Беседы с батюшкой. Преображение личности

Мир Вам, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Перед Вами очередной выпуск передачи “Беседы с батюшкой” телеканала “Союз”, гостем которой стал иерей Максим Устименко, клирик Спасо-Преображенского собора Санкт-Петербурга. Передача из Санкт-Петербурга.

Тема передачи — преображение личности.

окончание

Ведущий: диакон Михаил Кудрявцев
Расшифровка: Арсения Волкова

– Батюшка, очень приятно, что Вы как клирик Преображенского собора пришли к нам в этот праздник. Расскажите, пожалуйста, о евангельском сюжете Преображения Господня.

– Большое спасибо за такие слова приветствия. Действительно, праздник Преображения – это особый день, в том числе и в моей жизни. Я служу в Преображенском соборе уже долго: в этом году в праздник Преображения исполнилось 6 лет, как я был посвящен в сан пресвитера в этом же храме. Храм знаменит в Петербурге, он никогда не закрывался. Ему более 260 лет. Это собор гвардии Преображенского полка. И конечно, храм связан с Преображением, и имеет смысл напомнить телезрителям об этом евангельском событии, главными героями которого стали Христос и три Его ученика. О нем говорится во всех Евангелиях, кроме Евангелия от Иоанна Богослова. Евангелисты Матфей, Марк и Лука описывают его почти одинаково и в том же хронологическом порядке. В науке данные три евангелиста называются синоптиками, а их Евангелия называются синоптическими, что в переводе с греческого означает «со-наблюдающие». Евангелисты писали свои Евангелия в следующем порядке: сначала Марк – это первое Евангелие, самое древнее; затем Матфей и Лука; Иоанн Богослов – последний, и его Евангелие отличается от трех предыдущих. Матфей, Марк и Лука всё описывают практически одинаково, но существуют отличия, которые свойственны для каждого из них (например, у Луки своя интерпретация событий). У них, по всей видимости, есть и другой источник: это ставит синоптическую проблему Евангелий в науке. Но наша цель – напомнить, что такое Преображение.

Итак, произошло оно в Галилее, в северной части Палестины. Господь направлялся на север от города Кесария Филиппова. В Кесарии Филипповой Христос спросил Своих учеников, за кого почитают Его люди, и они говорили: кто за Илию, кто за Иоанна Крестителя, который к тому времени был уже казнен. Он спросил: «За Кого вы почитаете Меня?» И Петр, который назван «камнем веры» за исповедание Сына Божия, говорит: «Ты Христос, Сын Бога Живого». И Господь запрещает им рассказывать остальным людям, что Он Христос, Мессия, Тот, Кого израильский народ ждал тысячелетиями. И после этого Он предсказывает, что Ему надлежит очень много пострадать в Иерусалиме, быть распятым и на третий день воскреснуть. И предсказывает в том числе Свое Второе Пришествие. Евангелисты говорят, что Господь берет трех Своих учеников (правда, с небольшим расхождением: Лука говорит, что через 8 дней, Матфей и Марк – что через 6 дней): Петра, первоверховного апостола, который исповедовал Его Сыном Божиим, Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых – и восходит с ними на гору помолиться.

Пожалуй, за все время земного служения Христа мы практически не видим Его молящимся с учениками. Обычно Он молится с ними во время трапезы, но это была иудейская традиция. А вот индивидуальная молитва у Господа, как правило, была наедине с Его Небесным Отцом, то есть Он удалялся, уединялся. Лишь на Фаворе и в Гефсиманском саду мы увидим учеников рядом с Ним. Причем и в случае Преображения, и в случае гефсиманской молитвы ученики спят и, пробуждаясь, видят Христа молящимся. Три ученика, очнувшись, видят Его преображенным: Его лицо сияет, одежды сделались белыми как снег, такими, «как не может на земле белильщик выбелить ткань» (поскольку все ткани были серыми, то их нужно было либо окрашивать, либо белить). И рядом с Ним они видят двух мужей, очень важных для израильского народа: Моисея, законодателя, через которого был дан Закон, и пророка Илию, самого главного в пророческой традиции. Дело в том, что иудеи почитали Закон (Тору) – пять книг, по преданию написанные Моисеем, которому на Синайской горе были даны скрижали Завета; Илия же – ревностный пророк. Закон и пророки – два очень важных богооткровенных направления в иудейской традиции.

И вот они беседуют с Ним о том, о чем Господь говорил с ними ранее: что Ему надлежит страдать, быть распятым и на третий день воскреснуть. И апостол Петр, даже не понимая, что происходит, говорит: «Хорошо нам здесь быть. Поставим три кущи (то есть три палатки, три шатра)». У иудеев есть праздник, который называется Суккот: воспоминание о том, как израильский народ стоял у горы Синай, когда Моисей беседовал с Богом и получал Закон. Они вышли из Египта, были в путешествии по пустыне – и Господь, Который избрал их Своим народом, Который с ними присутствует в облаке, в столпе огненном, Который дает на этой горе Свой богооткровенный Закон, открывает Свое имя. Воспоминания Петра были связаны именно с этим ветхозаветным праздником. Хотя само событие происходило не в этот праздник и не в период Пятидесятницы, между праздником Песах и праздником дарования Торы (собственно говоря, самой Пятидесятницей), а примерно за 40 дней до страданий Господа Иисуса Христа. Это примерно февраль, если считать в отношении новозаветной Пасхи. И вдруг это видение исчезает. Христос предстает перед ними в обыкновенном облике, нет уже этих мужей. Это символизирует то, что время Ветхого Завета прошло – теперь наступило время Нового Завета, Христос явлен им в Своем Божественном величии. Это событие, конечно, является для всех трех евангелистов самым главным – пожалуй, кульминационным событием в земном служении Иисуса Христа до Его страданий, Его смерти и перед Его воскресением и неразрывно связано с будущим воскресением из мертвых. Христос приоткрывает ту славу человеческого естества, которая будет по воскресении. Христос воплотился, Он принял человеческий образ, человеческую плоть. И Он, будучи Богом, обожил это человеческое естество. Поэтому то, что Он преображает в Себе, в этот момент приоткрывает и будущее: окончательное Преображение, обожение, уже неотъемлемое от человеческой природы, то, чему надлежит быть и с Ним, и со всеми, кто уверует в Него как в Сына Божия, распятого и воскресшего, то есть в то, что ждет каждого человека.

Иерей Максим Устименко

– Вопрос от телезрительницы из Самарской области: «Преображение Господне произошло днем или ночью?»

– Евангелисты не уточняют время суток, когда это произошло: может быть, днем, а может быть, ночью. Это неизвестно. Может быть, на рассвете или на закате. Не уточняется ни дата, ни время года. Но мы считаем, что это случилось примерно за 40 дней до страданий Христа. Это событие глубоко символично и наряду с Крещением является своеобразной иконой в Священном Писании, библейской иконой. У нас есть образы Спасителя, Богородицы, святых. Иконы пишутся по определенному канону, и в этом каноне все символично. Икона – это не фотографическое и не просто живописное изображение, она несет на себе определенную смысловую нагрузку. Нимб вокруг головы – символ обожения: если это Христос – обожение, воспринятое человеческой природой, а если Богородица, святые – обоженная через Христа, через веру в Него, через благодать Святого Духа человеческая природа. С событием Преображения Господня то же самое. Указание двух пророков на Него как на Мессию, слова Бога Отца «Сей есть Сын Мой возлюбленный; Того слушайте» – отсылка ко второму мессианскому псалму. В Ветхом Завете слова «Сын возлюбленный» употребляются только в отношении персонажа по имени Исаак (сына Авраама). Мы помним эту историю: Авраам, который был бездетен, но которому Бог по обетованию даровал сына, назвал ребенка Ицхак (Исаак). И отец должен был принести его в жертву. Таким образом Бог испытывал веру Авраама. Авраам в своей жизни безусловно доверился Богу. Он вышел из Месопотамии и ушел далеко-далеко, куда указал ему Господь, когда, уже будучи человеком в преклонных годах, стариком (и его жена была по человеческим меркам бесплодна), поверил в обещание Бога, данное ему в явлении трех путников, что через год у него будет сын (и он должен дать ему имя Исаак). Когда Бог потребовал от него принесения в жертву его сына Исаака на горе Мориа, Авраам доверился Господу, соорудил жертвенник и уже занес нож – и тогда ангел остановил его руку.

Возлюбленный сын – это Исаак, который был прообразом Мессии, Христа. Гора в Ветхом Завете связана с особым присутствием Божиим: на ней Моисею был дарован Закон, а Илии было видение в пещере. И оба они являются боговидцами, но в Ветхом Завете говорится, что невозможно было увидеть Бога и остаться в живых. Об этом сказано Моисею. И Илия-пророк не смог увидеть Его «ни в шуме ветра, ни в землетрясении, а только в легком прохладном ветерке» почувствовать присутствие Бога. Все теофании в Ветхом Завете были прикровенными. Здесь же Бог является воочию. Моисей, кому была дана Тора, и Илия, очень важный в ветхозаветной традиции пророк, воочию видят то, что было обещано и одному, и другому. Поэтому это словесная икона: «Сей есть Сын Мой возлюбленный», гора, присутствие двух пророков. Вот почему для евангелистов было неважно, в какое время и в каком месте произошло Преображение. Гора Фавор – это всего лишь христианская традиция, которая идет со времен императрицы Елены, когда император Константин подписал Миланский эдикт, даровал христианам свободу и Елена обрела в Иерусалиме крест, когда был построен храм Воскресения Христова, существующий до сих пор, а в Вифлееме – базилика Рождества. А вот на горе Фавор она основала монастырь с храмом, который был посвящен Преображению (либо трем апостолам – свидетелям Преображения, либо Христу и двум пророкам: Моисею и Илии, – достоверно неизвестно). Фавор – гора, которая традиционно связана с Преображением. Современная библейская наука предполагает, что это была не гора Фавор, а гора Ермон, поскольку Христос шел на север, в сторону границ с Сирофиникией, а гора Ермон как раз находится на границе Галилеи и Сирии. Кстати, в прокимене (то есть предшествующем стихе из псалма перед чтением Евангелия на утрени) 89-го псалма написано: «Фавор и Ермон о имени Твоем возрадуются». Слово «Фавор» (звучит как «Табор» или «Табур») переводится с еврейского языка как «пуп», «пуп земли». И, вероятнее всего, в новозаветные времена это была не единственная возвышенность, было несколько таких гор, что с научной точки зрения говорит в пользу того, что это была гора Ермон.

– Вопрос от телезрительницы из Воронежской области: «Посмотрела передачу с одним из батюшек. Он рассказывал, как к нему пришла женщина и хотела причаститься. Ясно, что она готовилась к смерти: у нее была последняя стадия рака. Но она курила – и он ее не допускал. Но наконец допустил. Господь пришел к нам, грешникам. Когда мы идем на Причастие, понятно, что в нас больше проявляется аскеза, а не вера и любовь. Нужно ли священнику говорить все до мельчайших подробностей, если знаешь заранее, что он может тебя не допустить к таинству, а покаяние в душе есть? Я сама курю. Никого ни в чем не осуждаю, кроме того, чего не имею в себе, то есть если не могу жаловаться на боль – осуждаю тех, кто говорит о своей. Конечно, курящий человек не может причащаться очень часто: это подвиг. Так я иду за лекарством от Бога или иду приложить свою чистоту и праведность?»

– Конечно, осуждение – грех в любом случае. Но вопрос о табакокурении. Безусловно, Церковь признает это грехом, пагубной привычкой, поскольку человек однозначно вредит своему здоровью, и дни человеческой жизни могут быть сокращены, а жизнь – это бесценный дар Божий. И здоровье – тоже бесценный дар. Почему это грех? Потому что мы вредим здоровью, которое дает Бог. Если мы его потеряем, то не сможем ничем вернуть, никакими средствами. Церковь призывает перед Причастием воздерживаться от пищи, питья, супружеских отношений (для тех, кто состоит в браке) и точно так же – от табакокурения с полуночи. Существует официальный документ, который говорит о правилах подготовки к Причастию, принятый Синодальной комиссией. Он был на обсуждении, и там все это описано. Я могу озвучить только официальную позицию Церкви.

Что касается подхода священника, насколько он имеет право применить строгость или снисхождение к грешнику, я не возьмусь обсуждать и осуждать другого, тем более моего собрата. Я бы поступил помягче, со снисхождением. Но это мой личный взгляд и личный опыт. Грех остается грехом, его нужно констатировать, его нужно стараться исправить. Вы, к сожалению, не единственная, кто страдает этой пагубной страстью. Слава Богу, что священник допустил эту женщину к Причастию. Я считаю, что все мы действительно грешные. « Никтоже достоин от связавшихся плотскими похотьми», как написано в молитве, которую священник читает во время литургии (кстати, это его единственная молитва за самого себя): я недостоин, думаю, отец Михаил тоже себя таковым не считает. И любой другой христианин должен подходить к Чаше, к участию в литургии со смирением.

Смертные грехи являются поводом не допустить человека к Причастию, пока он не покается и не исправится. Табакокурение к смертным грехам не относится, поэтому воздерживаться от него нужно перед самим Причастием. И необходимо поступать более снисходительно по отношению к грешникам. Господь их принимал. Я как священник должен быть более открытым людям и объяснять им какие-то вещи. Мы обязаны проповедовать слово Божие, говорить о грехах, но нужно иметь очень веские основания, чтобы не допустить к Чаше. Не знаю точно всю ситуацию, поэтому не возьмусь судить.

Давайте вернемся к Преображению, к горе Преображения, Фавору. В позднее Средневековье, на стыке Нового времени, перед зарождением в Европе протестантского движения, в Чехии жил Ян Гус, предводитель ранней реформации Католической Церкви. Его сторонники поселились на горе, которую они назвали Фавор, в западном произношении Табор, и называли себя таборитами, то есть теми, кто живет на горе Фавор вместе со Христом. Согласно церковной науке, библейской археологии и самим библейским данным, скорее всего, горой Преображения была гора Ермон. Евангелисты пишут, что одежды Христа стали белее снега. Гора Ермон покрывается зимой снегом. И поскольку событие произошло приблизительно в феврале, то вполне возможно, что в то время снег там был. А гора Фавор снегом никогда не покрывается – это раз. Во-вторых, во времена Христа на самой вершине Фавора была римская крепость. Она существовала со времен завоевания Палестины войсками Антиоха Великого Эпифана. То есть в крепости стояло римское войско. После Христа, уже в 70-е годы, иудеями было поднято восстание против римлян, и крепость была уничтожена. Кроме крепости на склонах еще существовали поселения. Христос же молился в уединении, и на вершине горы Ермон никого не было. К тому же полагаю, что поскольку гора Фавор не единственная возвышенность, которая была так названа, то вблизи Ермона были еще какие-то отроги, которые могли так называться.

Но так или иначе, со времен равноапостольной императрицы Елены, когда был построен храм Преображения, традиция связала само событие с горой Фавор. И более того, те люди, которые посещают Палестину, Галилею в праздник Преображения Господня, видят, что именно в этот день на гору сходит облако, которое спустилось туда во время Преображения и скрыло Моисея и Илию и из которого раздавался голос (присутствие облака опять направляло людей к Библии: к тому, как евреи переходили Красное море, а Бог находился в облаке). Для евангелистов главное, какую символику несет в себе Преображение, будучи апогеем, вершиной земного служения Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. По-гречески слово «преображение» звучит как «метаморфоси»: «мета» – это «изменение», а «морфи» – «форма». По-латыни – «трансфигурация». То есть «изменение внешнего образа». Христос воспринял образ человеческий, но в Нем этот образ изменяется. Цель Причастия, участия в таинствах Церкви – это наша «метанойя» (покаяние, изменение нашего разума, обращение к Богу посредством благодати Божией). Поскольку мы знаем, что Христос сказал: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь не умрет, но будет жить вовек: Я воскрешу его в последний день», мы причащаемся «во оставление грехов и в жизнь вечную» и знаем, что в нас, в нашем естестве произойдет преображение. Но так как Христос сказал: «Царствие Божие внутрь вас есть» (и оно приходит для нас не где-то в будущем, а сейчас и здесь), то поэтому и преображение – во всяком случае, нашей человеческой души – возможно здесь. И не только души, но и нашего внешнего облика.

– Вопрос от телезрителя из Санкт-Петербурга: «Читаю вечернее правило, стараюсь чаще причащаться. Когда ревностно (извините за такие слова) все исполняю, пагубные мысли отходят на второй план, то есть не возникают вообще. А потом одолевает леность, пропускаешь иной раз правило, думаешь: я устал сегодня. И даешь сам себе поблажку. Некоторые святые отцы говорят, что надо понуждать себя, другие батюшки утверждают, что не стоит сильно усердствовать: «само потом придет». Действительно ли надо держать себя в ежовых рукавицах, заставлять себя, чтобы восторжествовало внутреннее преображение, или же, как говорится, ждать у моря погоды?»

– Погода, может, и придет, а может – не придет. И непонятно, куда течение занесет человека. А как сказал поэт: «Душа обязана трудиться и день и ночь, и день и ночь ». Христос говорит в Евангелии: «Царство Божие силою берется, и употребляющий усилие восхищает его». Конечно, нельзя лениться и ослабевать в христианском делании: в молитве, чтении слова Божия. Что такое молитвенное правило? Некоторые понимают это как «от А до Я вычитать все молитвы – и заслужить некую галочку/крестик/плюсик». Но другое дело – как я прочел это правило и помолился ли. Данные молитвы составлены не посторонними людьми, а святыми – людьми, о которых мы знаем, что они обрели благодать Божию и что в них жил Дух Святой. Они, по слову апостола Павла, стали «храмом живущего в них Святого Духа». Поэтому мы берем за образец их молитву и молимся этими словами. Если вы обратили внимание, в начале каждой молитвы написано: молитва под номером таким-то, принадлежит такому-то святому (Василию Великому, Григорию Богослову, Иоанну Златоусту, Симеону Метафрасту, Симеону Новому Богослову). Чисто практически ваше молитвенное правило может быть согласовано с вашим духовником или приходским священником, который пользуется у вас авторитетом, любым духовным человеком, может быть даже мирянином, но благочестивым, верующим.

В те дни, когда у вас нет сил, вы можете читать более краткое правило, а когда готовитесь к участию в Евхаристии, то есть к Причастию, правило должно быть более полным. В конце концов, среди крестьян, сельского населения было мало грамотных людей, они не умели читать и не знали этих молитв, но молились молитвой «Отче наш», которую оставил Господь наш Иисус Христос. Это единственная молитва, которая оставлена Господом. Они читали простые молитвы: «Богородице Дево, радуйся», «Достойно есть», кто-то более грамотный знал Символ веры. И люди жили в христианстве, жили Христом, благодатью Божией. Кто-то говорит, что все это было несовершенно, но на бытовом и других уровнях они были христианами. Что касается самой молитвы, «есть сила благодатная в созвучье слов…». В молитве есть сила благодати Божией: в нашей совместной храмовой молитве на всенощном бдении, на вседневной службе и, конечно, если мы участвуем в таинствах. Благодать – это реально. Не только Христос преобразился внешне, мы знаем, что и святые люди во время молитвы имели возможность преображаться. Вспомним древнюю святую Марию Египетскую, память которой празднуется в Великий пост: она даже воспаряла над землей. Вспомним свидетельство купца Мотовилова, который видел преображенным преподобного Серафима Саровского. Его лицо сияло. Ученики видели Сергия Радонежского преображенным во время молитвы. Отца Иоанна Кронштадтского во время литургии видели преображающимся: от его лица и кожи лился свет – от обыкновенного человека, такого же, как мы, из плоти и крови. Почему? Потому что Христос пришел в мир, чтобы спасти нас. Каждое событие, которое мы празднуем в течение церковного года, – воспоминание. Все это было совершено ради нашего спасения, ради нас. Поэтому все события Нового Завета имеют прямое отношение к нам, чтобы мы приобрели эту благодать и преображение в жизни будущего века по нашему воскресению из мертвых.

– Вопрос от телезрителя из социальной сети «ВКонтакте»: «Что лучше влияет на развитие личности: удача или горе?»

– Удача – понятие не совсем христианское. Конечно, нет людей, которых вообще никогда не касается никакая печаль. «Кая житейская сладость печали бывает непричастна» – одна из стихир на отпевании. Все в этом мире бывает смешано с горем. У кого-то чуть больше страданий, у кого-то чуть меньше, кого-то они обходят стороной. Мне кажется, на развитие человека влияют его стремления – стремится ли он к добру, к свету, если мы говорим о христианском развитии, насколько человек стремится быть с Богом. Или, наоборот, он в какой-то момент остановился, и происходит не развитие личности, а ее стремительное падение. Дело в том, что верующий человек воспринимает и радость, и печаль – все, что дано от Бога. Пример – Иов Многострадальный: и в горе Бога благословлял, и в радости.

– Вопрос от телезрительницы из Екатеринбурга: «Когда Господь с тремя учениками сходил с горы Фавор, Он сказал, чтобы они никому не говорили о Преображении. Они не сказали оставшимся ученикам, которые не были вместе с Господом? Если не сказали, как они могли укрепиться при распятии? Мы поем в кондаке про «вольное страдание»».

– Евангелисты не сообщают, рассказывали ли они о случившемся своим ближайшим друзьям, ученикам Христовым. Возможно, что могли и рассказать. Христос не скрывал от них, что Ему надлежит пострадать, воскреснуть из мертвых. Господь сходит с горы, приоткрывая тайну страданий в подтверждение Своих слов. Мы не знаем, что происходило после того, как Христос услышал исповедание Петра, задав вопрос ученикам, – после того, как Он говорил, что Ему надлежит много пострадать, быть распятым, воскреснуть из мертвых. Но примерно через 6-8 дней Он, в подтверждение Своих слов, преображается перед этими тремя учениками. Почему Он выбирает их? Иоанна Богослова Он очень любил, это был самый юный ученик, наперсник Христов. Петр, «камень веры», – один из самых старших учеников. Он сходит с горы и запрещает им до времени говорить о произошедшем: до Его страданий остается совсем немного. Ученики никак не могут понять, как Мессия, Христос, Которого они ждали, Который должен стать Всесильным Царем, а они должны царствовать с Ним, будет страдать. Это не вмещается в их сознании. С горы Преображения Он сходит в мир, полный скорбей. И практически сразу же, спустившись вниз, Он исцеляет бесноватого отрока, лунатика, за которого просит его отец. Ученики не могли его исцелить, пока Его не было. И Христос его исцеляет. Дальше Господь направляется из Галилеи в Иудею, чтобы взойти на другую гору, не очень высокую, но очень страшную. Эта гора, на которой Христос был распят, называлась Голгофа. Преображение – это величие Христа, а крест, Голгофа – предел уничижения здесь, на земле, чтобы затем Христос просиял светом воскресения из мертвых, это окончательное преображение человеческой природы, как говорится у святых отцов, обожение. Поэтому цель христианской жизни – получить обожение, быть вместе с Богом. Господь говорит в псалме: «Я сказал: вы боги». Мы знаем, что Адам до падения был обоженным, преображенным, он жил с Богом. Поэтому мы стараемся жить с Господом, чтобы получить это обожение, преображение и будущее воскресение из мертвых.

– Вопрос от телезрителя из социальной сети «ВКонтакте»: «Можете ли Вы согласиться с тем, что чтение таких романов, как «Воскресенье» Толстого или «Братья Карамазовы» Достоевского не только преображает личность, но и приводит к вере? Если да, то когда их лучше читать?»

– Классическая литература не случайно называется «классикой», поскольку воспитывает в человеке определенные качества, определенное мировоззрение. Мы знаем, что Толстой не был христианином. В конце концов Церковь была вынуждена это констатировать, признав его отпавшим от Церкви. Дореволюционную Православную Церковь очень часто упрекали в том, что она анафематствовала Толстого. Нет, она его не анафематствовала: она признала его отпавшим. Для человека полезна любая классика, но все-таки, зная Толстого, его взгляды, нужно читать его через некую христианскую призму и отметать какие-то моменты, например касающиеся Евхаристии. Это кощунственные вещи. Достоевский, безусловно, христианский писатель. Поэтому полезно его читать, знать и, наверно, цитировать, как слова Федора Михайловича о том, что «борьба между Богом и дьяволом происходит в мире, и поле этой брани – это души и сердца человеческие».

– Вопрос от телезрителя из социальной сети «ВКонтакте»: «Николай Бердяев утверждал: «Личность есть неизменность в изменении». Что это значит с точки зрения Церкви и Библии?»

– Объяснение этого выражения можно найти у самого Бердяева. Он прежде всего предполагает, что личность изменяется. Мы говорим, что Бог как Абсолют неизменяем, и в этом Его совершенство. Человеческая личность – личность хоть и сотворенная по образу и подобию Божию, но падшая. Поэтому мы обыкновенно желаем человеку возрастать «от силы в силу», то есть развиваться. Если человек развивается, то он совершенствуется. Образ дан каждому человеку. Мы даже говорим, что когда человек учится чему-то, он образовывается, то есть совершенствует в себе образ Божий и в христианстве, в благодатной жизни достигает подобия. А если человек не развивается, мы говорим, что он необразованный, деградирующий человек. Бердяев здесь подразумевал, что предполагается образование человека, его развитие, развитие личности и через это – его созидание. Конечно, это соответствует представлению Церкви. В духовной жизни должно быть развитие. Нельзя лениться, нельзя останавливаться. Если же происходит остановка, то она равносильна падению и деградации.

Но личность может развиваться и в другом направлении: в сторону не добра, а зла. Тогда не происходит изменений в лучшую сторону, а происходит измена первоначальному замыслу Творца, то есть идет уже не созидание образа Божия, а его разрушение – происходит распад человеческой личности, поскольку зло разрушительно.

– Сейчас очень популярными являются разнообразные восточные движения, производные от восточных религий, и часто используется тема просветления: «просветленный учитель», «достигнуть просветления». Синонимичны ли эти понятия с Преображением и можно ли их использовать православному человеку?

– Безусловно, эти понятия абсолютно несинонимичные. Метаморфоза, «метаморфоси», «преображение» – это изменение образа человека. А вот просветление в восточных культах, в буддизме предполагает некий выход души из человеческого тела, медитацию, уход в астрал. В буддизме предполагается нирвана – уход человека в никуда, в небытие. В то время как мы говорим, что человек уникален – уникальна каждая личность, сколько бы нас ни было миллионов, миллиардов за все существование людей от Адама до сегодняшнего дня, до конца всех времен. Человек бесценен в очах Божиих, даже несмотря на то, что образ Божий может быть помрачен грехами. Бог любит каждого. И поэтому цель христианской жизни – это не уход в нирвану, в небытие, а приход к Богу, к вечной жизни, к Царствию Божию. Как христианский, православный священник и как верующий человек, я могу сказать, что это, скорее всего, не просветление, а ложный путь, путь самообольщения, путь к гордыне, путь денницы, бесовский. В одном из тропарей канона Октоиха звучит: « Не ктому змий мне ложне обожение подлагает». То есть змей большего не предлагает мне, чем ложное обожение через поклонение себе, идолам, через идолослужение. А Христос – «Богоделатель человеческого естества», Который сделал человеческое естество божественным. Он предлагает мне новый путь: путь преображения, воскресения из мертвых. И я, веруя в Него, обретаю Свет Божий. Поэтому мы говорим, что Преображение – праздник Света. Кстати, каждое всенощное бдение в русской традиции оканчивается первым часом, где звучит такая молитва: « Христе, Свете истинный, иже просвещая и освещая всякаго человека, грядущаго в мир. Да знаменается на нас Свет лица Твоего… да в нем ходяще, узрим Свет неприступный». Свет неприступной славы Божией должен светить в нашей жизни. И этот Свет может быть виден и через нас. Конечно, мы далеки от достижения такого подобия Божия, которого достигли преподобные. Может, кто-нибудь и сподобится такой великой славы, потому что Церковь и существует для того, чтобы была святость. Мы верим, что, поскольку есть благодатная жизнь, святые в Церкви будут до скончания времен. Но и через наш обыкновенный христианский подвиг ежедневного делания мы можем показывать свет всему миру, что мы – соль земли. Христос говорит Своим ученикам (а значит – и нам с вами): «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они, видя ваши добрые дела, прославляли Отца вашего Небесного».

– В Преображении мы видим некий отблеск жизни будущего века. Можем ли мы рассуждать на тему того, каким будет человек после Второго Пришествия Христова?

– Мы можем об этом говорить, можем почитать святых отцов, апостола Павла, который сказал, что при гласе последней трубы восстанут мертвые и все мы изменимся во мгновение ока. Мы можем предполагать, каким будет это изменение. Мы знаем, что будет примерно так, как описали евангелисты в сюжете Преображения. Мы знаем, что по воскресении из мертвых Христос изменился, ведь ученики Его очень часто не узнавали. Мария Магдалина, которой Он является первой, узнает Его лишь по голосу, по особому обращению, когда Он обращается к ней по имени. Ученики узнают Его в преломлении хлеба; когда они рыбачили на озере Галилейском, а Христос был на берегу, они узнают Его лишь по каким-то жестам, словам, то есть облик Его стал иным: осязаемым, тем же самым, но при этом Христос преобразился так, что, например, мог проходить сквозь стены. Реалии этого мира становятся для человека иными по его воскресении из мертвых. Древние отцы рассуждали, что такое Свет Преображения. В частности, впервые этот вопрос был поднят отцами-каппадокийцами, не столько относительно события Преображения, сколько относительно обожения. Они ввели такие понятия: природа Бога (по-гречески «сущность», «усия») и ипостась отдельных Личностей, Лиц Святой Троицы. Каппадокийцы – это Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский. Они говорили о том, что поскольку Бог запределен миру, то Он, будучи Существом неизменяемым, простым, не может быть причастным этому тварному миру, так как это будет предполагать какое-то изменение. Но Бог между тем не оставляет попечения об этом мире, мы говорим, что даже существует Промысл Божий. Он присутствует в этом мире посредством благодати. Григорий Палама, память которого мы празднуем в Великий пост (а пост – это особый подвиг, мы пытаемся достигнуть чего-то, стяжать благодать Божию), говорил о том, что достигнуть этой благодати возможно. И об этом говорит все учение древних отцов Восточной Православной Церкви.

Слава Богу! Всех с праздником Преображения! Да светит свет Христов, свет Фаворский, в нашей жизни! Мира вам и благодати Божией. Храни вас Господь.

Окончание

Духовная радость – самое главное, что дает Церковь

Беседы с батюшкой. Оскудение духа любви

На главную страницу сайта - Семья и Вера