Духовное чтение на 10 июля 2018 года


Мир Вам, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Перед Вами календарь духовного чтения, посвященный 10 июля 2018 года. На его страницах Вы сможете прочесть житие преподобного Сампсона Странноприимца, апостол и Евангелие дня, а также наставление протоиерея Димитрия Смирнова.

• Жития святых – Преподобный Сампсон Странноприимец. Преподобный Мартин Туровский;
• Чтение Апостола – Первое послание к Коринфянам (гл. 6,7; ст. 20; 1-12);
• Евангелие дня – Св. Евангелие от Матфея (гл. 14, ст. 1-13);
• Толкование Евангелия – Свт. Иоанн Златоуст;
• Проповедь пастырей – Из наставлений протоиерея Димитрия Смирнова.

Жития святых, 52

Преподобный Сампсон Странноприимец. Преподобный Мартин Туровский

Дорогие братья и сестры, сегодня мы уделим время двум святым угодникам Божиим, одному, который не жалел ни себя, ни своих средств для усердного служения ближним, и другому, который так нуждался в том, чтобы хоть кто-нибудь послужил ему в его немощах. Преподобный Сампсон Странноприимец – образец истинного христианского милосердия, живой и действенной любви к людям, доходящей до полного самоотвержения. Он родился в Риме в богатой и знатной семье на рубеже V–VI веков, получил хорошее образование, особенно основательно изучил врачебное искусство и использовал его для того, чтобы лечить безвозмездно, преимущественно убогих и нищих. Понимая, что дела благотворительности можно совершать только при христианском воспитании души, преподобный Сампсон прилежно занимался чтением Священного Писания, много молился.

После смерти родителей святой Сампсон раздал все оставшиеся ему по наследству имения, исполняя на деле совет из Евангелия о совершенстве, данный Спасителем богатому юноше. Преподобный избрал подвижнический образ жизни, отпустил всех рабов на свободу и, желая стяжать себе духовное сокровище, отправился в пустыню с намерением проводить строгую жизнь аскета. По Промыслу Божию святой Сампсон прибыл в Константинополь. Здесь он поселился в небольшом доме и стал принимать странников, больных, нищих и с усердием служил им. Преподобный с любовью относился к людям, творил дела милосердия, и это стало для него глубокой потребностью.

Господь прославил Своего угодника. Случилось так, что император византийский Юстиниан I тяжело заболел. Не получив облегчения от помощи самых искусных придворных врачей, император стал усердно молиться Богу. Вскоре Юстиниан увидел во сне человека, о котором ему было сказано, что он-то и может исцелить императора. В поисках этого врача слуги императора обошли весь Константинополь, наконец преподобный Сампсон был найден и приведен во дворец. Одним прикосновением руки к больному месту святой исцелил Юстиниана. Благодарный император стал предлагать ему много золота и серебра. Но преподобный отказался от даров, а взамен попросил императора построить странноприимный дом и больницу. Император охотно выполнил эту просьбу и даже приписал к этим учреждениям поместья для их содержания. До глубокой старости продолжал преподобный Сампсон свое служение. Кончина его около 530 года была безболезненной и мирной, тело святого погребли в храме во имя священномученика Мокия.

Господь много раз прославлял Своего угодника чудесами и после его смерти. Однажды, когда в Константинополе был сильный пожар, пламя достигло и до странноприимницы святого Сампсона. Однако здание осталось неповрежденным, ибо по молитвам преподобного вдруг полил сильный дождь. Некий придворный, по имени Феодорит, оступившись, получил серьезную травму ноги. Больной стал усердно молиться преподобному Сампсону и через три дня получил чудесное исцеление. И много еще чудес совершается по молитвам святого Сампсона.

А теперь, братья и сестры, давайте прочтем другое краткое житие, также святого этого дня. В первом житии мы увидели пример святого подвижника дававшего милость, а во втором увидим подвижника, ждавшего милости, и получившего ее только от святых Божиих.

В городе Турове, ныне это место в Беларуси, был монастырь святых князей Бориса и Глеба. Здесь была и кафедра Туровских епископов, впоследствии Минских. Был в обители в XII веке повар Мартин, он служил при Туровских епископах Симеоне, Игнатии, Иоакиме и Георгии. Епископ Георгий уволил Мартина от поварской службы по его старости. Благочестивый старец не хотел расставаться с монастырем, он принял монашество и жил в епископском монастыре святых мучеников на выгоне. Живя один, он часто бывал болен вследствие прежних тяжелых работ. В припадках тяжкой болезни лежал он неподвижный, кричал от боли и не мог служить себе самому. В очередной раз, когда страдал он от той же болезни и, лежа в келлии, изнемогал от жажды, так как никто не посещал его тогда и не служил ему, усердно призывал преподобный на помощь святых князей Бориса и Глеба. На третий день беспомощного положения входят к Мартину святые мученики Борис и Глеб явно, в своем виде, как пишутся они на иконе, и говорят: «Чем ты болен, старец?» Он рассказал им о своей болезни. «Не хочешь ли воды?» – спросили они. «О, господа мои, – отвечал он, – уже давно жажду». Один взял ведро и принес для старца воды, а другой взял ковш и напоил старца. Блаженный Мартин благодарил их: «Да умножит Господь Бог годы жизни вашей, господа мои, возьмите сами хлеб и соль и кушайте, а я уже не могу послужить вам». Они отвечали: «Нет, побереги себе; мы уйдем, а ты не болей и усни», – и перестали быть видимы. А старец оказался здоровым, сам встал, прославил Бога и святых мучеников. Он жил еще год, а о случившемся рассказал своему духовному отцу.

Вот так, братья и сестры, видим мы в этих житиях, что каждому дано все для его спасения: кому-то творить милостыню с благодарностью, а кому-то молиться о милости Божией, тоже с благодарностью за все. Главное не роптать и не отчаиваться. Да поможет нам в этом Господь.

Преподобные отцы Сампсоне и Мартине, молите Бога о нас!

Чтение Апостола, 52

Первое послание к Коринфянам (гл. 6, 7; ст. 20; 1-12)

<Братия,>прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии. А о чем вы писали ко мне, то хорошо человеку не касаться женщины. Но, во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа. Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена — мужу.
Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим. Впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление. Ибо желаю, чтобы все люди были как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе. Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться как я. Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться. А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей. Прочим же я говорю, а не Господь: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее.

Евангелие дня, 52

Св. Евангелие от Матфея (гл. 14, ст. 1-13)

В то время Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе и сказал служащим при нем: это Иоанн Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им. Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее. И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка. Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду, посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя. И опечалился царь, но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей, и послал отсечь Иоанну голову в темнице. И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей. Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его; и пошли, возвестили Иисусу. И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком.

Свт. Иоанн Златоуст

Ст. 6-9 Дню же бывшу рождества Иродова, пляса дщи Иродиадина посреде и угоди Иродови: темже и с клятвою изрече ей дати, егоже аще воспросит. Она же наваждена материю своею, даждь ми, рече, зде на блюде главу Иоанна Крестителя. И печален бысть царь: клятвы же ради и за возлежащих с ним, повеле дати (ей)

Дни же бывшу рождества Иродова, пляса дщи Иродиадина посреде, и угоди Иродови. О, дьявольское пиршество! О, сатанинское позорище! О, беззаконная пляска, и награда самой пляски беззаконнейшая! Дерзнули на убийство, все убийства злодеянием превосходящее! Достойный венца и величаний пред глазами всех заклан, и победное знамение бесов на трапезе поставлено! Самый образ победы достоин события. Пляса, говорит евангелист, дщи Иродиадина посреде, и угоди Иродови. Темже и с клятвою изрече ей дати, егоже аще воспросит. Она же, наваждена материю своею, даждь ми, рече, зде на блюде главу Иоанна Крестителя (ст. 7, 8). Двойное преступление, — и потому что плясала, и потому что угодила, и угодила так, что в награду совершается убийство. Видишь ли, как бесчеловечен, как нечувствителен, как бессмыслен Ирод? Себя связывает клятвою, и девице дает полную власть просить. Когда же увидел зло, какое из того вышло, печален бысть (ст. 9), говорит евангелист, — хотя сначала сам связал Иоанна. Почему же печалится? Такова добродетель! И у порочных людей она достойна удивления и похвал. Каково же неистовство Иродиады! Ей надлежало удивляться Иоанну, надлежало благоговеть пред ним, потому что защищал ее от позора; а она замышляет о смерти его, расставляет сети, просит сатанинского дара. Ирод же убоялся, говорит евангелист, клятвы ради и за возлежащих с ним (ст. 9). Но как же ты не убоялся поступка бесчеловечнейшего? Если ты боялся иметь свидетелей клятвопреступления, то гораздо больше надлежало тебе страшиться иметь стольких свидетелей такого беззаконного убийства.

Но так как, думаю, многие не знают силы того обвинения, из-за которого произошло убийство, то считаю нужным объяснить это, чтобы вы ясно увидели мудрость Законодателя. Какой же это был древний закон, нарушенный Иродом и сильно поддерживаемый Иоанном? Тот, что жена умирающего бездетным должна была выходить за брата его (Втор. XXV, 5). Так как смерть была неотвратимое зло, а Законодатель во всем промышлял о жизни, то поставлено законом остающемуся в живых брату вступать в брак с женою умершего, и по имени его называть родившегося младенца, чтобы род умершего не прекращался. Если кто умирает без надежды оставить после себя детей, — без этого величайшего утешения в смерти, — то скорбь о кончине его ничем не может быть утолена. Вот почему для тех, кого природа лишила детей, Законодатель придумал средство к утешению и повелел, чтобы младенец, рожденный после покойника, считался его собственным. Когда же после умершего оставались дети, указанный брак не был допускаем. Но почему же? спросишь: если постороннему он был позволителен, то не гораздо ли больше брату? Нимало. Законодатель желал, чтобы родство распространялось, и больше было поводов к установлению близких отношений между людьми. Почему и с женою умирающего бездетным не вступал в брак посторонний? Потому, что в таком случае младенец не считался бы принадлежащим покойнику. А теперь, так как младенец рождался от брата, самый подлог делался неприметным. Притом посторонний вовсе не имел и нужды восстановлять дом умершего; а брат своим родством приобретал на то право. Но поелику Ирод вступил в брак с женою брата, у которой была дочь, то Иоанн обличает его за это, и обличает со всею пристойностью, при дерзновении показывая и снисхождение. Но смотри, каким сатанинским делом было все это позорище. Во-первых, оно состоялось чрез пьянство и сластолюбие, откуда ничего не происходит доброго. Во-вторых, зрители были люди развратные; а дающий пиршество всех беззаконнее. В-третьих, забава была безумная. В-четвертых, девица, чрез которую брак делался противозаконным, и которой надлежало скрываться от света по причине позора своей матери, пышно является в собрании и, отложив девический стыд, затмевает собою всех блудниц. И самое время не мало служит к осуждению этого беззакония. Тогда как Ироду надлежало благодарить Бога за то, что в этот день произвел его на свет, он отваживается в это время на такие беззакония. Когда надлежало освободить связанного, тогда он к узам присоединяет убийство. Да обратят на это внимание те из девиц, а еще более — из замужних женщин, которые на чужих браках не отказываются вести себя неприлично, скакать, плясать и срамить свой пол. Да обратят также внимание те из мужчин, которые любят роскошные и сопровождаемые пьянством пиршества. Да убоятся они бездны, изрытой дьяволом. И несчастным Иродом так сильно овладел тогда дьявол, что он клянется отдать даже половину царства. Об этом так говорит евангелист Марк: клятся ей, яко егоже аще попросиши у мене, дам ти и до полцарствия моего (Мк. VI, 23). Так высоко ценил Ирод свою царскую власть, так отдался в плен страсти, что уступает царство за пляску. И чему дивиться, если так случилось с Иродом, когда и ныне, при высоте любомудрия, много таких изнеженных юношей, которые за пляску отдают свои души, даже и не обязываясь к тому клятвою? Предавшись в плен удовольствиям, они, подобно бессловесным, ведутся, куда влечет их волк. Тому же самому подвергся тогда и безумец Ирод, безрассудно совершивший два постыднейшие дела: то, что дал волю женщине столь неистовой, упоенной страстью и ни в чем себе не отказывающей; и то, что связал себя клятвою. Но как ни беззаконно поступил он, жена была всех беззаконнее — и девицы и царя. Она-то была изобретательницею всех зол, она устроила все дело, хотя ей больше всего надлежало благодарить пророка. И дочь из повиновения ей бесчинствовала, плясала, просила об убийстве, и Ирод ею же уловлен был в сети. Видишь ли, как справедливо сказал Христос: иже любит отца, или матерь паче Мене, несть Мене достоин (Мф. X, 37)? Если бы дочь Иродиадина соблюла этот закон, то не преступила бы многих законов, не совершила бы этого гнусного убийства. В самом деле, что может быть хуже такого зверства — просить в знак благодарности убийства, просить убийства беззаконного, просить убийства среди пиршества, просить убийства бесстыдно и при народе? Не наедине приходит она и предлагает просьбу. Нет, она говорит ее при собрании, сбросив с себя личину, совершенно откровенно, взяв дьявола в помощники. И конечно, дьявол сделал то, что она и угодила тогда пляскою и пленила Ирода. Подлинно, где пляска, там и дьявол. Не для того Бог дал нам ноги, чтобы бесчинствовать, но для того, чтобы ходить чинно; не для того, чтобы прыгать, подобно верблюдам (и они, а не только женщины, отвратительны, когда пляшут), но для того, чтобы ликовать с ангелами. Если тело делается безобразным при таких бесчинствах, то не гораздо ли больше душа? Так пляшут бесы, так обольщают служители бесов!

Вникни же в самую просьбу: даждь ми зде на блюде главу Иоанна Крестителя. Видишь ли, как она потеряла весь стыд, как вся предалась дьяволу? И о достоинстве помнит, и того однакож не стыдится; но, будто говоря о каком-нибудь кушаньи, просит принести на блюде эту священную и блаженную главу! Даже не указывает и причину (почему просит), — так как никакой не имела; но просто изъявляет желание, чтобы в уважение ей было сделано зло другому. Не сказала: приведи его сюда и умертви, потому что не вынесла бы дерзновения готовящегося к смерти Иоанна: она боялась услышать грозный голос умерщвляемого, — ведь Иоанн не умолчал бы и пред усечением. Потому и говорит: даждь ми зде на блюде. Хочу видеть этот язык молчащим. Она не только желала освободиться от обличений, но наступить на лежащего и насмеяться над ним. И Бог потерпел это, не послал молнии свыше и не попалил бесстыдного лица; не повелел расступиться земле и поглотить злое это сонмище, чтобы и праведника увенчать больше, и тем, которые впредь будут терпеть неправду, доставить обильное утешение. Итак, пусть выслушают это те из нас, которые, живя добродетельно, терпят насилие от злых людей. И тогда Бог потерпел, чтобы живший в пустыне, ходивший в кожаном поясе, в волосяной одежде, пророк, — даже больше пророка, — тот, пред кем нет большего из рожденных женами, был умерщвлен, умерщвлен бесстыдной девою и развратною блудницею, умерщвлен за то, что защищал божественные законы. Помышляя об этом, будем мужественно переносить все, что ни случится нам терпеть. Вот и тогда эта гнусная убийца и преступница, как только хотела отомстить огорчившему ее, так и могла сделать; излила весь свой гнев, — и Бог попускал то. Хотя Иоанн ничего не говорил ей самой, ни в чем не обличал ее, а винил одного мужа, однако совесть была строгим обличителем. Мучимая и угрызаемая ею Иродиада неистово порывалась на большее зло, всех вместе влекла в позор: и себя, и дочь, и умершего мужа, и живого прелюбодея, — стараясь превзойти прежние свои преступления. Если для тебя прискорбно, говорила она, что Ирод прелюбодействует, то я сделаю его и убийцею: заставлю умертвить обвинителя.

Выслушайте это вы, которые чрез меру пристращаетесь к женщинам! Выслушайте вы, которые клянетесь, не зная в чем, — делаете других властелинами вашей гибели, и сами себе роете яму! И Ирод погиб так же. Конечно, он думал, что дочь Иродиады попросит себе чего-нибудь приличного пиршеству, и именно, как девица, в торжественный день среди общего веселия при собрании, станет просить какого-нибудь блестящего и изящного подарка, а не попросит головы. Но обманулся. И однако все это не извиняет его. Пусть Иродиада имела сердце, свойственное только борцу со зверями; но ему не следовало даваться в обман и рабски служить тиранским повелениям. И во-первых, кто бы не ужаснулся, видя священную главу Крестителя, лежащую в крови среди пира? Но не ужаснулся беззаконный Ирод, не ужаснулась и женщина, преступнее Ирода. Таковы распутные женщины: они всех бывают бесстыднее и свирепее! Если мы, слыша о том, приходим в ужас, то какое зрелище должны были тогда вынести взоры? Что должны были чувствовать присутствовавшие на пире, когда среди общего веселия увидели кровь, каплющую с главы только что усеченной? Но эта кровопийца, самих фурий лютейшая, нимало не смутилась при таком зрелище, а еще и услаждалась им. Если уже не могло подействовать ничто другое, то при одном взгляде надлежало ей придти в оцепенение. Но и это не подействовало на гнусную убийцу, жаждущую крови пророческой.

Если бы Иродиада не умертвила обличителя, то не обнаружилось бы в такой мере преступление. Ученики Христовы ничего не говорили о том, что Ирод ввергнул Иоанна в темницу. Но когда убил его, тогда принуждены были объявить и причину. Они хотели прикрыть блудницу, и не желали обнаруживать худых дел ближнего; но когда доведены были до необходимости изложить происшествие, тогда рассказывают все преступление. И чтобы не стал кто подозревать, что причиною умерщвления было нечто худое, как в истории Февды и Иуды (Деян. V, 36-37), оказались вынужденными объявить и повод к убийству. Итак, чем более хочешь утаить грех, по примеру Иродиады, тем более обнаруживаешь его. Грех покрывается не присовокуплением греха, но покаянием и исповедью. Смотри же, с каким беспристрастием евангелист повествует о всем, и даже, что только мог, приводит в оправдание. Относительно Ирода говорит, что он совершил преступление клятвы ради, и за возлежащих с ним, и что печален бысть; а о девице замечает, что она подучена была материю и что отнесла главу матери, как бы желая тем сказать, что дочь исполняла приказ материн. Так все праведники болезнуют не о терпящих, но о делающих зло, — потому что делающие зло в большей мере и терпят его. И теперь не Иоанну сделано зло; а подверглись ему те, которые довели его до смерти.

 

Проповедь Пастырей, 52

ИЗ ПРОПОВЕДИ ПРОТОИЕРЕЯ ДИМИТРИЯ СМИРНОВА

… Еще Владимир Мономах своим детям писал: вот скачешь на коне и молись, повторяй: «Господи, помилуй» — большая польза тебе будет для ума. Какая мудрость у него была! Вот так и нам надо всегда, во всяком деле, на всяком месте стараться занять ум молитвой, все время спохватываться, если ум наш празден. Тогда у нас не будет в голове помыслов посторонних. У нас в душе будет Бог.
Апостол дал заповедь: «Непрестанно молитесь» — значит, когда мы не молимся, мы согрешаем, даже если и заняты каким-то самым благородным делом. Потому что любое дело без молитвы, самое прекрасное, это есть грех, и это дело никому не нужно. Богу нужны не дела рук наших, потому что то, что мы руками делаем, ногами, это все сгорит, это все не вечно, вечно только то, что относится к нашему духу, к нашей душе, — дела веры.

А главное дело веры — молитва. Вот поэто­му и надо стараться все время молиться, а это, конечно, трудно.

Молиться — значит кровь проливать, но только так и можно. Святые отцы говорили: «Дай кровь и приими Дух». Без этого невозможно. Поэтому надо все время подвизаться, надо все время себя заставлять, надо все время себя понуждать, надо просыпаться. Мы-то все время спим, или замечательное слово есть: «балдеть». Мы постоянно балдеем, потому что все время в голове что-то есть: туда посмотрел, это почитал — и в такой балде весь день и проходит. А вечером, когда встаем молиться, разве это молитва? Тоже опять сплошная балда. Хорошо, если четыре слова до ума дошло. А во сне что? И во сне так же: то то приснится, то это. Утром встал — и опять сначала. И вот надо нам стараться из этой мути бесовской, из этих мечтаний, помыслов, планов, которые мы строим, всяких безумных осуждений, обид, которые в голове нашей кипят постоянно, — надо из этого выходить на свежий воздух благодати Божией. И это возможно только молитвой.

Но многие из нас, ходя в храм уже многие годы, так и не поняли, что значит молиться. Ищут какие-то хорошие молитвы или какие-то особенные, совершенно не понимая, что молитва заключается не в словах, это не магия. Можно «Помилуй меня, Боже» повторять, а можно просто говорить: «Господи» — и этого достаточ­но. Неважно, как молиться, лишь бы нам постоянно в этом упражняться. И не надо тут никаких особенных художеств. Как мы друг с другом разговариваем, так надо постоянно устремляться в молитве к Богу.
32

← Духовное чтение на 9 июля 2018

Записки в Свято-Казанский храм >>

На главную страницу сайта


Дорогие братья и сестры! На нашем сайте изменены правила чтения Молитв по соглашению, Акафистов по соглашению и Домашнего сорокоуста. Если ранее мы рекомендовали нашим посетителям брать благословение на чтение молитв и акафистов у священника Димитрия Синявина, то теперь благословение брать не требуется. Русская Православная Церковь дает общее разрешительное благословение на многодневное чтение молитв и акафистов. Посему, если Вы пожелаете присоединится к молитвам по соглашению и Домашнему сорокоусту, то Вам нужно просто начать чтение выбранного Вами правила в указанное время – вместе с нами.

Также доводим до Вашего сведения, что отец Димитрий Синявин, в связи с большой занятостью (а он является настоятелем двух храмов, Казанского и Троицкого), к сожалению, больше не трудится на нашем сайте. На вопросы отвечает священник Никифор Захаров.

Храни Вас Господи!

С уважением, Администрация сайта "СЕМЬЯ И ВЕРА".

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Передать письмо с просьбой к мощам св. Петра и Февронии
Совместные молитвы по соглашению — давайте молиться вместе!
Молитва по соглашению Домашний сорокоуст Акафисты по соглашению
Записки в Храм
Записки О здравии Молебны святым, Господу, Богородице Молебен святителю Николаю Молебен святой Матроне
Святая Матрона — наша заступница!

Рубрика святой Матроны Московской

Письма-записки, цветы и свечи, к мощам блаженной Матроны

Молебны перед святынями
Молебен пред мощами мученика Виктора 2 Молебен пред Гробницей Божией Матери