Беседы с батюшкой. Молитва

Мир Вам, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Сегодня, в передаче «Беседы с Батюшкой» телеканала «Союз», речь коснется главного составляющего делания духовной жизни православного христианина — молитвы.

окончание

Беседы с батюшкой. Молитва

Ведущий: Сергей Юргин
Расшифровка: Юлия Подзолова

— Здравствуйте, в эфире телеканала «Союз» программа «Беседы с батюшкой». В студии Сергей Юргин.

Сегодня у нас в гостях священник храма  Воскресения Словущего в Успенском вражке протоиерей Андрей Ткачев.

Протоиерей Андрей Ткачев

Здравствуйте, батюшка. Благословите наших телезрителей.

— Здравствуйте. Мир вам.

— Тема нашей сегодняшней программы: «Молитва». Неотъемлемая часть жизни христианина — молитва, поясните, что это такое?

— Определение молитвы, которое дает «Катехизис» митрополита Филарета (Дроздова), — это «возношение ума и сердца к Богу». Если подбирать более простые слова, можно сказать, что это разговор с Богом.  Правильными будут такие эпитеты, как «дыхание души», «сердцебиение христианского сердца». Это словесное, разумное общение твари с Творцом.

— Нужно ли разговаривать с Богом и насколько часто?

— Разговор с Богом не может возникнуть внезапно и сам собой, так же как дети начинают разговаривать не сразу по рождении. Необходимо созревание духовного организма.

Нужно это для полноценного бытия личности, чтобы в ней раскрылись скрытые таланты и возможности, она прикрепилась тайными нитями к будущему миру и затем вошла в него подготовленной.

Молитва нужна и для многого другого: чтобы полноценно жить, быть человеком. Одно из антропологических определений человека: это существо молящееся. Молитва подарена только человеку.

Интуитивное стремление к Богу может быть подарено и другим животным. Например, львы не ели Даниила во рву: они обоняли запах святости и ходили вокруг него, как кошки. Волы и ослы могли с благоговением смотреть на Богомладенца Иисуса, греть Его паром из ноздрей. Может быть, когда птицы поют по утрам, они тем самым молятся. Не зря Давид говорит: «Всякое дыхание да хвалит Господа» — и вовлекает в молитву снег, град, дух бурен, горы, все холми, древа плодоносные. Это не только метафора, но и факт, природа наверняка имеет сочувствие к молящемуся человеку. Однако чтобы природа молилась, необходимо присутствие молящегося человека. Одному ему подарена возможность сознательного и словесного общения с Богом.

— Псалмопевец Давид говорит: «Всякое дыхание да хвалит Господа». Нужно ли Богу наше хваление?

— Возможно, наши хвалебные гласы добавляют что-то к ризе Божества, хотя Бог, конечно, не нуждается ни в чем. Бог не страдает от отсутствия чего-либо, поскольку Он Вседоволен, Всеблаг, мы мыслим Его во вседовольной, всесовершенной природе. Но сотворив человека, как существо, способное на ответный отклик, Господь ищет этого ответного движения. Он хочет нам блага, желая вступить с нами в разумный диалог. Он не хочет манипулировать нами, но ждет, чтобы мы вступили в диалог и разумно отвечали на Его действия. Нам это необходимо, а Ему хорошо дарить Себя.

Вступая с нами в общение, внимая нашим просьбам, принимая хвалы и отвечая на покаяние, Он дарит Себя нам. Господь открыл нам, что Он хочет этого: «И призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня. Жертва хвалы прославит Мя: и тамо путь, имже явлю ему спасение Мое». Псалмы — это книга хвалений, учащая молиться, и она полна такими призывами. «Исправь жизнь свою по Мне и призови Имя Мое», «Хваля, призову Господа, и от враг моих спасуся» — на разные лады в Псалтири рассказывается, как это бывает у верующего человека.

— Вы сказали, что человек должен повернуться и увидеть Бога. Как это происходит? Как уловить дыхание Божие в наше суетное время?

— Это вопрос душевной зрелости человека. Слова первой молитвы человека могут быть столь же смешны, как лепечущий голос младенца, но и он мил и рождает радость. В романе Ф.М. Достоевского «Идиот», мать, отвечая счастливой улыбкой на первые слова своего ребенка, говорит, что так, наверное, и Господь умиляется на наши первые молитвы к Нему.

Как необходимо дозреть до любви, ответственности, серьезных мыслей и слов, также необходимо дозреть и до разговора с Богом. Существует прекрасный образ: «дважды рожденный». Например, сначала «рождается» яйцо, а потом из него рождается цыпленок. Но ведь далеко не из каждого яйца. Яйцо, не ставшее цыпленком, — это образ человека, не ставшего личностью, не раскрывшегося из-за суеты, факторов воспитания, греха.

Много людей, которые не молятся потому, что в них не раскрылась эта душевная грань. Есть люди, которые никого не любят: «И никого во всей природе благословить он не хотел» (А. С. Пушкин, «Демон»). Как есть люди, которые не хотят искать смысл, их не влечет красота, не интересуют вопросы этики. Таких людей, думаю, немало.

— Может быть, это предрасположенность, заложенная извне?

— Все может быть. Отсутствие молитвы в жизни человека обнаруживает более глубокий изъян. Пока человек жив, о нем невозможно сказать ничего определенного. Кто-то много молился, а в самом конце сломал свою жизнь. Благоразумный разбойник произнес всего одну молитву: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем», но этого было достаточно, чтобы он вошел в рай. Отсутствие молитвы за всю жизнь было искуплено тем, что в измученном, избитом человеке на кресте, он узнал Царя. Надо оставить зазор для тайны: мы не знаем, что человек скажет Богу в свои последние секунды.

С тех пор, как мы узнали, что Господь есть, мы стараемся наладить с Ним связь, молитвенную, прежде всего. Мы молимся и хотим, чтобы молились все. Наша жизнь была бы лучше, если бы молились все. Не просто празднословили, то есть произносили священные слова без участия сердца, а именно молились. Чтобы были плоды молитвы: сердце размягчалось, мысли просветлялись, гнев утихал, похоть увядала. Но мы понимаем, что не можем требовать от человека молитвы. Надо уметь ждать, иметь терпение к немолящемуся человеку.

— Некоторые сетуют, что мы молимся-молимся, а Господь нас не слышит. Может быть, не так молимся?

— Смотря что, мы считаем молитвой. Можно считать молитвой вычитывание готовых текстов, доставшихся нам по наследству и предложенных в молитвословах. Это хорошо, но еще не все. Надо сделать книжную молитву своей собственной: понять в ней каждый изгиб мысли, усвоить сердцем. Как говорил митрополит Антоний (Блум), те тексты молитвенника, на которые отзывается ваше сердце — ваши тексты, их и надо читать. Но есть тексты, на которых сердце пока молчит: может быть, в них слишком длинные или непонятные слова. Для того чтобы понять тексты, необходим культурный труд расшифровывания смысла.

Не надо пренебрегать и молитвой своими словами, если она не превращается в сочинение акафистов, но человек в кратких словах выражает свое сердце. Если от чистого сердца кричишь «Спаси, погибаю», здесь не нужны длинные тексты. Так кричал Петр, когда тонул. Разбойник и мытарь тоже произносят короткие тексты, но в данный момент в них помещается весь человек. Очень важно молиться Богу своими словами. И очень важно благодарить Бога.

Так же, как и очень важно  спрашивать самого себя: «Где Господь?» Пророки говорили, что народ будет наказан за свои грехи еще потому, что не задавал себе этого вопроса с утра до вечера. Бога надо искать. Как сказано: «Взыщите Бога, и жива будет душа ваша». Необходим сердечный порыв. Иногда эти отношения подобны тому, как человек, уязвленный любовью, повсюду ищет любимого.

Бывает период духовной сухости, когда человек находится в духовной пустыне. Как писал об этом А.С. Пушкин: «Духовной жаждою томим, в пустыне мрачной я влачился». Тебе тоскливо, страшно, одиноко, и ты спрашиваешь: «Где Ты, Господи?» И это молитва. Когда сидишь, обхватив голову, и говоришь: «Где ты, Господи? Что происходит?» — это молитва. Богу нужны эти крики.

В то время, когда еврейский народ стоит на берегу моря и уже видна пыль из-под колесницы фараона, Господь говорит Моисею: «Что ты вопиешь ко Мне?» Хотя тот ничего не говорит, в сердце у него вопль, который  Бог слышит и говорит, что делать: «Простри руку твою на море». Так начинается история перехода через Чермное море.

Молитва иногда не предполагает открытых уст и канонического текста, но всецелую обращенность к Господу. Иногда молящийся кажется странным, как например пророчица Анна в Первой Книге Царств. Когда она молилась Богу о даровании ребенка, священник Илий сказал ей: «Доколе ты будешь пьяной, доколе не вытрезвишься от вина твоего». На что та ответила: «Раба Твоя не пьяна, Владыка, но я женщина с огорченной душой».

В Священном Писании и в церковном опыте можно найти много слов о том, что в молитве должна быть искренность, честность, живое обращение к Господу Богу. Хотя и механика в молитве хороша: она разогревает сердце. Так у человека, привыкшего делать по утрам зарядку, кровь движется лучше. Но в лучшем случае нужна открытость, искренность — сердце должно быть уязвлено желанием говорить с Богом.

— Вопрос телезрительницы из Москвы: «Если официальная медицина ставит диагноз депрессия, достаточно лечиться лишь молитвой и участием в Таинствах Церкви, но не принимать транквилизаторы и антидепрессанты?»

— Депрессия — это то, что мы квалифицируем как уныние, тяжелейшее душевное состояние, которое отражается и на физическом состоянии. В молитве людей, склонных к унынию, депрессии, есть особенности: им нельзя замаливаться. Обычно состояние здоровья у них идет по синусоиде: они сильно молятся, а потом круто обрушиваются вниз, впадая в депрессионные «ниши», потом опять пытаются выбираться и вновь обрушиваются. В этой синусоиде человек очень устает и мучается.

Не стоит надеяться на одно лечение медикаментами, но к врачам стоит прислушаться. Вылечить таблетками душу не получится, но можно снять пиковые состояния. С лекарствами надо решать индивидуально: нельзя пить их много, но и пренебрегать ими тоже не стоит.

Человеку с депрессивными состояниями очень важна телесная дисциплина: молитва должна быть с поклонами. Пусть меньше помолиться, но поклоны положит. Это тоже исцеляет душу от депрессии. Иногда человеку, страдающему депрессией, полезнее заняться физическим трудом, так как он медленно «загнивает» в своем состоянии. Ему нужна дисциплина тела, надо себя взбодрить.

Необходимо участвовать в церковных Таинствах, причащаться, делать все, что по Вашему опыту приносит Вам мир, бодрость и радость. На пути самопознания Вы узнаете, что Вам помогает, а что тяжело. В депрессии нет мира, нет радости и бодрости, поэтому надо делать все то, что Вам их приносит.

— Что включает в себя ежедневный молитвенный обиход православного христианина?

— Утреннее и вечернее правила, которые есть в каждом молитвослове. Они могут корректироваться каждым человеком в зависимости от своих сил, занятости, степени воцерковленности. Суть не в том, чтобы вычитать определенный набор текстов, но в том, чтобы помнить Бога и говорить с Ним.

«Открой ко Господу путь твой, — говорит нам псалом, — и уповай на Него, и Той сотворит».  Проснувшись утром, хорошо бы сразу подумать, перед Кем я лежу. «Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть».  Перекрестился — и пошел по делам. У каждого человека свои нюансы утренней молитвы, в зависимости от положения, возраста, работы. Главное, чтобы человек вспомнил Господа. Вечером мы говорим: «Неужели одр сей гроб будет или еще окаянную мою душу просветиши днем».

Ночь прошла, день приблизился — мы не умерли. Какой день это будет? Господи, благослови! Душа в это время не утомленная, хорошо воспринимает впечатления, поэтому хорошо в это время почитать евангельское зачало дня, что-то выучить наизусть. Многие знают утренние молитвы наизусть и могут читать их в транспорте по дороге на работу. В связи с изменившимся темпом жизни это допустимо, все это легальные формы, в них нет ничего плохого.

— Если новоначальному человеку непонятен смысл слов в утренних и вечерних молитвах, как ему лучше поступать?

— Хорошо, чтобы в труде погружения в текст молитв, помогал кто-то из знающих, более опытных людей: друзей, катехизаторов, родителей, конечно, священников. Например, разобрать Покаянный канон. Каждому надо знать, что он читает. Это хороший труд. Церковная канонизированная молитва воспитывает в человеке поэтический вкус к красивому слову, сказанному вовремя. Это великое дело, ведь сейчас этому больше никто не учит.

Человек молится словами, которые излились некогда из уст святых людей, живших задолго до него — и это тоже очень ценно. Здесь не надо спешить, но ежедневно что-то приращивать к своему духовному опыту. Если знать наизусть Акафист Сладчайшему Иисусу — это будет живая Иисусова молитва, растворенная различными прошениями. Он хорошо ложится на сердце и запоминается. Неплохо выучить Псалом 118, так называемую 17 кафизму. Это длинная песнь о любви к закону Божиему. Псалтирь достойна того, чтобы знать ее большими фрагментами. Все это должно быть багажом человека, тогда, даже будучи лишенным книги, он не будет лишен молитвы.

— Псалмы являются молитвой, или это некая иная форма?

— Псалмы — камертон молитвы, ее эталон. В еврейской письменности есть выражение, что Тора (Пятикнижие) — это закон Израилю и людям, а Псалтирь (Книга хвалений царя Давида и иных псалмопевцев) — это ответ человека Богу. Это взаимообразные книги. Книга Псалмов учит человека молиться, можно считать ее главной молитвенной книгой Церкви, поэтому псалмы читаются в Церкви ежедневно.

— Вы сказали, что псалмы — это хваления, а как же быть с псалмом 136 «На реках Вавилонских»?

— В еврейской традиции Книга псалмов называется именно «Книга хвалений». Я употребил это название сознательно, чтобы подчеркнуть, что, хотя надо просить и каяться, но хвалить и славословить Господа все-таки больше и важнее. Молитва должна главным образом рваться в область хвалы. Псалтирь и заканчивается хвалениями: «Хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних…» На вершинах молитвы Давид зовет молиться всю Вселенную — это конец земных молитв и начало Царствия Небесного.

Вообще, Книга псалмов имеет покаянные и мессианские (которые проповедуют Господа Иисуса Христа) псалмы. В ней есть псалмы исторические, пророческие, благодарственно-хвалебные. Псалом «На реках Вавилонских», с одной стороны, исторический псалом, с другой, покаянный, а с третьей, пророческий. В нем есть история вавилонского плена, молитвенная просьба, пророчество:  «Блажен иже имет и разбиет младенцы Твоя о камень». В толкованиях святых отцов говорится, что под «младенцами» разумеются злые помыслы, а под камнем, о который они будут разбиты, Господа Иисуса Христа. «Камень, его же небрегоша зиждущий, сей бысть во главу угла» — это Христос, Кто на Него упадет — разобьется, на кого Он упадет — раздавит его.

Тексты псалмов бездонны, и если их «жевать», они составляют большую сладость для человеческой души.

— Наверное, не хватит и жизни, чтобы все это изучить?

— Если это прикладывать к практической жизни, мы получим сильное ускорение, чтобы идти по жизни было весело и приятно. Но нам не хватит для этого жизни, поэтому мы продолжим молиться в Царствии Небесном.

Кто-то из святых отцов дает пример, как некий монах научил другого читать первый псалом «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых». Через год они встретились, и монах спросил, читает ли брат всю Псалтирь.

— Нет, — ответил тот, — я все еще читаю первый псалом.

— Почему?

— Потому что я пытаюсь выполнить его, но до сих пор не научился исполнять его на деле.

Если так читать Псалтирь и Евангелие: пытаясь вместить в себя прочитанное, то это цель жизни. Богатство псалмов столь велико, что хочется, чтобы эта книга была открыта всем, и все из нее черпали.

— Наверное, каждый из  нас ловил себя на том, что читая молитвы по молитвослову, наши мысли, бывает, гуляют далеко, например, решая житейские вопросы. Как быть в таком случае: остановить молитву или начать читать ее заново?

— Как сказано: «Держи неудержимого». Ум неудержим, мысли мчатся. Надо держать их. Получится ли это всегда? Надо стремиться к этому. И священник, и монах, и епископ, и преподаватель Духовной академии, каясь, скажет: «Отвлекаюсь, рассеиваюсь на молитве. Говорит лишь язык — сердце не отвечает» или «язык говорит, а мысли разбегаются». Это всем нам известная беда. Может ли быть иначе? Да, но после приобретения крепкого молитвенного навыка.

Когда мысли убегают, поступать можно по-всякому: останавливаться, возвращаться к прочитанному, пользоваться принципом «лучше меньше, да лучше». «Побороться» над одной молитвой. И пока борешься над ней, может оказаться, что время правила прошло. Но ты помолился. Эта борьба дорогого стоит: мне кажется, такая молитва качественнее: она приближает человека к большим плодам, нежели быстрое вычитывание.

В жизнеописании праведного отца Александра Мечева говорится, что он заставлял прихожан постоянно вникать в литургические молитвы. Одна его прихожанка долгое время не могла вникнуть в Заамвонную молитву «Благословляяй благословящия Тя, Господи, и освящаяй на Тя уповающия», и отец Александр сам помогал ей, чтобы она боролась с собой и вслушивалась.

Со мной было так, что при чтении Шестопсалмия одни псалмы сразу ложились мне на душу, а другие как бы проходили мимо, словно я их не слышу. Тогда я стал уделять больше внимания именно тем, которые давались сложнее. Такая работа должна происходить на богослужении и у мирянина, и у священника: все, что преподается как словесная пища, не должно проходить мимо, но попадать в тебя. Слушание Апостола, Евангелия, вникание  — это тоже молитва. Молитва — это диалогическая форма общения с Богом.

— Вопрос телезрительницы из г. Ульяновска: «Мне 84 года, и я не могу прочитать много молитв. Делаю так: читаю утреннее правило, затем главу из Евангелия, одну кафизму. Днем 150 раз читаю Богородичное правило и вечернее правило, а больше  не могу. Когда читаю Евангелие, почему-то очень плачу».

— Вам больше и не надо молиться, поскольку Вы молодчинка. Да укрепит Вас Христос держаться этого правила до последнего дня. Плачьте, это хорошо: «Блаженны плачущие». На таких, как Вы, может быть, многое и держится. С Богом, дорогая мамочка.

Это и есть Русь Святая. Наверное, мы и живем благодаря таким людям, которые даже не подозревают о себе. Настоящее смирение никогда не знает, что оно смирение, и настоящий молитвенник никогда не скажет, что он молитвенник, но будет считать, что молится мало.

— Другая сторона, когда люди берут на себя вычитывание большого количества акафистов, канонов, кафизм, и, в конце концов, изнемогают. Бывает, что эти послушания в разное время давали разные священники. Как поступать человеку в такой ситуации?

— Надо производить «инвентаризацию» всех молитвенных правил. Велика опасность, что человек может перегрузиться. Если он надломится, Церковь потеряет воина. Ради сохранения душевного здоровья, сохранения себя в строю, надо пересмотреть все правила. Все они хороши, всего хочется, но не надо перегружать себя.

Лучше недомолиться, чем перемолиться. Недомолившийся человек ощущает голод по молитве, а перемолившийся тяжесть и отвращается от духовной еды. Это опасная вещь и, к сожалению, известная многим.

— Вопрос телезрителя из г. Подольска: «Пророки задолго до Рождества Христа знали о том, что Спаситель придет на землю. Зачем мы в молитвах просим о чем-то Бога, если Ему изначально известно все, что будет с нами и миром?»

— Всеведение Божие не лишает человека свободы, у него всегда остается возможность выбора, и мы влияем на судьбу мира. Мысли Божии на судьбу народа или человека могут меняться в зависимости от поведения народа или человека. В этом мы можем убедиться из Книги пророка Ионы, который посылается предупредить Ниневию о неизбежной казни города за грехи его жителей. Ниневитяне, узнав эту весть, приносят Богу всенародное, слезное покаяние — и казнь отодвигается на несколько столетий.

Пророк Исайя вымаливает пятнадцать лет жизни царю Езекии, который уже погружался в область смертной тени. Но тот горько плачет, обращается к Господу с просьбой вспомнить все добрые дела ради Имени Его, о нем молится Исайя — и мысль Божия о человеке меняется. Пятнадцать лет, дарованные Езекии — это огромный срок, за который можно все переменить. По опыту мы знаем, как молитвы поднимают болящего со смертного одра. Не надо сомневаться, что мы молитвой влияем на жизнь, выпрашиваем у Господа Бога то, чего недостойны, и Он по Своей любви дает нам ради горячих просьб.

Бывает такая горячая молитва, как будто блудница схватила за ноги Христа и не отпускает Его. Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил, что когда он поднимал на словах «Святая святым» дискос и чашу, он реально ощущал себя блудницей, схватившейся за ноги Иисуса Христа и говорящей, что никуда не отпустит Его, пока не получит просимое. Такая молитва веры действует на историю мира и изменяет ее. Это непреложный факт. То, что не все мы так молимся — это наша печаль.

Все предсказано только в общих чертах, картина будущего мира написана крупными мазками, а не в деталях. И Христос в пророчествах был написан так, поэтому чистые сердцем могли узнать Его, а другие ошибиться. Человек всегда может ошибиться. Христос говорит в притчах: слышат все, а понимают не все. Пророки тоже говорили прикровенно, чтобы не все поняли, и нечестивые не поймут. История мира с антихристом и Страшным Судом написана общими мазками, а прописывание деталей Господь оставляет нам.

— Бывает, что люди берут на себя послушание читать Акафист святой Матроне Московской, потому что она помогает в нужде, либо какую-то духовную книгу, но при этом оставляют чтение утренних и вечерних молитв, не читают Евангелие и Апостол.

— Помню, что некогда у меня был ригористический гнев против таких людей, но со временем я стал замечать, что мое отношение к ним смягчилось. Пусть молятся, читают, как хотят, лишь бы молились, согревались сердцем. Понятно, что пока такой человек не умеет хвалить Бога, он лишь просит. Пусть просит, мне кажется, из этого маленького огонька должно разгораться пламя. Человек должен жить в режиме творческого движения и углубления в тему. Если человек начал с акафиста, а потом и причастился, расстался с каким-то грехом и разбогател добрыми делами — значит, молитва сделала свое дело.

— Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «Является ли грехом просить святых молиться обо мне Богу, ведь в Библии сказано, что между Богом и человеком лишь один посредник — Иисус Христос?»

— «Един Бог, един и посредник между Богом и человеками человек Иисус Христос», — говорит апостол Павел. В обращении к святым нет никакого греха, но мы не обязаны делать это. Если человек прошел некую протестантскую школу, у него может быть некое смущение по поводу обращения к святым. Не надо принуждать его к этому. Если он исповедует Никейский Символ Веры, догматы Православной Церкви, со временем это придет.

Вы можете отнестись, как к великому подарку, что у Бога есть друзья, и они любят нас. Святой мученик Георгий, кровь за Христа проливший, святая мученица Варвара, замученная за Христа, святой Иоанн Предтеча, крестивший тишайшую пучину в водах Иорданских, святой Симеон, державший на руках Младенчика Иисуса, святые Иосиф и Никодим, снявшие замученное тело Господа с Креста, — все это друзья Божии. И мы просим их: «Помолитесь за меня, чтобы и у меня была вера и я ее не потерял, чтобы оказался после смерти с теми, кто угодил Богу, попросите Бога за меня». Великая привилегия — знать, что у Бога есть друзья и обращаться к ним с просьбами. Здесь не только нет греха, но есть великое счастье.

— Вопрос телезрительницы из г. Арзамас: «Как понять слова в Библии, что Богу надо молиться с твердой верой и получишь просимое, что только такая молитва угодна Ему. Если просимое не принесет пользы или повредит, неужели Господь все равно даст это по горячей молитве. Если же не даст, как узнать причину, по которой не получил просимое?»

— Молитва, принесенная Богу с крепкой верой, питает человека сама по себе. В ней он встречает Самого Господа, и эта встреча насыщает душу. Вы имеете ответ внутри себя, и он может быть таким: «Дашь Ты или не дашь, что я просил, — это неважно. Важно, что я люблю Тебя».

Я встал на молитву в твердой вере, что Господь любит, прощает меня, Он знает меня насквозь, терпит меня и внимательно слушает. С этой верой я стою перед Ним и прошу о чем-то. Моя душа, чувствуя, что Бог рядом, говорит: «Дашь Ты или не дашь, не это важно, важно, что Ты знаешь меня, а я знаю и люблю Тебя». В молитве мы получаем не только просимое, но Самого Бога. Просите с верой — и Вы увидите много чудес в своей жизни.

— Многие говорят: «Бог у меня в душе, и я не намерен показывать свои религиозные чувства на людях». Может быть, человек потому не ходит в храм и не молится?

— Это стандартная отговорка. Кто имеет Бога в душе, тому я завидую, наверное, Господь учит его каким-то внутренним научением. Тогда нужна личная, домашняя молитва, которая неизбежно покажет себя в плодах внешней жизни, и ты найдешь тех, у кого Бог так же в душе, захочешь с ними поговорить.

Нельзя не говорить о Том, Кто у тебя в душе. Если ты молчишь о Нем, тогда это, действительно, отговорка, и не стоит долго на ней останавливаться.

— Насколько важна церковная молитва?

— Только что я говорил о великой ценности Книги псалмов. Церковная молитва важна настолько, что одно «Господи, помилуй!», сказанное со всеми вместе за Литургией, весит больше, чем вся Псалтирь, прочитанная дома в одиночку. Такова цена церковной молитвы.

— Господь сказал: «Где двое или трое собраны во Имя Мое, там Я посреди них». А если мы будем читать Псалтирь всей семьей?

— Тогда по сути это будет молитва домашней Церкви. Тогда мы будем ходить в храм Божий за тем, чего не можем сделать дома. Дома можно многое читать и петь мирянским чином, в случае необходимости можно даже покрестить человека без миропомазания, вот только причаститься мы не сможем. Будем любить храм Божий и богослужение в храме за самое великое, что он дает нам — за Евхаристию. Храмы строятся для Тайны Тела и Крови.

— Как часто надо посещать богослужения?

— По мере любящего сердца. Ниже воскресного дня опускаться, конечно, нельзя. Это минимум, а дальше по мере здоровья, занятости и любящего сердца.

Святейший Патриарх говорит о том, что храмы должны быть в шаговой доступности, рядом. Тогда чем больше будешь любить Бога, тем чаще будешь ходить, если у тебя будет для этого физическая возможность.

— Если у человека нет храма в шаговой доступности либо он немощен, для таких людей телеканал «Союз» транслирует воскресные богослужения. Может ли это заменить церковную молитву?

— Те, кто могут ходить, безусловно, должны ходить сами. Для тех людей, которые хотели бы ходить, но не могут, это величайшее подспорье. Огромное количество людей не могут выйти из дома или лежат в больницах.

Если здоровы, конечно, надо идти в церковь, чтобы Бог видел, знал нас. Чтобы не сказал нам потом: «Я не знаю вас», как это было сказано девам с лампадами без масла.

Очень важно познакомить свое сердце с суточным кругом богослужения. Допустим, я хотел бы сейчас помолиться со всей Церковью, для этого я должен знать, что сейчас читается в храме. Сам я не отслужу вечерню, но помню из нее псалом 103, «Свете Тихий», девятый час и таким образом участвую в богослужении Церкви.

В Книге Царств подчеркивается, что когда пророк Илия низвел с неба огонь на жертву, он воззвал к Господу во время принесения вечерней жертвы в храме. То есть ответ Бога на молитву Илии произошел в тот момент, когда священники в храме приносили жертву. Это очень важно: Илия знал, когда воззвать к Господу, чтобы усилить свою молитву. Это сердечная принадлежность к Церкви.

Если ты знаешь, что сейчас в церкви идет Евхаристический канон, можешь произнести слова тех молитв, которые сейчас звучат в храме. Мне кажется, такое сердцебиение в ритм со Святой, Соборной и Апостольской Церковью очень важно.

— Время нашей передачи подошло к концу. Сердечно благодарю Вас за содержательную беседу и прошу благословить наших телезрителей.

— Да не хвалится сильный силою своей, да не хвалится мудрый мудростью своей, да не хвалится богатый богатством своим, но об этом да хвалится хвалящийся, что он знает Господа и творит суд и правду на земле. Аминь.

Окончание

Беседы с батюшкой. Исповедь и Причастие

На главную страницу сайта - Семья и Вера