ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ! (ПРИСКАЗКА БЕЗ СКАЗКИ)


Рассказ монаха Варнавы (Санина) 

ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ
(ПРИСКАЗКА БЕЗ СКАЗКИ)

            Эту прекрасную венчающуюся супружескую пару мне не забыть никогда.

А ее удивительную историю – тем более.

Ее даже начать хочется по-особому.

Потому что для многих она – настоящая мечта.

А для некоторых, кому, так называемый, гражданский брак, который, с духовной точки зрения, самый настоящий блуд, увы, просто сказка.

Чтобы привлечь даже их внимание, я и начну вот так…

Жили-были, как принято говорить, в сказках, старик и старуха.

И была у них… — но тут вымысел кончается и начинается самая настоящая быль -любовь.

Да такая, что ни словом сказать, ни пером описать.

Верная.

Нежная.

Трогательная до слез..

С первой минуты их мимолетной встречи у журавля-колодца с хрустально чистой водой.

Они-то и встретились на рассвете.

И были вместе до самого их позднего жизненного вечера.

Нынче трудно поверить обоим…

Но прошло 70 лет с того времени, как шедший с войны мимо незнакомой деревни парень, тогда Антон, а теперь давно уже Антон Антонович разыскал понравившуюся ему девушку (Веру – Веру Сергеевну), да вскоре женился на ней.

Иными словами – целая жизнь.

Которую только на бумаге можно описать несколькими словами.

Антон был тогда красивым парнем.

На загляденье всем девчатам всего его неблизкого пути.

Еще бы…

Мало того, что широк в плечах, работящий, не пьющий и хорош собой.

Да еще – два боевых ордена и три медали на гимнастерке.

Он ведь сыном полка воевать начал.

Да и потом, к концу войны, уже полноправным солдатом, наград прибавил…

Но и Вера, под стать ему, была настоящей красавицей.

Как же обрадовалась она, когда в их калитку вдруг постучал тот самый парень, который так приглянулся ей пару дней назад у колодца…

И так как война забрала у нее родителей и совсем недавно бабушку, то благословения на брак спрашивать ей было не у кого.

А Антону оно и не требовалось.

Ему вполне достаточно было и того, что их тут же расписали в сельсовете!

Сначала Вера на это от счастья даже внимания не обратила.

А потом, сызмальства воспитанная в глубокой вере, поняла, что это у него вполне серьезно.

Как говорил он сам – твердая жизненная позиция!

И каждый раз, когда она начинала говорить мужу о Боге, о вере, о том, что хорошо было бы крестить рождавшихся у них детей…

То он только слегка мрачнел, и было видно, явно сдерживал себя, чтобы резко не ответить жене.

Насчет детей еще ничего.

Их крестили, соблюдая, по вынужденной мере тех безбожных времен, все предосторожности, в соседней области.

Антон Антонович-то вскоре большим начальником стал.

И, значит, прознай про это руководство, партийного билета и вместе с ней, работы мог бы мигом лишиться.

Но, любя жену, он был не в силах отказать ей.

И, как на войне, каждый раз шел без страха на риск.

Сам договаривался со священником.

И, как можно раньше – первенец у них умер сразу же после родов – отвозил жену с сыном или дочерью на служебной машине, делая, как бывший разведчик, все так, что водитель даже ни о чем не догадывался.

Так ползли дни…

Летели годы…

Мелькали десятилетия…

Ставшая Верой Сергеевной – Вера терпела.

Ждала.

Молчала.

Ни единой ссоры, да что ссоры – недомолвки не было у них за всю жизнь.

Но тут чувствовала, заговори она о вере всерьез – и не миновать беде.

Только, словно ненароком, клала рядом с газетами мужа свои церковные книги.

Те, в которых говорится вся правда о Боге и вере, которую так тщательно скрывала от людей безбожная власть.

Да иногда, оставшись надолго одна, доставала из шкафа, завернутые в бабушкины шали, древние родовые иконы.

Обливаясь слезами – любимый-то, как выяснилось прямо на свадьбе, был у нее даже не крещенным! – молилась о нем.

Просила, чтобы Бог — Сам вразумил и наставил Антошеньку на спасительный путь.

Иначе – как же они, так любящие друг друга – будут в Вечности навсегда порознь?..

Однажды он так и застал ее за этим занятием…

Потихонечку пятясь, чтобы не смутить жену, вышел из комнаты.

Ничего не сказал.

Только на следующий день за то время, когда жена ходила в открывшийся, после разрешения в стране веры, храм (он и тут ни словом не возбранял ей делать этого, даже раньше, когда на Пасху она ездила в соседний город), взял молоток, гвозди…

И возвратившаяся Вера Сергеевна с изумлением увидела аккуратно прибитые на стене иконы.

Но молиться перед ними Антон Антонович не стал.

Ни-ни! – об этом не могло быть и речи!

Как бы там ни было…

Жили они так дальше, не тужили.

Дети радовали.

Сначала внуками.

Потом те – правнуками…

Они настолько привыкли к этой земной жизни, что уже казалось, так будет продолжаться всегда.

И их счастью не будет конца.

Как вдруг…

Оба они почти одновременно заболели смертельной болезнью.

Поначалу тщательно скрывали это друг от друга.

Умоляли молчать и врача.

Да все равно — встретились однажды в онкологии…

Возле его кабинета!

Отпираться было бессмысленно.

Да и не умели они лгать друг другу.

Так, придерживая один другого, добрались до дома.

Долго молчали, гладя друг друга уже начинающими просвечивать пальцами по тыльным сторонам ладоней.

И Вера Сергеевна вдруг, открывая то, что так мучительно томило ее сердце, прошептала:

— Как же я буду там без тебя? А ты без меня?..

Антон Антонович вздрогнул, словно от удара…

Он – не боявшийся с самого детства в жизни никогда и ничего!!!

И сказал:

— Знаешь, признаюсь тебе… Но и ты скажи честно, не случайно ведь клала на мой журнальным столик свои книги с крестами?

Вера Сергеевна, всхлипнув,  кивнула.

— Так вот, — удовлетворенно кивнув, продолжал Антон Антонович. – И я признаюсь тебе. Почитывал я их. Нет, чтобы уж быть совсем точным, сначала почитывал, а потом – читал! Так что кое что соображаю. И, учитывая, что времени у нас осталось не так уж и много, давай, срочно вызывай всех наших детей родственников!

— Зачем?! – не зная во что и верить, ахнула Вера Сергеевна.

«Неужели ему так уже плохо, что он чувствует совсем близкий конец?!» — ужаснулась она.

Но услышала то, на что еле-еле, совсем втайне, надеялось ее, бесконечно любящее, разрывающееся от жалости к мужу, сердце:

— На наше венчание!

Крестился Антон Антонович на следующий же день.

Без лишних свидетелей.

А потом…

Потом они стояли в центре храма.

Совершенно лысый (а когда-то такая пышная шевелюра была!) все время совершения таинства — ровно, как на военном параде, стоящий девяностолетний старик.

Иногда бережно поддерживавший супругу…

И она, маленькая, худенькая старушка – в белоснежной фате!

После венчания, когда священник поздравил их и привел в пример всем остальным – был воскресный день, и церковь была полна народу, оставшемуся на такое необычное событие — обессилено прислонясь к тоже едва державшемуся на ногах супругу, Вера Сергеевна, вновь глазами ставшая просто Верой, шепнула:

— А знаешь, Антошенька, я ведь даже на нашей с тобой свадьбе не была так счастлива, как сейчас!

— Когда мы были совсем молоды и здоровы?!

— Да! Да! Ведь тогда мы соединялись для земной временной жизни, и меня мучила мысль, что наше счастье когда-нибудь, да оборвет смерть. А сейчас – для того, чтобы быть вместе – вечно!

Антон Антонович серьезно поглядел на нее, на большие церковные иконы, на сияющий крест в руках священника…

И первый раз в жизни с искренней верой (раньше, бывало, особенно на войне, когда чудом оставался живым, он частенько даже не вдумываясь,  приговаривал эти слова, доставшиеся ему по духовному наследству от предков), сказал:

— Слава Богу!

*   *   *

            …Вот такой рассказ получился.

Для мно-о-огих, живущих в браке, но еще не венчанных, молодых и не очень людей, не рассказ, а — сплошная присказка.

Правда, к счастью, без самой сказки…

Окончание с узором

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. Книга III. Страница 3-я


Дорогие братья и сестры! На нашем сайте изменены правила чтения Молитв по соглашению, Акафистов по соглашению и Домашнего сорокоуста. Если ранее мы рекомендовали нашим посетителям брать благословение на чтение молитв и акафистов у священника Димитрия Синявина, то теперь благословение брать не требуется. Русская Православная Церковь дает общее разрешительное благословение на многодневное чтение молитв и акафистов. Посему, если Вы пожелаете присоединится к молитвам по соглашению и Домашнему сорокоусту, то Вам нужно просто начать чтение выбранного Вами правила в указанное время – вместе с нами.

Также доводим до Вашего сведения, что отец Димитрий Синявин, в связи с большой занятостью (а он является настоятелем двух храмов, Казанского и Троицкого), к сожалению, больше не трудится на нашем сайте. На вопросы отвечает священник Никифор Захаров.

Храни Вас Господи!

С уважением, Администрация сайта "СЕМЬЯ И ВЕРА".

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Передать письмо с просьбой к мощам св. Петра и Февронии
Совместные молитвы по соглашению — давайте молиться вместе!
Молитва по соглашению Домашний сорокоуст Акафисты по соглашению
Записки в Храм
Записки О здравии Молебны святым, Господу, Богородице Молебен святителю Николаю Молебен святой Матроне
Святая Матрона — наша заступница!

Рубрика святой Матроны Московской

Письма-записки, цветы и свечи, к мощам блаженной Матроны

Молебны перед святынями
Молебен пред мощами мученика Виктора 2 Молебен пред Гробницей Божией Матери