Беседы с батюшкой. Вокруг Олимпиады

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

К познавательному просмотру (и прочтению) предлагаем очередной выпуск передачи “Беседы с батюшкой” телеканала “Союз”, гостем которой стал настоятель храма святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Северном Бутове священник Андрей Алексеев.

Тема телепередачи: Вокруг олимпиады в Рио 2016.

окончание

Ведущий Сергей Платонов
Записала Маргарита Попова

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Мы с Вами встречались совсем недавно и освещали это событие – Олимпиаду в Рио. Сегодня мы продолжаем разговор об Олимпиаде, но несколько в другом ключе. Давайте поговорим, так сказать, «около Олимпиады». Первый вопрос такой: что же происходило и происходит вообще вне стен спортивных залов, стадионов и почему мы об этом будем сегодня говорить именно здесь, в нашей студии?

– Хороший вопрос, и тема, наверное, очень актуальная, звучащая достаточно современно. Интересна тема потому, что речь идет о людях: что происходило около Олимпиады, каковы были люди и состояние людей, окружающих это большое международное событие? Я поделюсь впечатлениями тех, кто неоднократно выезжал на подобные большие международные площадки и мог сравнивать то, что происходило здесь, с событиями, происходившими в других местах. Так вот, по отзывам таких людей, эта Олимпиада была, наверное, одной из самых трудных, потому что принимающая страна находится в непростом положении – и не только с точки зрения экономики. Мы ведь рассуждаем о стране как о месте, где живут люди. Люди живут не только в тяжелом экономическом состоянии. Каково внутреннее состояние людей? В первую очередь состояние нравственное, духовное?

Священник Андрей Алексеев

И здесь мы, конечно, должны посмотреть, каковы внутренние порывы людей, которые находились в это время вокруг такого большого события, кто участвовал в нем, кто организовывал. Ведь было очень много хорошего. Я сейчас не могу сказать, что все было плохо, совсем нет. Конечно, были большие старания, труды, усилия людей, которые старались, чтобы их страна предстала красивой, чтобы люди были жизнерадостными и готовыми помочь, включиться в каких-то непредвиденных ситуациях, связанных с тобой или с кем-то еще.

Но вместе с тем мы знаем, насколько тяжелым было то, что окружало это событие. А именно: я знаю о таком обстоятельстве – люди, имеющие отношение к тем сферам, где об этом рассуждали, рассказывали мне: по их словам, правительству этого государства не удалось договориться с криминальными структурами о том, чтобы не грабили. Представляете? Правительству страны не удалось договориться, чтобы не грабили. Более того, ответ этих структур, со слов людей, сведущих в этом вопросе (при этом о мероприятии, которое происходило не так давно (Чемпионат мира), удалось договориться, так не грабили), был таков: это для нас возможность заработать, мы будем это делать.

Многие люди, приезжающие на это огромное мероприятие со всего света, попадали под страшный удар людей, ищущих возможности совершить страшный грех, нарушить Божью заповедь «не укради». Более того, делать с оружием в руках, нарушая заповедь Божию «не убий». Потому что и насилие над туристами, над спортсменами… Я знаю, как человека, завоевавшего высокую награду, члена не русской сборной, не нашего спортсмена (ну как – не нашего, это тоже человек), избили прямо на набережной, унизили, он вынужден был защищаться и был в недоумении от того, что он вышел посмотреть на красоту вечернего Рио-де-Жанейро, а попал в такой переплет.

Члены нашей делегации рассказывали мне, как у них пытались сорвать цепочки с крестиками с груди, как одна из делегаций попала под обстрел, когда представители некоей разбойничьей группировки выясняли отношения (я подбираю слова как священник), а другие, приезжая из аэропорта в место, где находилась их делегация, были ограблены прямо по пути, во время движения, на светофоре. Это и многое другое, порой страшное, о чем я сейчас не хочу говорить, показывает состояние большого количества людей, живущих в этом мире. Никогда, по отзывам специалистов, Олимпиада доселе не проводилась в государствах, где подобное совершается и практикуется.

Недавно я общался с молодым человеком, который в составе известного московского духовного хора посещал еще одну латиноамериканскую страну – Венесуэлу. Он говорит, там вообще невозможно было выйти на улицу без сопровождения. Здесь предупреждали, что нужно выходить и иметь с собой деньги для откупа (небольшую сумму, чтобы отдать ее сразу, как только к тебе подходит человек и требует ее с оружием в руках, с пистолетом или ножом). Предупреждали, чтобы не пытались даже сопротивляться, иначе будет выстрел или удар. Вот такое предупреждение делают человеку, который приехал в страну посмотреть спортивное мероприятие. О чем это говорит? О состоянии, в котором находятся многие люди в этом государстве. Давайте вспомним замечательную духовную христианскую истину: людей мы должны оправдывать, а грех – осуждать. Перед нами страшное нравственное состояние тех, кто готов на подобные беззакония.

– Помимо того, что Вы говорите о негативных моментах Олимпиады… Готовясь к этому эфиру, я познакомился с информацией об этой стране, просто чтобы знать, о чем будет речь. Там есть несколько фактов, которые я Вам приведу. Бразильцы очень патриотичный народ. Они очень любят свою страну, очень горячо за нее переживают.

Второй момент: семьдесят процентов бразильцев – католики, регулярно посещают богослужения в католической церкви. Как же так, если человек патриот, а при этом позорит свою страну на таком огромном спортивном мероприятии? Если он верующий, как же так получается? Это двойственность, разделение. Или я ошибаюсь?

– Дорогие друзья, если мы возьмем камешек (не важно, в какую воду его бросать, вокруг его католики, православные, протестанты или кто-то еще), бросим его в воду, потом достанем и увидим, что он мокрый, то это не значит, что он мокрый внутри, какие бы руки ни достали его. Разламываем – он сухой. Так бывает и в жизни – не только в стране, где семьдесят процентов католиков. Давайте будем аккуратными, потому что перед нами трагедия. Мы должны понимать, что сейчас мы собрались не для того, чтобы обвинять людей, среди которых много самых истинных патриотов, к которым мы не можем предъявить подобных претензий.

Да мы их и не предъявляем, мы свидетельствуем о том,что перед нами трагедия большого народа. Представьте себе, международное мероприятие, люди приезжают посмотреть на красоту твоей страны – и совершается беззаконие. И этому беззаконию подвергаются многие другие люди, приехавшие из стран, где подобное не является нормой. К сожалению, подобные явления есть в разных местах, но в таком обилии и количестве?.. Подчеркиваю: я впервые был на подобном мероприятии, но здесь были и те, кто многие годы приезжает в разные страны, и никогда с подобным беззаконием они не встречались. Увы, перед нами то, о чем нужно правильно сказать, найти верные слова, ни в коем случае не поставив всех бразильцев в неловкое положение, а подчеркнуть, как непросто этим людям находиться в этом пространстве. Вот такое явление, о котором мы с Вами сегодня рассуждаем.

– Батюшка, очень много интервью с Вами, в информационном пространстве постоянно сталкиваюсь с позитивными и негативными моментами. Сейчас мы, наверное, повторяемся, но можно ли Вас попросить рассказать нам тот стих, который Вы читали нашим гандболисткам? От него будем строить дальнейшую беседу.

– Вы знаете, поскольку это стихотворение живет своей жизнью, оно есть в Интернете… Я когда-то написал его по просьбе сына.

– Несколько строк…

– Да почему же, я вспоминаю его, оно пригождалось мне неоднократно. В этом пространстве ты искал какие-то возможные механизмы, для того чтобы пообщаться с людьми и настроить их на ту волну, где они могут проявить себя, показать красоту и достоинство своего народа, который они здесь представляют, с христианской высотой понимания значения этих понятий, добродетелей. Да, я читал стихи, которые, в частности, пригодились в общении с девушками-гандболистками. Не только с ними. Это то, что помогало мне в диалоге с людьми, ищущими правды и стремящимися к красоте.

Что красит девушку? Не яркий цвет помады,
Не золото, не бархат, не шелка.
Что красит девушку? Какою быть ей надо?
Об этом говорят во все века:
Не гордой, а приветливой и скромной,
Не дерзкой, а послушной и простой,
Чтоб, чистотою покоряя мир огромный,
Она бежала бы от болтовни пустой.
Нет скверных слов, нет выкриков хвастливых,
Красавице такое не к лицу,
Нет взглядов неприличных и блудливых,
А есть почтенье к матери, к отцу.
Красива та, которая умеет
Себя смирить и ближнего простить.
Прекрасна та, которая не смеет
Себе позволить лгать, хамить и мстить.
Блистает ярко красотой чудесной
Та, у которой совесть говорит:
«Будь целомудренной, трудолюбивой, честной,
Такою быть Сам Бог тебе велит!»
Сегодня многие желают быть иными
И рабски служат ложной красоте.
Желаю, девушки, я вам не быть такими,
А всеми силами стремиться к чистоте.
Когда любовью, верой, добротою
Наполнен будет жизни каждый час,
Тогда спасительной небесной красотою
Господь чудесно всех украсит нас!

Стихотворение пригодилось мне, Сережа, в эти дни, потому что рассуждение о нравственности у человека, имеющего совесть (а каждый имеет совесть), вызывает в душе некий положительный резонанс и сподвигает его осмысливать себя в этом пространстве как ответственного за то, что происходит. Каков ты, человек, в этом пространстве? Знаете, эти костыли, эти подпорки нужны человеку. Мы рассуждаем о духовной высоте, но нужно еще поднятья на духовную высоту. Важно, чтобы кто-то помог человеку об этом задуматься.

Перед нами явления, имеющие отношение к нравственности, которые каждому из нас необходимо возгревать в себе, – эти чувства, эти перспективы внутреннего импульса, готовности поступать по-доброму, искренне, честно, справедливо, но кто-то же должен об этом напомнить человеку! В том числе и в том пространстве, в котором совершается беззаконие. Вот оно, рядом, но вместе с тем мы читаем в Писании, что там, где приумножается беззаконие, изобилует Божия благодать. Отрадно, что для кого-то и эти стихи, и вообще рассуждения священника о целомудрии были актуальны, сердце человека откликалось на этот призыв.

– В одном из интервью Вы говорили, что спорт должен быть в добрых руках. На такой большой спортивный форум было направлено много средств массовой информации, и миллионы людей, если даже не миллиарды, могли в одночасье наблюдать целый матч, спортивное состязание. Можно сказать, в этот момент они были едины.

Почему происходит так, что люди, которые это организовывают (подчеркну: не все, не будем равнять всех), порой, к большому сожалению, демонстрируют безответственное отношение не только к людям (например, нашим паралимпийцам, это факт, и не будем много говорить, его обсуждают во всем мире), но и через картинки, образы, организацию, какие-то спортивные состязания еще и безответственно относятся к собственной душе, к душам тех людей, которые за этим наблюдают.

– Сережа, к сожалению, мы не можем обойти вниманием те явления, которым священнику (в частности) важно дать духовную оценку. Подчеркиваю: оправдывая человека, но осуждая грех. То, что совершалось, в частности то, что было содеяно в отношении наших спортсменов-паралимпийцев, можно назвать (повторюсь, поскольку мы об этом уже говорили) нравственным преступлением. Когда человек, действия которого в этом мире мы можем характеризовать как маленький подвиг, – они, будучи немощными (а ведь спортсмены-паралимпийцы – это немощные люди), борются за жизнь, трудятся, прилагают усилия.

Какое глубокое несчастье, когда некоторые люди берут на себя страшную ответственность и будут по духовному закону нести последствия от того деяния, которое они совершают, лишая этих людей возможности в честном предстоянии, на международном спортивном мероприятии проявить те усилия, которые они были готовы проявить в течение приготовления к этому событию. Даже не четыре года, а всю свою жизнь.

Всегда считалось большим грехом обидеть немощного человека. У нас в народе говорили: не обижай того, кто имеет немощь, Бог накажет. Перед нами явление, требующее глубокого и, подчеркну, духовного анализа. Потому что тех, кто проявляет подобное, можно пожалеть, это самые несчастные в мире люди, которые поднимают свои силы против тех, кого нужно поддержать. Не будем касаться вопросов политики, это удел тех, кто ею занимается, речь идет даже о внутреннем импульсе сердца. Я полагаю, что тем, у кого несожженная совесть (а таковые, у кого совесть сожжена, по словам апостола Павла, тоже есть вокруг нас), стыдно. Даже при совершении каких-то подобных действий наверняка внутри у кого-то из них как-то щемило. Если это так, то уже слава Богу.

Но оставим в стороне эти рассуждения, вернемся к тому, что окружало Олимпиаду здесь, рядом, совсем близко. Я не могу не коснуться того явления, которое является частью жизни Бразилии, – это фавелы. Это трущобы. В этой стране, по официальным данным, 11 миллионов людей живут в фавелах. Слово очень красивое – «фавела» – белый цветок. В Рио-де-Жанейро таких фавел более восьмисот, в них живут многие люди, и в этом пространстве власть находится в руках криминальных структур. В каждой фавеле есть некий король, есть некоторая мзда, которую платят люди. Вместе с тем они не платят налогов, но имеют очень многое из того, что имеют те, кто их платит. У них есть свет, телевидение, возможность все это использовать, но в то же время они находятся в пространстве, в котором обычно сложно находиться другим людям. Хотя мне рассказывали случаи, что кто-то из тех, кто несколько разбогател, даже задерживаются в фавелах и не торопятся оттуда выйти, потому что не нужно платить налоги. Такие случаи есть.

– Налоги большие, кстати.

– Большие. Вместе с тем есть такие принципы, которые люди, находящиеся в этом пространстве, стараются соблюдать. Пространство общего настроения, где правят разбойники. Соблюдая эти принципы, они как-то выживают, но все-таки это ведь ненормальная ситуация. Это как-то угнетает человека, но к этому можно привыкнуть. Вообще очень ко многому можно привыкнуть. Здесь важно не считать это все нормой жизни. Это же живые люди, это те, кто считают себя христианами. Они ведь тоже отмечают какие-то возможные для себя нормы поведения, но как они их реализуют в реальной жизни и – самое страшное – как они перед Богом будут отвечать за это? Это ведь будет суд нечеловеческий. Жизнь закончится, и каждому из нас надо будет Богу дать ответ.

Мне рассказывали о некоторых правилах жизни в фавелах, о нормах жизни, которые нужно соблюсти человеку. Конечно, к этому можно привыкнуть, как я уже сказал, но нормой это не назовешь. Более того, есть специфические моменты. Допустим, одна из фавел в Рио находится в том месте, где есть великолепный вид на океан. В этом районе, в трущобах, решили построить пятизвездочный отель. Богема таким образом развлекается. Это некая насмешка: вот тут люди бедствуют, живут в нищете, а рядышком, по соседству, по договоренности с криминальными структурами, сейчас богема выстроит этот отель, будут совершаться беззакония в беззаконии. И все это находится около Олимпиады. Это находится возле сердца человека.

Да, каждый из нас может быть даже возле Христа Иудой, но когда все это соседствует непосредственно с близким тлетворным дьявольским дыханием в пространстве, где речь идет о красоте, грации, об изяществе, где молодые люди являют то, что связано со здоровьем, рассуждают о чистоте, о каких-то моментах целомудрия, и все вот так рядышком… Вы знаете, это впечатляет и очень печалит, потому что все это некая подмена, игра, как будто бы страшная, очень глубокая пропасть, где воистину с высотой соседствует бездна, где возле того, что мы можем назвать прекрасным, – уродство. От этого в сердце глубокая печаль у всякого, кто к этому неравнодушно относится. Можно привыкнуть и не замечать, но разве это по-христиански?

Более того, разве когда мы замечаем подобные явления, мы не должны о них рассуждать? Это не норма жизни! Я не случайно поднимаю эти вопросы. Поднимаю их с позиции готовности оправдать человека. Но беззаконие оправдывать нельзя, и кто-то об этом должен сказать. Мы не имеем права молчать, когда совершается беззаконие, мы готовы рассуждать о человеке и оправдывать его, но грех осуждать мы обязаны! С беззаконием мы обязаны вести борьбу, иначе, если мы будем молчать и не рассуждать на эту тему, тогда мы преступники, мы согласились, мы сдались. Мы не боремся, и все это около Олимпиады. Все это близко, и ты решаешь сам, с кем разделяешь эти убеждения или не разделяешь. Мы готовы протянуть немощному человеку руку помощи, и мы обязаны ее протягивать, но мириться с грехом мы не имеем права.

Перед нами трагедия многих людей, живущих вокруг нас. Но для тех, кто находится там, увы, это стало уже во многом нормой жизни. И эта трагедия еще больше усиливается от того, что они находятся в этом состоянии и считают, что это нормально. А другие поддерживают, что это нормально, и не борются с этим состоянием греха, считая, что это в порядке вещей. Мы подняли страшные темы, но разве это не актуально для нас с вами сегодня? Разве эти темы сегодня в стороне от нашей жизни? Мы как христиане разве не читали апостола Павла, где сказано, что Небесного Царства не наследуют те, кто практикует все это, это беззаконие? И мы обязаны называть вещи своими именами, это срамно, это антихристианство, это служение другой силе, дьявольской, и это тоже находилось вокруг людей, приехавших на эту огромную международную встречу. Важно дать всему этому правильную оценку.

– Оценку, которую мы должны дать здесь, чтобы не осуждать это, а извлечь какую-то пользу для себя.

– Не осуждать людей, а оправдывать, а грех осуждать и вести с беззаконием борьбу. Иначе мы тогда превращаемся в тех, кто поддерживает его, даже молчанием своим. Мол, ну что произошло? Ничего страшного… Знаете, это страшно, и об этом нужно рассуждать, и в этом важно воспитывать своих детей, иначе завтра эта лояльность, или толерантность, в отношении именно этих понятий недопустимого для христианина станет нормой жизни.

– Вы говорили о русских. Давайте продолжим нашу беседу несколько в другом ключе. Вы наверняка встречались с нашими соотечественниками. Есть цифры, которые говорят, что в Бразилии десятки тысяч русских людей – это и старообрядцы, и другие. Было пять волн миграции. В Рио есть русская община, расскажите о ней.

– Вы знаете, мне довелось пообщаться с очень интересными людьми. Это прихожане храма мученицы Зинаиды в Рио-де-Жанейро. Среди них есть разные люди, в том числе люди первой волны эмиграции, потомки тех, кто, уезжая из России в страшные годы лихолетья, уже никогда не вернулся на Родину, а если посещал ее, то на время, а есть те, кто никогда не бывал, но живут в разных странах, в частности и в Бразилии. Среди них (я уже об этом рассказывал кому-то в наших беседах по возвращении) есть уникальные люди.

Мне удалось пообщаться с одной женщиной – Татьяной Юрьевной Лесковой, я просил об аудиенции. Она последняя из рода Лесковых, правнучка писателя Николая Лескова, она же крестница императрицы Марии Федоровны Романовой, мамы государя Николая Второго. Удивительная женщина, с которой мы общались более двух часов. Интересен эпизод, небольшая, но специфическая, характерная деталь. Мы договорились о встрече, уже собирались, и вдруг нам сообщают, что нужно подождать, поскольку эта дама еще не закончила туалет. В течение некоторого времени мы пили кофе, потом нас пригласили. Встретила интересная собеседница. Ей 93 года, она рассказывает о своей жизни за границей – о Франции, Париже, Австралии. Сама она балерина, рассказывала о путешествии в Латинскую Америку и о создании ею школы классического балета.

Я записал это интервью, и на нашем сайте https://www.dmdonskoy.ru оно было опубликовано перед передачей, можно его почитать.Это интересный рассказ человека, прожившего всю жизнь за границей, но ощущающего себя русским. Мама этой женщины училась в Институте благородных девиц, бабушка была фрейлиной императрицы, имела право просить государыню быть восприемницей, а дедушка был барон. Сама она с очень интересным русским языком. Она была в России несколько раз. В первый раз – в 1985 году, потом еще пару раз. Так вот, не находясь в пределах нашего Отечества, она осталась русским человеком, рассуждающим о России, и мыслящим, осознающим себя русским.

Это и прихожанка храма, которая из Харбина через Филиппины попала в Бразилию. Она в течение пяти лет была в богоугодном заведении, которое опекал святитель Иоанн Шанхайский. Она общалась с ним и в Китае, и в США (в Сан-Франциско), помнит о нем и рассказывала о нем.

Другая женщина – ей без малого сто лет. Она в силах, приходит в храм, молится, ее отец был личным адъютантом генерала Каппеля, героя белогвардейской армии. Удивительные встречи. За этими встречами люди, которые живут в этом городе. Ведь это их история. Когда я общался с Татьяной Юрьевной, я обратил внимание на то, как она рассуждала о русских, многие ли русские ходят в церковь… «Ну а как же, у нас за границей все русские ходят в церковь», – рассуждает эта женщина.

Вы знаете, порой нужно уехать за многие сотни, тысячи километров, чтобы ощутить себя русским в этом пространстве, пойти в храм и искать возможности поговорить с Богом в том пространстве, где ощущаешь себя русским, православным и ищешь возможности наполниться всем этим. Удивительное состояние!

– Многие говорят, что когда приезжаешь на чужбину и общаешься с русскими, они тебе так рады! Возвращаешься в Россию – и опять вроде бы все обычно, серо, без улыбок…

Вы были в храме мученицы Зинаиды, служили там. Много ли прихожан?

– Я видел немного людей в эти дни, потому что Олимпиада, по мнению отца настоятеля священника Сергия (Малашкина), привлекала многих к участию в организации или в присутствии на спортивных площадках. Он говорит, полагал, что у него приход увеличится, а приход уменьшился, потому что людей было недосчитать. Где-то в целом около ста постоянных прихожан, которые посещают этот небольшой храм. Самое большое количество людей на службе – двадцать человек – я встречал в дни совершения нами богослужений в праздничные, воскресные дни. Это дружная община, видны труды отца настоятеля, его искреннее желание поддержать в людях то лучшее, главное, что важно пастырю поддерживать в своих пасомых, подчеркивая и показывая, насколько велика забота тех, кто поставлен опекать и блюсти Христово стадо.

Вы знаете, для меня это была очень теплая встреча, поистине авраамово гостеприимство со стороны отца Сергия – и его матушка, и его чада, и вся обстановка настолько большого радушия и теплоты! Так же как и прихожане, которые после службы собирались попить кофе, уделить внимание каким-то вопросам не только жизни общины, но и интересам жизни нашего общества, русского. Здесь, на большой земле, находясь в нашем Отечестве, мы должны оценить это состояние русскости, православности. Где сегодня есть столько возможностей совершать доброе дело, нести служение на ниве этого горения Христу, – это, конечно, очень вдохновенно. Там чувствуется их живой интерес к тому, что здесь.

– Получается, что храм – это та самая нить, которая связывает их с Россией.

– Безусловно, это так, что бы ни происходило, даже в тех неприятных проявлениях… Храм порой подвергался ограблению. Кого-то из прихожан грабили на улице возле входа. Увы, это имело место. Вместе с тем эти люди – христиане, которые чувствуют Господа, служат Ему, готовы и немощного принять, любого человека. Я подчеркиваю, дорогие: любого человека, но раскаивающегося в грехе своем или ищущего Христа. А пока мы живы, мы все ко Христу идем. Посмотрите, за Господом ходили блудники, воры, пьяницы, те, которые, раскаявшись, искали возможности исправиться. Священникам, которых Господь посылает в такие места, нужно находить правильные слова, чтобы утешить немощного, больного человека. А перед нами порой больные люди. А когда в обществе есть такие проявления и это во многом норма, это ведь страшно! Нужно найти правильные слова, протянуть руку помощи, не оттолкнуть, осудить беззаконие, поднять человека, дать ему возможность ощутить себя тем, кого Господь любит, найти нужные слова. Но беззаконие, подчеркну, важно осудить.

Есть еще одно имя, которое хотелось бы назвать. Мы были в Латинской Америке, и как обойти вниманием потрясающую личность – Ивана Лукьяновича Солоневича? Человека, который в 1915 году стал чемпионом России по легкой атлетике – около Олимпиады! Того, кто бежал из страшных застенков Сиблагеря вместе с братом Борисом и сыном Юрием через Финляндию. Затем была Болгария, Германия, Аргентина, дальше Уругвай, где и скончался этот русский мыслитель, публицист. Недавно вышел фильм, я всем его рекомендую посмотреть. Он называется «Последний рыцарь империи». Фильм снят в Петербурге – о жизни этого человека, мыслителя, патриота. Его работа «Россия в концлагере» – уникальный труд. Мне как священнику, как историку было интересно прочитать эту работу. Отголоски этого труда, его эхо мы, безусловно, находим в сочинении известнейшего автора Александра Исаевича Солженицына.

Безусловно, отголоски трагедии нашего народа, пережившего страшное время безбожия, требуют от нас духовного внимания и вопроса, который я задавал и людям этой волны эмиграции: почему, что произошло, как вы считаете, почему эта огромная страна пережила такую трагедию? Что случилось, почему церкви рушились, духовенство истреблялось, монархия пала, храмы закрывались, духовные школы перестали существовать, страшные гонения, кровь, ужас, пытки? Что произошло? Вдруг, ни с того ни с сего? Да нет же. Постепенно оскудевала вера в людях.

Я защищал диссертацию (первой была Московская духовная академия, а затем в светском вузе, в педуниверситете) на тему «Духовно-нравственное состояние русского общества конца XIX – начала XX века». Да, храмы строились, каждый год открывалось 500 храмов-часовен в Российской империи, но, по слову многих святых отцов той эпохи (святого Иоанна Кронштадтского, святителя Игнатия Брянчанинова, святителя Феофана Затворника и многих других известнейших богословов, мыслителей той эпохи), внешне мы это укрепляли, а внутри оскудевали в вере. Внутреннее состояние было не жизнью по Евангелию. Было то, что называется религиозным индифферентизмом, остывала вера в человеке, не было горения. Как сказал митрополит Вениамин (Федченков), мы не горели, а тлели и никого не могли зажечь. Мы не могли зажечь нашу паству, и поэтому Господь закрыл наши школы. Об этом писал митрополит Евлогий (Георгиевский). Об этом рассуждал митрополит Антоний (Храповицкий).

Перед нами сегодня возможность задуматься и сделать правильные выводы, потому что происходящее сегодня требует от нас верного осмысления того, с чем столкнулись люди той эпохи. Это происходило постепенно – когда было прорублено окно в Европу и оттуда, по слову преподобного Макария Оптинского, на нас хлынули нечистоты (не только нечистоты, конечно, давайте не будем передергивать). Перед нами необходимость задуматься о важности духовной жизни. Что произошло, почему эта трагедия произошла в нашем Отечестве? Ведь когда мы берем что-то со стороны (а по слову святого Василия Великого, мы должны взять лучшее и у язычников), то почему мы должны брать худшее, заражаясь тем духом вольнодумства, безбожия, состоянием постепенного остывания в главном, что потом приводит людей к этим трагедиям, в том числе и около Олимпиады?

Почему, наблюдая за тем, что не может не вызывать восхищения (а в каждом человеке есть образ Божий), мы видим что-то, что вызывает возмущение и чувство глубокого содрогания, оттого что перед нами трагедия, входя в которую, человек порой даже не понимает, что с ним совершается, но мучается, страдает? А причина в том, что связь с Богом прервалась. Духовная нить ослабла или вообще прервана. Давайте вспомним слова преподобного Серафима Саровского: все начнется с малого. Люди среду и пятницу перестанут соблюдать, Евангелие читать не будут, воскресную службу будут пропускать, и тогда Бог будет далеко от них, а дьявол их возьмет голыми руками.

На Олимпиаде у меня был интересный случай. Я общался с людьми очень неравнодушными. Ведь я уже говорил о том, что в этом непростом предстоянии за большую страну каждый много потрудился. Люди полагали усилия, чтобы на этом отрезке, на линии фронта быть достойными сынами своего Отечества. Я смотрел на это служение людей и со стороны администрации, со стороны спортсменов и тренеров и видел перед собой патриотов. Вместе с тем, как священник, я не мог не посетовать на некоторые моменты, на которые я обращал внимание там, где можно было.

Я подходил к отелю, где жил, и встретил людей, которые несли некое послушание по подготовке мероприятий, имеющих отношение к их направлению деятельности. И они говорят: «Батюшка, мы тоже православные христиане…» – «Ребята, сегодня воскресный день, служба начиналась в десять часов утра, где вы были?» Я им потому так сказал, что они себя назвали христианами. Мы тоже христиане – ребята, где вы были сегодня в десять утра? Я почувствовал их смущение. Я их не оскорблял, не унижал, я им сказал: «Вы знаете, если вы себя назвали таковыми (кто-то еще в пути, кто-то еще не готов, но вы себя сами таковыми назвали), храм находится в двадцати минутах езды. У вас есть автомобиль?» – «Да». – «Приезжайте в следующее воскресенье… Мы все переживаем сегодня трудный момент важности предстояния за страну, которая борется, трудится, отстаивая свое мировоззрение, где есть еще возможность пожить, потрудиться, и слава Богу, что мы живем в такое потрясающее время, когда столько возможностей дается Русской Церкви для служения, для своей миссии. Где вы в этот день? Приезжайте, а?» И были те, кто приехал в следующее воскресенье помолиться и поддержать.

Не со всяким можно было так вести этот диалог. Это было около Олимпиады, но мы с вами должны понимать, что каждый человек, рассуждая о таких встречах, должен посмотреть, какова его личная ответственность, что он сделал для того, чтобы правильно поставить на свое место то, что нуждается в верном осмыслении. Вот это плохо, а это хорошо, а это требует пересмотра, а вот это снисхождения, а это большого внимания. Но все требует любви. Если без любви отнестись к этому, тогда можно осудить и человека. Мы не осуждаем человека! Мы поддерживаем лучшее в нем, но об этом лучшем кто-то должен сказать человеку, чтобы он задумался.

Поднимая вопрос о личности Ивана Лукьяновича Солоневича, я бы хотел порекомендовать нашим телезрителям почитать его труды. Это был спортсмен, чемпион Российской империи, один из создателей самбо, патриот, тот, кто написал удивительные произведения, требующие большого внимания читателей. Это был русский человек, который горел, верил во Христа. Полистайте его труды. Он рассуждает о том, что мы забыли про автора Евангелия. Мы заразились чуждой философией. Мы так далеко ушли от веры и от Бога, что ужаснули и себя, и всю Европу, у которой научились, забывая о своей удивительной, от Бога данной особой миссии – служении нашему Отечеству на ниве того, что Господь нам показал в возможности реализации, хранения православия. Вот миссия России. В готовности горения за веру, ответственности в жизни по Евангелию, начав с малого, с простого, в том числе и около Олимпиады.

– Разрешите, я приведу одну из цитат из его трудов: «Никакие мерки, рецепты, программы и идеологии, заимствованные откуда бы то ни было извне, не применимы для русской государственности, русской национальности и русской культуры».

– Я слышал, что наш президент с уважением относится к этому человеку. А мы молимся о главе государства… И это не праздные слова. Вы знаете, там, на линии фронта, ты ощущал: слава Богу, то сейчас есть такой правитель у нас в Отечестве, при котором все это возможно: священник на Олимпиаде, спортсмены, идущие в храм, люди, рассуждающие на эту тему, в том числе и на центральных телеканалах – не только церковных, но и светских, рассуждающие о нравственности. Дорогие мои, мы переживаем уникальное время в жизни Русской Церкви. Когда мы говорим о людях, которые там трудились, отдавали свои силы… вы знаете, передо мной были патриоты. Люди, которые действительно положили свои старания, чтобы в непростой ситуации многое было бы иначе.

Я не могу не сказать: на мой взгляд, Александр Дмитриевич Жуков, глава Олимпийского комитета, совершил подвиг. Я не могу не сказать об этом. Я не могу и не буду говорить всего. Есть то, что можно назвать тайной исповеди. И хотя, может быть, это не совсем так в общепринятом понимании, есть то, о чем стоит внутри молчать священнику и молиться, потому что он ответственен за то, что видел и слышал, есть то, что он приоткрывает там, где это нужно, а есть то, о чем должен молчать, молясь о своей стране, переживая вместе с Отечеством период необходимости проявить достоинство, честь, силу, а вместе с тем благородство, дипломатию.

Вот трудами этого человека – Жукова Александра Дмитриевича – многое там происходило так, что позволило всем остальным, находящимся там, одерживать эти победы. И если ты видел это радение о стране, как ты можешь об этом не сказать? Я видел труды Игоря Борисовича Казикова, главы делегации, его рассудительность, мудрость, его мужество, готовность поддержать и создать каждому те условия, где все мы, собравшись, совершали служение Великой России. Да, у каждого была своя, определенная Богом миссия, но здесь огромный народ трудился, для того чтобы поддержать нас там. И как важно, чтобы каждый понимал личную ответственность в деле нравственности, благородства и целомудрия.

– Спаси Господи за эту удивительную беседу!

Окончание

О спорте и Олимпиаде

Какими видами спорта не надо заниматься нашим детям?

На главную страницу сайта - Семья и Вера