Рассказ об одной юной подвижнице


Рассказ Татьяны Якутина, г. Кодинск 

Как-то на глаза в интернете мне попалась история про святую наших дней — юную схимонахиню Анну (Сарсьянову) из Среднеуральского женского монастыря в честь иконы Божьей Матери «Спорительница хлебов».

Пришла в монастырь умирать…

Девятнадцатилетнюю умницу и красавицу, студентку Магнитогорского университета, девятнадцатилетнюю Оленьку Сарсьянову, 28 апреля 2005 года сюда привезла мама. Привезла умирать, поскольку у Ольги был неоперабельный рак: опухоль на лбу сместила глазное яблоко, дала метастазы в мозг. Таких не лечат.

Ольгу выписали из Онкологического центра Екатеринбурга с диагнозом — безнадежна. Хрупкая девушка не держалась на ногах — мама придерживала её со спины. А тем временем дома плачущая бабушка шила для любимой внучки погребальную одежду, но работа почему-то никак не шла…

Через год стало ясно, почему не шла: той, кому предназначались мирские погребальные одежды, суждено было уйти в вечность в Великой Схиме, для чего ей и был дан Господом этот удивительный год. Последний год её земной жизни.

Когда Ольга пришла в монастырь, ёе подвели к схиигумену Сергию, духовнику и устроителю обители. Он сказал ей: «Если хочешь жить — оставайся в нашем монастыре». Она осталась. До прихода в монастырь болезнь сопровождалась сильнейшими головными болями, Ольга таяла на глазах, потому что не могла даже есть и пить. Каждое движение отдавалось невыносимой болью… Но с первых дней жизни в монастыре она стала не только есть, но даже потихонечку самостоятельно передвигаться.

Позднее она рассказала сестрам, что когда ей объявили страшный диагноз, первая мысль, которая у неё тогда возникла, была: «Значит, я уйду в монастырь». Она тогда ей удивилась, но восприняла как нечто должное и непреложное. А когда её подвели к отцу Сергию и он предложил ей остаться пожить в монастыре, она сразу же вспомнила эту мысль и согласилась.

У обретшей в обители спокойствие Ольги появилось желание, если она вылечится полностью, остаться в монастыре на всю оставшуюся жизнь. Об этом она стала просить в своих горячих молитвах Богородицу, дала Ей обет.

Поделившись мыслями с отцом Сергием, услышала от него: «Оля, ты должна понимать, насколько серьёзные вещи ты сейчас сказала Богородице. Это обет, и его нужно будет выполнять!»

Случилось чудо: оставшись в монастыре, девушка со смертельным диагнозом получила полное исцеление. По молитвам Божьей Матери Господь спас её.

Монахини и трудницы рассказывают о ней, как о человеке смиренном и сдержанном. «Оленька была сама тишина, сама женственность и покой», — говорят они. Никто не припомнит, чтобы она когда-то чем-то была раздражена и недовольна, чтобы когда-то на кого-то повышала голос. А ведь очень часто почти любой больной человек срывается на крик и раздражение от своей боли. Ольга же никогда ни на кого голоса не повышала и за то время, что прожила в монастыре, ни разу ни с кем не поссорилась…»

Свет, идущий изнутри

Когда Ольга излечилась, приезжавшие «в гости» родные и подруги стали дружно говорить ей о том, что «она молода, красива, что сначала нужно получить образование, создать семью, родить детей, а уже потом, в конце жизни, можно вернуться в монастырь». Слушая их, она невольно стала склоняться к этой мысли. В смятении подошла к отцу Сергию и призналась ему в своих помыслах. Он напомнил ей, что она давала обет, а это очень серьезно. «Давай помолимся, — предложил он, — и попросим Богородицу, по какому пути тебе идти дальше. Сделаем так, как Она определит».

Они помолились, и через некоторое время на прежнем месте вновь возникла опухоль и стала расти невероятно быстро. Но вот что поразительно: у всех общавшихся в это время с Ольгой людей возникло ощущение, что она стала быстро расти духовно. Приняла свой крест спокойно, без ропота. Поняла, что болезнь ей дана Богом для спасения. Ведь если бы она, нарушив обет, вернулась в мир, наверняка произошло бы что-то страшное, от чего могла погибнуть её душа. Приняв болезнь как должное, она согласилась нести свой крест без ропота.

… С наречением имени Евдокия Ольгу постригли в мантию. Она могла ещё передвигаться, и постриг состоялся в храме. Она распиналась на ковре с Иисусовой молитвой на устах, хотя идти самой ей было трудно и её поддерживали с двух сторон две монахини. Прошло ещё какое-то время, и у монахини Евдокии началось благодарение: за данный ей крест, за данную Богом болезнь.

«Я так благодарна Богу, — признавалась насельница Среднеуральского женского монастыря, православный психолог, монахиня Нина Крыгина, — что мне довелось увидеть это собственными глазами. Как-то зашла к ней в келью, а было это перед самым её постригом в великую схиму. Её постригли в Повечерие Благовещения, когда уже стало понятно, что она должна отойти к Богу, настолько стремительно развивалась болезнь. Но именно благодарение в болезни побудило отца Сергия обратиться к Владыке с прошением о постриге в Великую Схиму двадцатилетней монахини.

И вот перед этим событием (в Великой Схиме она получила имя Анна) я зашла к ней в келью. У нас много людей к ней заходило, но так, чтобы не надоедать и с ней побыть хоть немножко. Нередко же и для того, чтобы эти несколько минут, проведенные с ней, — и это удивительно! — дали силы самому человеку, пришедшему в эту келью. Потому как было ощущение света, который идет изнутри».

«Какая же я счастливая!»

«И вот я подошла к ней, — продолжила монахиня Нина свое повествование, — и спрашиваю о самочувствии. У неё в тот момент были очень сильные головные боли, поэтому иногда ставили капельницы. Её причащали каждый день, она и держалась-то от Причастия к Причастию. Но когда боль становилась невыносимой, она всё же просила, и ей ставили капельницу.

Помню, это было перед самой ночью. Так вот, на мой вопрос о её самочувствии она ответила: «Какая я счастливая!» Мне показалось, что я ослышалась, а потому наклонилась к ней и говорю: «Что ты сказала?» И вновь слышу в ответ: «Какая я счастливая!» И было в этом столько тихой радости!

Мы говорили с ней тогда о вечности, причём совершенно спокойно. Она не боялась смерти. Я свидетель: когда зашёл отец Сергий, она сложила ладони крестом и обратилась к нему со словами: «Батюшка, благословите умереть». А он, улыбаясь, отвечает ей: «Ну, схимонахиня Анна, если все умрут, кто же молиться будет? Давай мы еще поживем!»

Через некоторое время она опять смиренно просит: «Батюшка, благословите меня умереть. Я туда хочу!» И показывает вверх. Кровать-то в келье двухъярусная, вот он и пытается сейчас отшутиться: «Куда ж туда? Там Иринка наша клиросная». А она ему: «Нет, я не на второй ярус, я к Богородице хочу, я к Богу хочу!»

И всё это было так тихо, так радостно! Словно просится человек к своим родным, к тем, кого он так любит, так по ним соскучился, что больше сил нет находиться без них, вдали от них.

«Схимонахиня Анна, Христос воскресе!»

Я смотрела на них и думала: неужели это происходит в моей жизни? Не в книгах каких-то, а вот тут, реально, рядом, сейчас! И ещё я видела, что это возможно: когда вот оно, тело — исстрадавшееся, больное, которое отмирает у тебя на глазах, а душа — радуется! И это возможно, когда человеку ещё так мало лет!

Когда идет благодарение Богу за тот крест, который Он дал, и через это благодарение изливается благодать и радуется сердце. Как оказалось потом, она всё же получила благословение от отца Сергия, и они оба помолились Пресвятой Богородице, а там — как Пречистая определит.

…Она мирно отошла ко Господу 21 апреля 2006 года на Страстной седмице, в Великую пятницу, в тот самый час, когда Господь висел на Кресте, но душа уже покинула Его. Хоронили её в Пасху, со словами пасхальной радости, и отец Сергий восклицал: «Христос воскресе! Схимонахиня Анна, Христос воскресе!» И у всех, кто был на её похоронах, было ощущение такой радости, такого света!

За тот недолгий срок, что был определен ей Господом, она испила и чашу скорби, и чашу милости Божией, с благодарностью приняв от Бога всё».

«А у меня всё хорошо!»

Незадолго до кончины юной монахини в монастырь приезжал монах Давид со Святой горы Афон. Когда он с отцом Сергием зашёл к ней в келью, был потрясен ощущением той силы, что «совершается в немощи» этой двадцатилетней девочки. Он долго и серьёзно смотрел на неё, и тогда она (ещё не схимница, а просто монахиня) задала ему вопрос: «Почему Вы так серьёзно смотрите на меня?» И услышала: «Просто я думаю, как тебе помочь». Она же ответила монаху: «А у меня всё хорошо!» И тогда он выбежал в коридор и там расплакался. Потом он сказал: «Я буду просить на Афоне, чтобы молились за нее».

Когда она отошла в вечность, в монастырь позвонили с Афона и сказали, что трём старцам на Святой Горе было открыто, что душа её стрелой прошла мытарства. Что она очень светла и находится у Престола Божия. Афониты поздравили монастырь с тем, что такая душа ушла отсюда в благословенную Вечность.

«Моя болезнь – подарок Небесный»

По благословению схиигумена Сергия на могиле схимонахини Анны горит неугасимая лампада. Монахини, инокини и послушницы любят ходить к той, которую любили при жизни. Сюда приезжают и приходят те, кто не знал Анну, чтобы на её могилке ощутить умиротворение, удивительную тишину и радость. К могильному кресту двадцатилетней схимницы прикреплены слова её прощального, перед самой кончиной, письма.

Эти строки нельзя читать без слёз светлой и тихой радости: «Как же всё-таки Господь любит нас! Я Ему очень благодарна за то, что со мной случилось, за мою болезнь, за то, что попала в маленькую частичку рая — монастырь. Если бы мне сказали: «Отдай свою болезнь другому человеку», — я бы ни за что этого не сделала. Моя болезнь — это подарок Небесный. Лучше здесь потерпеть милости Божии, чем попасть в ад. Сейчас я могу твердо сказать, что я счастливая: меня так любят Господь и Богородица. А смерть… я на неё смотрю смиренно. И если Богу будет угодно, Он меня скоро возьмет из земной жизни в иную… Только бы в ад не попасть. Настолько всё у Бога промыслительно, и я благодарна Ему безконечно.

А отец Сергий… сколько он натерпелся со мной, сколько он молился за меня. Каждое сказанное им слово надо понимать не буквально, а в другом смысле. И тогда все станет ясно и понятно».

На кресте есть фотография юной схимонахини с раковой опухолью. Она не смотрит на нас, улыбаясь затаённой, едва заметной улыбкой, радуясь скорой встрече с Творцом. И даты жизни: 16.07.1985 – 21.04.2006.

К могилке схимонахини Анны идут люди, кладут записочки с именами родных и близких, зажигают свечи, склонившись к кресту, просят её о чём-то сокровенном и наболевшем. Схимонахиня Анна, моли Бога о нас, грешных!

Окончание

К Симеонушке, в Верхотурье


Дорогие братья и сестры, на нашем сайте изменены правила чтения Молитв по соглашению и Домашнего сорокоуста, о которых Вы можете прочесть на странице сайта Новые правила Молитвы по соглашению с «Семья и Вера».

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В понедельник и четверг мы отправляем интересную страничку с забавными фактами, мудрыми советами, добрым юмором и кратким поучением.
Подписывайтесь :)

Совместные молитвы по соглашению — давайте молиться вместе!
Молитва по соглашению Домашний сорокоуст Акафисты по соглашению
Записки в Храм
Записки О здравии Молебны святым, Господу, Богородице Молебен святителю Николаю Молебен святой Матроне
Святая Матрона — наша заступница!

Рубрика святой Матроны Московской

Письма-записки, цветы и свечи, к мощам блаженной Матроны

Молебны перед святынями
Молебен пред мощами мученика Виктора 2 Молебен пред Гробницей Божией Матери