Непридуманные истории. Рубашка.

Непридуманные истории. Рубашка.

Муж Феодосии Тимофеевны умер от рака. Хотя шла война и был голод, она все вещи покойного раздала на помин души, а себе оставила только его теплую рубашку, которую они вдвоем купили перед войной. «Пусть лежит на память». Живет Феодосия Тимофеевна одна. Тяжело приходится, и тоска по мужу грызет, но терпит, а главное — на Бога надеется. Как — то вернулась она с ночной смены и слышит, звонит кто — то у входной двери. Открыла. Оборванец на пороге стоит. «Подайте, мамаша, какую-нибудь одежонку». Покачала головой Феодосия: «Нету, милый человек. Давно уже все, что осталось после покойника, раздала людям». «Поищите, мамаша, — не отстает оборванец, — может, что и найдется. За ради Христа прошу». «Я ведь все отдала, — думает она, — себе только рубашку оставила, неужто и с ней расстаться? Жалко». Вдруг ей стало стыдно. «Стоит вот несчастный, ради Христа просит… Голодный, поди… Отдам во имя Господне». Открыла комод, вынула, поцеловала и подала. «Спасибо, родненькая, — благодарит оборванец. — Пошли Господь покойничку Царство Небесное!». Ушел он, а Феодосия Тимофеевна ходит по комнате и успокоиться не может: рада, что отдала ради Господа, и жалко рубашку. Потом вспомнила, что еще хлеб себе по карточке не получила, оделась и пошла на рынок в палатку. Идет мимо барахолки и видит оборванца, что к ней приходил. Стоит он рядом с высоким мужчиной, тот мужнину рубашку подмышкой держит, а сам оборванцу деньги отсчитывает. Обомлела Феодосия Тимофеевна. А оборванец деньги получил — и прямо туда, где из-под полы водкой торгуют. Такого Феодосия Тимофеевна не выдержала, заплакала: отдала за ради Христа последнюю дорогую вещь, и зря, на вино ушло! Выкупила хлеб, вернулась домой, легла на диван, покрылась с головой старым пальтишком и незаметно уснула. И вдруг слышит, что кто-то легким шагом в комнату вошел и у изголовья остановился. Сбросила она пальтишко с головы, смотрит, кто это в комнату без стука пришел, да и закаменела — Христос перед ней… Затрепетало сердце у Феодосии Тимофеевны, а Господь нагнулся к ней, приподнял у Себя на груди край ризы и ласково сказал: «Рубашка твоя на Мне». И видит Феодосия Тимофеевна: правда, мужнина рубашка, та самая, что она за ради Христа оборванцу подала, на Господе надета, и проснулась.

<< на главную страницу                        Непридуманные истории. Спасение десантника >>