протоиерей Александр Лебедев

Я – раб Божий

Добрый день, дорогие наши посетители!

Почему Церковь записывает всех в разряд рабов, хоть и Божиих? Почему мы не говорим: «Я – друг Божий», а говорим: «Я – раб Божий»? Почему – раб, а не друг?

На данный вопрос отвечает протоиерей Александр Лебедев:

«Осознание своей подчиненности не означает признания своей униженности, даже, более того, может служить источником радости. Поясню примером. Одно из самых несвободных состояний — состояние воина, который со всех сторон ограничен приказом (а это, как известно, дело добровольное: xoчешь – выполняй, а хочешь – попробуй не выполнить).

Однако нести все тяготы армейской службы солдат может с воодушевлением и даже радостью, если сознает, что служение его подчинено какой-то высшей, достойной и праведной цели. К примеру, солдаты суворовской армии своего главного угнетателя и тирана — Александра Васильевича — встречали с неподдельной радостью и гордились своим подчинением ему, а не какому-либо другому военачальнику.

В Церкви происходит что-то подобное. Человек осознает или же как-то нутром ощущает, что он не просто топчет ногами землю, что вся его жизнь — служение Тому, выше, чище, достойней, красивей Кого не было, нет и не будет.

Есть такое церковное выражение — «работать Богу». Так вот, мы рады, что работаем именно Ему, что мы рабы ни политического режима, ни экономических случайностей, ни идеологии, ни жизненных превратностей, а рабы Бога Живого.

В человеке от природы, изначально, укоренено чувство священного, некая потребность поклоняться, однако объект поклонения должен быть выше нас самих.

А выше человека только Бог, поэтому так противно видеть, когда поклонение направлено на недостойный объект — вождя, начальника, певца-кумира, любовника и т.п.

Христианство же дает нам возможность поклоняться Тому, Кто этого достоин. Такое поклонение не унижает, а возвышает человека, потому что приобщает его к Богу «в высоких живущему» (выражение, встречающееся в богослужебных текстах). Так что можно сказать, что «раб Божий» — не унизительное клеймо, а почетное звание.

Нужно заметить, что «раб Божий» — это именно самоназвание. Христос в последние дни Своей жизни на земле называет Своих последователей не рабами, а друзьями: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами» (Ин. 15, 14 — 15). Но что-то, видимо, мешает православным принять это предложение быть «на равных».

Это что-то — осознание своей греховности и сущностного отличия: все-таки Бог есть Бог, а человек — это всего лишь человек.

Бог может относиться к нам как хочет, но мы на панибратские отношения с Ним претендовать не вправе. Поэтому человеку чуткой совести быть православным «рабом Божьим» гораздо уютнее, чем по сектантски заявлять: «Мой лучший друг Иисус»».

 

 << На главную страницу            Вопросы священнику >>