбке, быстрыми шагами приближалась девушка.

– А тебя Макс искал! – закричала Лена, бросаясь навстречу.

– Так это не он!.. – Остановилась та, обнимая девочку. – А я уж думала, с братом что…

– Нет, это папа Тихон! – сказала Лена. – У него сердце болит. А мы ему изуственное дыхание делаем!

– Помогает?

– Еще как! Все время шепчет «Прости меня грешного!».

– А зачем?

– Сильно грешный, наверно!.. – пожал плечами Стас.

Воцарилось неловкое молчание, которое оборвала Лена.

– Едут! Едут! – радостно закричала она, показывая на мотоцикл и следующую за ним «Ниву».

– Макс, Ваня!! – принялся перечислять Стас.

На повороте «Нива» обогнала мотоцикл и затормозила рядом с ними.

– А вот и…

Стас хотел сказать: «Твоя мама!», но не успел.

Дверца машины открылась, и из нее торопливо, словно пожарные у места пожара, вылез… его отец.

Окончание с узором

“СВЯТАЯ-СВЯТЫМ!”. Глава 1-я

Перо, пергамент, зазлавие, окончание

<< На главную страницу                На рубрику монаха Варнавы>>

Похожий материал:

“Маленькие притчи. Том-2″. Страница 9-я
Маленькие притчи. Том-6″. Страница 3-я
Маленькие притчи. Том-10. Страница 12-я




Оставить комментарий

Православный сайт для семьи
Семья - наш щит! Дети - наше зеркало!

Молебны перед святынями

Молебен пред Гробницей Божией Матери

Соборные молитвы

Молитвы по соглашению

Акафисты по соглашению

Домашний сорокоуст, усердная молитва

Записки в Храм

Записки О здравии

О упокоении, записки в храм

Молебны святым, Господу, Богородице

Молебен святителю Николаю

Молебен святой Матроне

Счетчик

Статистика сайта
Яндекс.Метрика