Вещи, одежда, хлам, много

Вещи. Вещи? Вещи!

Здравствуйте, дорогие посетители православного островка «Семья и Вера»!

Вещи… Вещи… Вещи… Это особый мир, мир вещей, попав в который, мы становимся его рабами, и как порой бывает непросто обрести вновь долгожданную свободу!

«И спросил Его некто из начальствующих: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? никто не благ, как только один Бог; знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою. Он же сказал: все это сохранил я от юности моей. Услышав это, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною. Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат. Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Лука 18:18-25).

 Как страшно находиться во власти вещей, но еще более страшны последствия нашего обладания вещами!

В погоне за приобретением той или иной вещи, мы можем забыть обо всем, что нас окружает, горя лишь одним желанием: «Купить — во что бы то ни стало»! В такие моменты одержимости желанием что-то приобрести, мы перестаем быть чуткими к окружающим, мы раздражены, нам все мешают, нас уже ничего не радует…

И что самое интересное, так это то, что когда мы наконец-то приобретаем долгожданную покупку, она уже не приносит той радости, которую мы ожидали, мечтая заполучить ее… И не зря, видимо, в народе говорят, что дарить всегда приятнее, чем получать. Потому что, когда мы отдаем — мы приобретаем духовную радость от совершения доброго дела, а когда получаем, то радость духовная уже не находит себе места в сердце нашем, преисполненным тленным приобретением.

Вот что пишет о мире вещей протоиерей Сергий Николаев:

заглавие, линия

«Мир вещей чудовищно разрастается. День ото дня он занимает все более места. Не только в пространстве, но и в нашей жизни.

Он требует к себе внимания, вольно или невольно мы входим с ним в личные отношения. И оттого, насколько правильно складываются эти отношения, зависит ни много ни мало — наше земное счастье и будущая жизнь. Да-да, от наших отношений с телефонами, пылесосами, компьютерами, башмаками и чашками!

«Жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12, 15). Эту истину нужно не просто знать и помнить, ее должно постоянно свидетельствовать своей жизнью — научиться на самом деле не зависеть от своего имения.

Большинство вещей, сопровождающих наш быт, не являются необходимостью. На их приобретение нас вдохновляет мода, общественные привычки и настроения. Бывает, человек покоряется им по необходимости, как расширенному дресс-коду, не прилагая сердца. Но чаще мы приобретаем потому, что хотим владеть, не замечая, что уже с самого желания начали служить избранной вещи. Не мы приобретаем, а нас приобретают.

Протоиерей Сергий НиколаевНас печалит невозможность иметь, задержка покупки, а затем, мы боимся сломать, испортить, потерять. Как много души забирает какой-нибудь телефон, костюм или машина. Чтобы иметь то, что есть у других, что принято иметь, залезают в долги, берут кредиты. Чтобы отдать долг, приходится менять образ жизни, работать сверх сил, или браться за неприятную, опасную работу. От этого — плохое настроение, раздражение, семейные ссоры. Как трудно держаться меры необходимого и достаточного в мире вещей!

Нам только кажется, что мы расплачиваемся за приобретенное деньгами. Порой мы расплачиваемся душой. В русской литературе есть образ человека, страстно мечтавшего о собственном домике с садом. И чтобы в этом саду непременно рос крыжовник. Свой мечте он подчинил всю жизнь. Отказывал себе во всем, жил впроголодь, женился на старой некрасивой женщине, только потому, что у нее были деньги. Он прожил жизнь без друзей, без семьи, потому что от такой жизни жена его вскорости сошла в могилу. И все это ради того, чтобы в конце жизни вкусить «счастья» — крыжовника из собственного сада. Яркий образ. Печально, что и в реальном мире люди, чье представление о счастье связано с каким-либо имуществом, не редкость. Тратится жизнь, преступается совесть ради колючего и кислого крыжовника.

Мне вспоминается одна семейная история. После смерти отца осталось то ли шесть, то ли семь взрослых детей. Один из братьев был глухонемой и жил на иждивении остальных. Поживет месяц у одного брата, другой месяцу другого и так далее. Тяжело жить нахлебником у родных. Всего-то и радости у него было — попить чайку из маленького самоварчика, подаренного еще матерью. Да вот приглянулся самоварчик снохе, жене брата. Стала она выпрашивать у глухого вещицу. И так она, и эдак, и мужа подсылала, уж больно хорош самоварчик. Но братец не отдавал. И начал он беспокоиться, что сноха как-нибудь самовар отнимет. Стал вечером кран из него вынимать и прятать. Ведь без крана вещь никуда не годится. Как-то вечером угостили глухого водочкой, да видно изрядно угостили. Так, что на утро он не вспомнил, куда спрятал тот кран. Искали, искали, и не нашли. Вроде и не брала сноха у братца самовара, а через нее потерял он свою маленькую радость. Считай — «украла».

Место вещей в жизни человека хорошо понимали наши предки. В европейских языках для того, чтобы сказать, что вещь принадлежит мне, существует конструкция — я имею, владею. Например, в английском: «I have». А на русском мы скажем — «у меня есть». То есть — вещь существует около меня. Не ближе. Европеец владеет предметом, а у нас предмет просто рядом, полностью не принадлежит нам. В этой грамматической конструкции отражено свойственное нашему менталитету, сложившемуся под воздействием христианства, понятие — все, что окружает нас в этом мире, данность Божия. Все, что у меня есть — дал Бог, это Его. Я только пользуюсь. Для человека, имеющего такое сознание, легко и естественно сказать: Бог дал, Бог и взял.

«Мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем вынести из него» (1 Тим. 6, 8). Для нашего национального характера типично некоторое пренебрежение в отношении всего материального. В мемуарных записках и дневниках наших соотечественников (имеются ввиду тексты XVII Х1Х веков), мы находим описание событий, душевные переживания, анализ поступков, описание картин природы. Но в них почти не говорится о вещах. Мир вещей русскому человеку казался слишком прозаичным, и не стоил того, чтобы его увековечивать. На него было жаль тратить эмоции, чернила и бумагу. А вот у европейца, того же англичанина, очень часто встретишь записи о покупке, приобретении, продаже чего-то. Или описание тех предметов, которые он видел. Заметим к тому же, что в западной литературе, включая сказки, интерьер и прочий предметный ряд описывается гораздо подробнее, чем в нашей.

В отличие от Запада, у нас не прижилась даже традиция семейных реликвий. Единственным имуществом, которое могло перейти через множество поколений, была святыня— икона или книга.

Так что же? Не иметь, не приобретать? Конечно же, хорошо бы последовать словам Апостола: «Имея пропитание и одежду, будем довольны» (1 Тим. 6, 8). Да не у всех получится. Имущество и богатство сами по себе нейтральны. Они не мешают нашему спасению, если мы не прикладываем к ним слишком много сердца.

«Когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца» (Пс. 61, 11). Тогда и потеря не сокрушит его. В отношениях с вещами важно не забывать, что «к свободе призваны вы» (Гал. 5, 13) и оставаться свободными, не попадать в рабство. Потому что разве не рабство — завидовать тем, кто имеет, дрожать от страха потерять, унывать от невозможности получить?

Имущество призвано служить душе, а не истощать ее. Есть люди, которые особенно умеют правильно пользоваться материальными благами. Про одну машину говорили, что если бы вещи могли попадать в Царство Небесное, то первой туда надо было бы отправить машину отца Алексея Грачёва. На этой машине отец Алексий возил в храм певчих и прихожан, перевозил друзьям мебель, отвозил знакомых и их родственников в аэропорты и больницы. Машина постоянно служила ближним.

Мир вещей умножается. Вместе с ним умножаются и наши заботы. Ведь, как это ни при скорбно, большинство забот связано именно с этим материальным миром. Но тот, кто научился владеть своим имуществом, нашел ему правильное применение, освобождается от этих забот. Возвращает себе достоинство свободного человека».

Окончание, конец

Как научиться правильно использовать данное нам Богом время?

“Прочитанная книга должна приносить пользу душе”

Сайт Семья и Вера