Весьма особенное и благое дело в святые дни Великого поста >>

Духовное чтение на 15 марта 2019 года


Мир Вам, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Перед Вами календарь духовного чтения, посвященный 15 марта 2019 года. На его страницах Вы можете прочесть житие преподобного Агафона Египетского, прочесть сегодняшний отрывок из Священного Писания, а также вознести молитвы и получить духовное наставление протоиерея Димитрия Смирнова.

• Жития святых – Преподобный Агафон Египетский;
• Священное Писание – Книга Бытия (глава 2-я: 20-25; глава 3-я: 1-20);
• Толкование св. Писания – Святителем Иоанном Златоустом;
• Проповедь пастырей – Из поучений протоиерея Димитрия Смирнова;
• Молитва дня – Тропари, читаемые в пятницу 1-й седмицы Великого поста.

Жития святых 55

Преподобный Агафон Египетский

Братья и сестры, сегв этом году на самое начало Великого поста выпала память одного удивительного преподобного, житие которого хотя и кратко, но чрезвычайно поучительно. Преподобный Агафон Египетский, современник преподобного Макария Великого, живший в IV –  первой половине V века, подвизался в Скитской пустыне в Египте. Он отличался необыкновенным смирением, считая себя грешнейшим из людей. Однажды издалека пришли к преподобному Агафону иноки для духовной беседы и обратились к нему: «Ты ли отец Агафон?» «Видите перед собой грешного раба Божия», – ответил преподобный. «Носится слух, что ты человек гордый и невоздержный», – продолжали иноки. «Совершенная правда», – согласился святой. – «Мы слышали также, что ты лжец и любишь пересуживать других». «И это правда», – подтвердил святой Агафон. «Сверх того говорят, что ты еретик?» – не отступали иноки, но тотчас встретили возражение: «Напрасно, я не еретик». Когда же спросили преподобного, почему, приняв на себя прочие пороки, он отрекся от последнего, святой объяснил: «Тех пороков и нельзя не приписывать себе, потому что всякому человеку свойственно погрешать, и все мы по испорченной природе нашей невольно увлекаемся пороками, а ересь есть богоотступничество, самовольное отречение от Истины Божией».

На вопрос о том, какие подвиги важнее в деле спасения, внешние или внутренние, преподобный Агафон отвечал: «Человек подобен дереву; внешнее или телесное занятие приносит листья, а душевное произращает плод. Но так как Священное Писание уверяет, что всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь (Мф.3, 10), то из этого видно, что более внимания следует обращать на плод. Но дерево также имеет нужду в листьях, чтобы ими поддерживать жизненные соки и чтобы тень листьев подавала защиту дереву и плодам его от иссушающего зноя».

Преподобный Агафон преставился около 435 года. Три дня перед кончиной святой сидел молча и сосредоточенно, словно всматриваясь во что-то. На недоуменный вопрос иноков он ответил, что видит себя на Суде перед Христом. «Неужели и ты, отче, боишься суда?» – спросили его. «Я по силе моей исполнял законы Господни, но как человек могу ли быть уверен, что угодно Богу мое дело?» – «Разве ты не надеешься на добрые твои дела, которые ты сотворил, угождая Богу?» – спросили иноки. – «Не надеюсь до тех пор, пока не увижу Бога. Одно дело суд человеческий, а другое дело суд Божий». Сказав это, святой отошел ко Господу.

Братья и сестры, в этом дивном житии затрагивается не одна, а целый ряд тем. Но так как мы сейчас вступаем на постное поприще, то более всего внимания уделим притче о делании душевном и телесном. Итак, по авве Агафону, из внешних подвигов, таких, как: пост, труд и разного рода воздержание – растут листья дерева. А от душевного делания, такого, как: внутренняя молитва, любовь, радость, стяжание мира, долготерпение, целомудрие – произрастают плоды дерева. Любому садоводу понятно, что листья – это второстепенно. Иногда листья даже мешают плодам и их можно спокойно постричь и оборвать. Так и человеку иногда мешают телесные подвиги и ограничения, чтобы проявить любовь к ближним. Вспомним, как часто мы встречаем у преподобных отцов пример того, как они отказывались от своей аскезы ради братии, дабы оказать им любовь и разделить с ними трапезу. Будет ли садовод расстраиваться, если придя к яблоне, увидит, что с дерева опала половина листьев, а плоды на месте? Да скорее он перекрестится и скажет: «Слава Богу, плоды целы!». А если произойдет наоборот? Конечно, будет. Так и мы, если вдруг по сложившимся обстоятельствам не можем соблюдать в полной мере пост, то не должны сильно огорчаться. Главное, не потерять любви к ближним, не впасть в уныние и не начать осуждать кого-либо, не гордиться. А вот если мы, соблюдая Пост во всей строгости, вдруг накричим на кого-нибудь или просто затаим в сердце злобу или зависть и при этом не огорчимся о своем падении, вот тогда это горький и печальный признак. Вспомним, как Господь Иисус Христос проклял дерево смоковницу с одними только листьями без плодов, и оно засохло. Ко всему прочему задумаемся, что является самым желанным для садовых воров? Разве ворует кто-нибудь листья с деревьев? Так и враг рода человеческого стремится украсть плоды Духа Святого: любовь, радость, смирение, послушание.

Но, как говорит авва Агафон, нужны дереву и листья, хотя плоды и важнее. Без листьев, без внешних добрых дел – ничего не выйдет. И как любой садовод легко определяет состояние и здоровье дерева по виду листьев, так и мы можем легко определить состояние своего духовного здоровья, глядя на листья, что произрастают от наших дел. Как говорит владыка Царскосельский Маркелл: «Не нужно быть добренькими, а нужно быть добрыми». Это как раз о здоровье листьев и плодов нашего древа души. Легко казаться, трудно быть. Ведь преподобный Агафон не прикидывался «смиренненьким», когда признавал себя самым грешным человеком, он себя таким ощущал. И внутреннее делание, и всякое доброе дело должны совершаться искренне, в чистоте сердечной и с любовью. Сейчас идут прекрасные службы Первой недели Поста, и ходить на них надо искренне, с желанием. Не мучить себя службой, а духовно наслаждаться.  А дома не нужно морить своих близких голодом, если он люди нецерковные, нельзя бросать семью ради службы в храме, лучше уж посмотреть канон по телевизору, чем оставить больного ребенка одного дома или отказать кому-то в реальной помощи. Нужно быть действительно добрыми. Вот такое замечательное и полезное житие приготовила на сегодня нам Святая Церковь. Да поможет нам авва Агафон своим заступничеством разобраться, где в духовной жизни главное, а где второстепенное.

Преподобне отче Агафоне, моли Бога о нас!

Священное Писание, 55

Книга Бытия (глава 2-я: стихи 20-25; глава 3-я: стихи 1-20)

И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему. И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть. И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились. Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог. И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: «не ешьте ни от какого дерева в раю»? И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть, только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть. И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло. И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел. И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания. И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая. И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: где ты? Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся. И сказал Господь Бог: кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел. И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела. И сказал Господь Бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей; и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту. Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою. Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: «не ешь от него», проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терние и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься. И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих.

Толкование священного Писания, 55

ТОЛКОВАНИЕ СВЯТИТЕЛЕМ ИОАННОМ ЗЛАТОУСТОМ

Блаженный Моисей, сказав, что (прародители) «нага беста, и не стыдястася» (так как они не знали, что были наги, потому что их облекала и украшала, лучше всякой одежды, неизреченная слава), говорит: «змий же бе мудрейший всех зверей, сущих на земли, ихже сотвори Господь Бог. И рече змий жене: что яко рече Бог: да не ясте от всякого древа райского». Смотри, какая зависть и многосплетенная хитрость лукавого демона. Видя, что созданный человек находится в высочайшей чести и почти ничем не меньше ангелов, как и блаженный Давид говорит: «умалил еси его малым чим от ангел» (Пс.8:6), да и это малое ввел грех преслушания, потому что пророк сказал это уже после преслушания, – так видя на земле земного ангела и снедаемый завистию, виновник зла демон, который сам пребывал между вышними силами, но по развращению воли и безмерности злости ниспал с той высоты, употребил великую хитрость, чтобы лишить человека благоволения Божия и, сделав его неблагодарным, лишить его всех благ, дарованных ему человеколюбием Божиим. И что же делает? Нашедши этого зверя, т. е. змия, который превосходил смыслом других зверей, что засвидетельствовал и Моисей словами: «змий же бе мудрейший всех зверей, сущих на земли, ихже сотвори Господь Бог» – им воспользовавшись, как орудием, диавол чрез него вступает в беседу с женою, и увлекает в свой обман этот простейший и немощнейший сосуд. «И рече, – сказано, – змий жене». Из этого заключай, возлюбленный, что вначале ни один зверь не был страшен ни мужу, ни жене; напротив, признавая свою подчиненность и власть (человека), и дикие и неукротимые животные были тогда ручными, как ныне кроткие.

Первый грехНо, может быть, здесь кто-нибудь придет в недоумение и захочет знать, не имело ли это животное и дара слова? Нет, не должно так думать, но всегда следуя Писанию, надобно рассуждать так, что слова принадлежали диаволу, который возбужден был к этому обману своей завистию, а этим животным воспользовался, как удобным орудием к тому, чтобы, прикрыв обман свой приманкою, обольстить сначала жену, как всегда более способную к обольщению, а потом чрез нее и первосозданного. Итак, воспользовавшись этим бессловесным для устроения кова, (диавол) вступает чрез него в разговор с женою и говорит: «что яко рече Бог: да не ясте от всякого древа райского?» Смотрите, какая здесь чрезвычайно тонкая хитрость! То, чего Бог не говорил, диавол предлагает в виде совета и вопроса, как будто заботясь о них, потому что такое расположение выказывают эти слова: «что яко рече Бог: да не ясте от всякого древа райского?» Как бы так говорил лукавый тот демон: для чего (Бог) лишил вас такого наслаждения? Зачем не дозволяет вполне пользоваться райскими благами, предоставив наслаждаться созерцанием (их), не позволяет вкушать и от этого чувствовать тем большее удовольствие? «что яко рече Бог»? Для чего это? Что пользы жить в раю, коль скоро нельзя пользоваться тем, что есть в нем, а приходится испытывать тем большую скорбь, что смотреть можно, а удовольствия, происходящего от пользования, не получать? Видишь, как он чрез эти слова, точно чрез приманку, впускает яд?

Что ты сделала, жена? Принявши этот гибельный совет, ты не только попрала данный от Бога закон и нарушила заповедь, и до такой дошла несытости, что не удовольствовалась столь многочисленными плодами, но еще дерзнула вкусить и оттого одного дерева, которого Владыка повелел не касаться, поверила словам змия, сочла совет его более достойным доверия, чем данную Создателем заповедь, и допустила себя до такого обмана, что не заслуживает и извинения. Разве давший совет был одной с тобою природы? Это был из числа подчиненных, из числа рабов, состоящих под твоею властью. Зачем ты так посрамила себя и, оставив того, для кого ты создана, кому в помощь произведена, кому равна по достоинству, по существу и дару слова, решилась войти в разговор с змеем и чрез этого зверя принять внушение от диавола, и не смотря на то, что (это внушение) явно противоречило заповеди Создателя, не уклонилась, но в надежде на обещание дерзнула вкусить? Пусть так, – пусть ты саму себя ввергла в такую бездну и лишилась высочайшей чести: зачем же делаешь и мужа участником этого ужасного падения, и кому ты назначена быть помощницею, тому сделалась наветницею и чрез вкушение малой снеди лишила его, вместе с собою, благоволения Божия? Какое крайнее безумие довело тебя до такой дерзости? Тебе не довольно было вести беспечальную жизнь, быть облеченной телом и не нуждаться ни в чем телесном, пользоваться всеми райскими плодами, кроме одного дерева? Тебе не довольно было, что все видимое находилось в вашей власти и вы имели господство над всем? Обольщенная надеждами, ты хотела подняться на самую крайнюю высоту? Так вот ты на самом опыте узнаешь, что не только не приобретешь того (чего ты надеялась), но и всего, уже дарованного вам, лишишь и себя, и мужа, и оба придете в такое раскаяние, что признаете бесполезным (сделанное), а лукавый демон, давший гибельный совет, будет смеяться и торжествовать над вами, как уже павшими и испытавшими подобное ему. Как он, возмечтав о себе более надлежащего, ниспал из усвоенного ему достоинства и низвергнут с неба на землю, тоже самое захотел он сделать и с вами – чрез преступление заповеди подвергнуть вас наказанию смертью и удовлетворить своей зависти, как и премудрый сказал: «завистью же диавола смерть вниде в мир» (Прем.2:24). «И даде, – сказано, – мужу своему, и ядоста. И отверзошеся очи обема». Велика беспечность и мужа. Хотя (предлагавшая плод) была и одной с ним природы, и жена его, но ему, как живо помнившему заповедь Божию, нужно было предпочесть ее неуместному желанию жены, не принимать участия в преступлении, для кратковременного удовольствия не лишать себя стольких благ и не оскорблять такого Благодетеля, который явил ему столько любви и даровал такую безболезненную и безбедную жизнь. Разве не позволено было тебе в избытке наслаждаться всеми другими плодами райскими? Зачем же и ты не захотел соблюсти такую легкую заповедь? Но ты, конечно, услышал от жены об обещании лукавого советника тотчас, сам увлекшись надеждою, принял участие в снеди. Поэтому и наказание простирается на обоих вас, и самый опыт научит вас – не верить внушению злого демона более, нежели Богу.

Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел

Несчастные слова, возбуждающие великую жалость и способные подвигнуть к человеколюбию Господа, столь кроткого и благостию побеждающего наши беззакония. Так как (Бог) великим Своим долготерпением потряс его душу и показал ему тяжесть греха его, то Адам, в свое оправдание говорит Ему: «жена, юже дал еси со мною, та ми даде от древа, и ядох». Признаю себя, говорит, грешником; но «жена, юже дал еси со мною», о которой сам Ты сказал: «сотворим ему помощника по нему», – она была виною моей погибели. «Жена, юже дал еси со мною».Мог ли я ожидать, что подвергнет меня такому стыду та, которая для того и создана, чтобы доставлять мне собою утешение? Ты дал ее мне; Ты привел ее ко мне. Она-то, не знаю по какому побуждению, «даде ми от древа, и ядох». Это имеет некоторый вид оправдания, но оно не приносит прощения. Какого в самом деле прощения, говорит (Бог Адаму), можешь ты заслуживать, забывший Мои заповеди, и предпочевший данное женою Моим словам? Пусть и жена дала, но довольно было Моей заповеди и страха наказания, чтобы заставить тебя бежать от вкушения. Разве ты не знал? Разве не ведал? Заботясь о вас, Я для того и сказал наперед, чтобы вы не подверглись этому. Итак, хотя и жена подала тебе повод к преступлению заповеди, ты от этого не будешь безвинным. Тебе надлежало бы показать к Моей заповеди более доверия, и не только самому удержаться от вкушения, но и жене показать важность греха. Ты – глава жены; она для тебя создана; а ты извратил порядок, и не только не исправил ее, но и сам увлекся; тело должно повиноваться голове, а вышло наоборот: голова последовала за телом и высшее сделалось низшим. Так как ты извратил весь порядок, то и находишься теперь в таком состоянии, ты, который доселе был облечен такою славою. Кто достойно оплачет тебя за потерю стольких благ? И во всем том, что с тобою произошло, не вини никого другого, кроме самого себя и своей беспечности. Если бы ты не захотел, жена не могла бы довести тебя до этой погибели. Она тебя не упрашивала, не уговаривала, не соблазняла. Она только подала, и ты тотчас с такою легкостью решился вкусить, нисколько не вспомнив о Моей заповеди, но подумав, будто Я обманул тебя и не позволил вкушать для того, чтобы ты не приобрел больших благ. И с какою целью ты мог быть обманут Мною, Который излил на тебя столько благодеяний? И то самое, что Я предварил вас и заповедал воздержание, чтобы вы не подверглись настоящему бедствию, и это какое было благодеяние! Но ты, вменив все это ни во что, вот на опыте узнал тяжесть своего греха. Итак, не приписывай вины одной жене, но – и своей беспечности.

И отсюда открывается великое и несказанное попечение Господне о человеке; но выслушаем внимательно каждое слово. «Адаму же рече: яко послушал еси гласа жены твоея, и ял еси от древа, егоже заповедах тебе сего единого не ясти, от него ял еси». Так как ты, говорит, послушал жены своей и вкусил от дерева, ее совет предпочел Моей заповеди, и не захотел воздержаться от одного только того дерева, от которого Я заповедал тебе не есть (Я повелел тебе воздерживаться не от многих дерев, а от одного только, а ты не воздержался и от него, но, забыв Мои заповеди, послушал жены), то за это на самом деле узнаешь, какое ты сделал зло.

Адам и Ева, детиТы будешь терпеть это, доколе не наступит конец твоей жизни, когда ты разрешишься в землю, из которой и был образован. Хотя Я дал тебе природу телесную, по Моему человеколюбию, но это тело (произошло) из земли и будет опять землею: «земля еси и в землю отыдеши». Чтобы этого не было, Я повелел вам не касаться того древа, присовокупив: «в оньже аще день снесте от него, смертию умрете». Я не хотел этого, но так как с Моей стороны сделано все, а ты сам устроил себе это, то не вини никого другого, но приписывай все своей беспечности. Здесь рождается у нас еще другой вопрос, который, если вам угодно, мы решим вкратце, и затем окончим слово. «Рече, – сказано, – Бог: в оньже аще день снесте от него, смертию умрете»; а оказывается, что они после преслушания и вкушения жили еще много лет. Это представляется недоумением только для тех, которые поверхностно относятся к приведенным словам. Но кто слушает с добрым размышлением, для того ясно сказанное, и для внимательного не представляет никакого недоумения. Хотя они (Адам и Ева) прожили много лет, но с той уже минуты, как услышали: «земля еси, и в землю отыдеши», они получили смертный приговор, сделались смертными и, можно сказать, умерли. Указывая на это, Писание и сказало: «в оньже аще день снесте, смертию умрете» – вместо того, чтобы сказать: получите приговор – быть уже смертными. Как в человеческих судах, человек приговоренный к отсечению головы, будучи затем посажен в темницу, хотя бы и долго пробыл там, будет проводить жизнь не лучше мертвых, так как уже предан смерти приговором, – так подобным же образом и прародители с того самого дня, в который услышали смертный приговор, хотя и долго еще прожили, но по приговору уже умерли.

И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих

Смотри, какая обстоятельность (в словах) божественного Писания, как оно не умолчало и об этом, но сообщило нам, что Адам дал имя и жене. «Нарече, – говорит, – имя жене своей Ева, что значит – жизнь, яко та мати всех живущих», то есть, она есть начало всех, имевших произойти от нее людей, корень и основание последующего рода. Потом, сообщив нам о наречении имени жене, опять показывает нам благость Божию, как Он не оставляет без внимания созданных Им, когда они были в таком стыде и наготе.

Наставление, 55

ИЗ ПРОПОВЕДИ ПРОТОИЕРЕЯ ДИМИТРИЯ СМИРНОВА

Мы совершили сегодня, в пятницу 1 седмицы Великого поста, богослужение, и сердца наши умилились, умягчились молитвою ко Господу, потому что все православное богослужение покаянное. Это нужно для того, чтобы нам прийти в чувство – чувство сознания нашего греха перед Богом.
Грех есть всякое противление воле Господней. Каждому из нас Бог хочет Царствия Небесного, каждого хочет спасти, а мы все хотим своего и из-за этого всячески спасению сопротивляемся, идем против рожна. Поэтому в нашей жизни очень многое происходит не так. Нам все чего-то хочется, мы стремимся к чему-то, а оказывается, надо совершенно другое делать. Господь премудро наше спасение старается устроить, Он нас жалеет, любит, и мы должны осознать всю свою неразумность перед Богом, увидеть, сколько мы совершаем грехов оттого, что в нас кипят всякие страсти: и гордость, и зависть, и гнев, и сребролюбие, и чревоугодие, и блудность, и уныние, и любовь к излишним словам.

Протоиерей Димитрий Смирнов, священник

Но самое главное, в чем извращена наша природа, состоит в том, что мы любим только себя. А Господь дал нам две заповеди, с помощью которых мы можем войти в Царство Небесное: надо научиться любить Бога и ближнего своего, как самого себя. Важно именно как самого себя. Потому что вообще-то мы людей любим. Редко бывает, что человек такой злодей, так всех ненавидит, что желает убить. Нет, обычно каждый добр и к своим детям; или идет по улице, видит, кто-то упал – ну, конечно, подойдет, поднимет; попросят взаймы – даст. Каждый за собой знает очень много добрых поступков, но этого крайне мало, потому что надо ближнего любить, как самого себя.

Мы многие вещи любим: и поесть, и поспать, и когда нас хвалят; любим книги интересные или интересные передачи по телевизору; может, кто любит в гости ходить или сам угощать. Много мы вещей любим, и людей любим, но себя все-таки больше, вот в чем вся беда. Господь нам заповедал не делать другому того, что не хочешь, чтоб он сделал тебе, а мы часто к другим людям относимся с недостаточной любовью, хуже, чем к самим себе, поэтому о них совершенно не думаем. Ну самый ближайший пример: вот аналой стоит, крест, Евангелие, исповедь идет. Подходит человек благочестивый, верующий, любящий Бога – и забывает обо всем: что за ним стоит толпа из ста человек; что люди нервничают из-за того, что служба задерживается – может, кому домой надо скорей спешить; что батюшке тоже во время службы нужно хоть немножко, хоть пять минут помолиться, а не всю службу у исповеди простоять, он и так бегает туда-сюда. Человеку дело только до себя: как, да что, да почему, да зачем – я вчера, нет, не вчера, вы знаете, позавчера, и вот я позавчера поехал, я там это сделал… Совершенно не относящиеся к исповеди вещи. Или начинает раскланиваться: один земной поклон сделает, другой земной поклон сделает, а остальные все ждут.

Почему это происходит? От недостатка любви. Потому что человек думает только о себе: вот я, вот крест и Евангелие, вот мой батюшка, и мне надо от него и совет получить, мне надо ему покаяться. Только я, а все остальные, которые вокруг меня стоят, – это какие-то пни. Иногда эти пни меня задевают; а если стоит и мне мешает, я вот так рукой его отодвину. Часто наблюдаешь страшную картину, как к кресту люди подходят, например. Каждый хочет приложиться губами к изображению распятого Христа Спасителя и при этом отталкивает других. Так этот же самый Христос и сказал: «Люби ближнего, как самого себя»! Но человек, прикладываясь к Его кресту, совершает преступление – нарушает эту любовь. Христос пришел для того, чтобы научить любви, а тут прямо наоборот. Лучше совсем не подходить, чем подходить вот так.

Так же и у Чаши, и так во всем. То есть у нас нет смирения, нет видения другого человека, нет понимания, что ближний – это не просто предмет, одетый в пальто и платок, а живой человек, у него своя душа, своя боль. У него дома скандалы, может быть; или он очень тяжело болен; или у него жизнь так сложилась, что страшно представить – если бы нам такое, мы бы давно бы уже умерли, а вот его Господь хранит по каким-то причинам. Мы не чувствуем, что вокруг нас живые люди; не просто предметы, которыми можно как-то управлять, а каждый человек – это величайшая драгоценность перед Богом, каждый человек стоит любви. А у нас, в силу нашего помрачения, все обращено на себя: мои дела, мои заботы, как я себя чувствую. У некоторых это чуть дальше распространяется: моя жена, мои дети. А уж дальше это редко кто: там мать или отец – об этом почти никто и не думает, они уже считаются дальними родственниками, не говоря о братьях, сестрах.

Вот такая беда. Это и есть, собственно, грех, который над нами властвует. Это есть то беззаконие, которое распяло Христа. Потому что Христос пришел в мир, чтобы показать людям Свою любовь, научить их любви, а люди из зависти Его распяли. Вот так же стояли, такие же простые мужики, бабы. Их научили, и они кричали: «Распни, распни Его!» – и показывали пальцем. Неделю назад кричали: «Осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне!» – а через неделю: «Распни, распни Его!» Как настроят их, так они и идут. Нету ни рассуждения, ни любви, ни смирения, ни понимания, живут как в чаду каком-то. И так же и мы с вами. Мы все время забываем, для чего Церковь существует на земле – чтобы нам научиться любви, преодолеть рознь мира сего, стать воистину братьями и сестрами во Христе, почувствовать это. А у нас желание весь мир подчинить только себе, использовать только для себя.

Молитва дня 55

Дорогие братья  и сестры, давайте прочтем с Вами тропари, чтомые сегодня, в пятницу 1-й седмицы Великого поста, в православных храмах:

Помилуй мя Боже помилуй мя.

По церковному преданию, святой праведный Симеон Богоприимец имеет великое дерзновение у Престола Божия за всех людей, обращающихся к нему с теплой молитвой.

Помилуй мя Боже помилуй мя.

Прокаженную душу мою безместными помышлении, окроплением крове Твоея очисти Божий Слове, и общника мя славы Твоея сотвори, мене ради безславное претерпевый Христе распятие.

Помилуй мя Боже помилуй мя.

Весь слякохся тяготою безместных, Христе, деяний, и сетуя зову Ти, Человеколюбче: души моея неисцельныя язвы исцели Твоею честною кровию, да пою Твое Божество.

Помилуй мя Боже помилуй мя.

Честным Крестом Сына Твоего сохраняеми, Владычице Чистая Богородице, всякий прилог борца, вси удобь побеждаем: темже Тя по долгу присно ублажаем, яко Матерь Божию, и едину надежду душ наших.

Помилуй мя Боже помилуй мя.

Чистоты сый источник, постом соблюди нас Милостиве, призри на ны Тебе припадающия, вонми воздеянию рук наших, прострый длани Твои на Древе распинаемь о всех земнородных, безплотных едине Господи.

Помилуй мя Боже помилуй мя.

Постное завещание радостно восприимем: аще бо бы сие праотец сохранил, Едемскаго отпадения не прияли быхом. Красный бе в видение, и добрый в снедь, уморивый мене плод: да не восхитимся веждами, ни да усладится наша гортань почитаемыми брашны, по приятии же безчествуемыми. Бежим невоздержания, и по насыщении страстем не покоримся. Назнаменаимся кровию, о нас веденаго на смерть волею, и не коснется нас губитель: и снемы Пасху Христову священнейшую, во спасение душ наших.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Дева и Мати Твоя Христе, на Древе зряще Тя мертва простерта, плачущи горце, Сыне Мой, глаголаше, что страшное сие таинство? Всем даруяй жизнь вечную, волею на Кресте како умираеши смертию поносною?

35

На главную страницу сайта

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрика Великого поста
На рубрику Великого поста >>

В понедельник и четверг мы отправляем интересную страничку с забавными фактами, мудрыми советами, добрым юмором и кратким поучением.
Подписывайтесь :)

Записки в Храм
Требы (записки и свечи) - О здравии Молебен (записки и свечи) - О здравии Требы (записки и свечи) - О упокоении Молебен святителю Николаю Молебен святой Матроне
Святая Матрона — наша заступница!

Рубрика святой Матроны Московской

Письма-записки, цветы и свечи, к мощам блаженной Матроны

Молебны перед святынями
Молебен пред мощами мученика Виктора 2 Молебен пред Гробницей Божией Матери

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: