Святая-святым. Книга первая

«СВЯТАЯ-СВЯТЫМ!». Пролог
Художественная книга монаха Варнавы (Санина)

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

С сегодняшнего дня мы начинаем публикацию серий художественных книг известного российского писателя и поэта, автора нашего сайта – монаха Варнавы (Санина) под интригующим названием: – «Тайна рубинового креста».

В данную серию входят пять повестей: «Святая — святым!», «Динарий кесаря», «Белый гонец», «Мы — до нас!», «Чудо из чудес» в 2-х томах). Эти книги стали лауреатом престижного VI открытого конкурса изданий «Просвещение через книгу» в номинации «Лучшая книга для молодежи».

Книги будем публиковать главами. Публикации будут выходить два раза в неделю.

Аннотация книги «СВЯТАЯ-СВЯТЫМ»

Московский школьник Стас Теплов приезжает на каникулы в деревню Покровка. Здесь он не только оказывается в гуще самых удивительных и таинственных событий, но и находит ответ на самый главный и мучительный вопрос для каждого человека.

Монах Варнава Санин, писатель и поэт

СВЯТАЯ-СВЯТЫМ
ИЛИ
ТАЙНА РУБИНОВОГО КРЕСТА

Роман для детей и юношества

Светлой памяти родителей моих,
Георгия, Ирины,
и отца моего духовного монаха Прокопия
посвящаю…

ПРОЛОГ

В каждой новой истории, даже самой неинтересной, есть какая-то тайна. Хотя бы в том, какой у нее будет конец. А эта… эта уже началась таинственно и необычно в древнем, основанном еще в XII или XIII (тоже загадка!) веке, монастыре. Началась в тот самый предутренний час, когда сон людей особенно крепок и сладок.
В гулком, темном храме, освещенном лишь лампадами у икон да редкими свечами, размеренно и привычно шла служба, совершалось таинство исповеди.
Паломники один за другим подходили к аналою , возле которого стоял священник-монах. Они каялись в своих грехах: одни по памяти, другие по бумажке. Священник рвал бумажки на части, покрывал голову кающихся епитрахилью, негромко творил молитву и благословлял причащаться. Потом, выйдя из царских врат в красивой золотистой митре, он сказал такую проповедь, что плакали не только старушки, но и заблестели глаза у некоторых мужчин, среди которых был даже военный…
После службы этого священника у входа в храм с нетерпением поджидала целая толпа народа. Едва он появился на крыльце, люди с радостными возгласами: «Старец… старец… отец Тихон идет!», бросились к нему.
Два крепких послушника привычно тесня толпу, образовали живой коридор перед старцем, который, не останавливаясь, прямо на ходу благословлял, отвечал на вопросы, давал советы…
Какая-то женщина плакала от счастья — ей удалось передать записку с именем своего сына. Другая кричала прямо через головы:
— Батюшка! У меня муж офицер, на границе без вести пропал! Полгода ни слуха, ни духа…
— Всё хорошо… всё хорошо будет! – мимоходом бросил ей старец. – Вернётся!
— Правда?.. — веря и не веря, пролепетала женщина.
По толпе, из уст в уста, пронесся восторженный шепот, и послышался уверенный, даже чуть недовольный голос послушника:
— Раз старец сказал – значит, вернется!
Женщина просияла, а дожидающийся своей очереди парень удивленно спросил стоявшего рядом пожилого мужчину в монашеском одеянии:
— Какой же он старец? Ему и пятидесяти еще нет!
— А это не от возраста зависит, – ответил тот. — Старцами становятся по воле Божьей, за особую святость жизни!
Парень кивком поблагодарил монаха, и когда старец поравнялся с ним, неумело сложил руки под благословение и, боясь не успеть, торопливо сказал:
— Благословите храм в своей Покровке восстановить! А то – креста нет… купол осыпался… на стенах – березки … Смотреть больно!
Старец остановился, сам положил, как положено правую ладонь парня на левую, и ласково сказал:
— Благое дело задумал. Бог благословит! Как, говоришь, село называется?
— Покровка!
— Пок…ровка?.. – в лице старца что-то дрогнуло. Взор его затуманился, он даже тряхнул головой, словно отгоняя неожиданно поразившую его мысль. – Это в Рязанской области?
— Не в области – в крае, в Красноярском! – заулыбался парень — Из Сибири я!
— А, ну да, ну да… — рассеянно кивнул старец и, уже не останавливаясь, не отвечая больше ни на чьи вопросы, направился прямо в братский корпус.
Здесь, в своей келье, он долго смотрел на иконы, молился, затем перевел взгляд на зарозовевшее от первых солнечных лучей окно и прошептал:
— Нет! Не могу… не смогу!
Через пять минут он уже был в домике настоятеля монастыря.
Старый седой архимандрит, встретил его слегка удивленно, но с улыбкой:
— Ну, отче… Только хотел келейника за тобой послать, а ты уже здесь! Что, решил меня своей прозорливостью удивить? Не выйдет! Признавайся: отец Феодор уже успел передать, что я буду просить тебя подменить его на время отпуска, а?
— Да нет, как раз, наоборот, — через силу усмехнулся старец. – Это я сам пришел просить благословения пустить меня в отпуск!
— Ты? В отпуск?! – не поверил настоятель. – Позволь… За пятнадцать лет ты и слышать не хотел о нем! Даже от поездки по святым местам отказался, ни разу не выходил за стены монастыря. И вдруг… в то самое время, когда наплыв паломников, когда у меня почти все иеромонахи в разъезде – в отпуск? Нет! И потом, отче, с твоим сердцем…
— Да я уже забыл, с какой оно стороны находится! – попробовал пошутить старец, но настоятель повысил голос:
— Это здесь, в монастыре! А в миру? Ты хоть представляешь, что там теперь творится? Хотя откуда… Ни радио, ни телевизора… Одно дело слухи, и совсем другое – увидеть мир своими глазами. Он же сразу убьет тебя! Нет, нет, и не проси. Не пущу.
— Ну, тогда я сам пойду! – спокойно заявил старец.
— Ну и иди! – вспылил настоятель. – Оставляй монашескую одежду и ступай! На все четыре стороны!
— И оставлю. И пойду! – решительно направился к двери старец, но настоятель придержал его за край мантии:
— Погоди. Сядь. Неужели все так серьезно? Случилось что?
— Да. Иначе бы не пришел.
— Что именно?
— Нет… Не могу рассказать, – подумав, покачал головой старец. – Да… Язык не поворачивается. Разве что…
Он пододвинул листок бумаги, написал несколько слов и протянул настоятелю. Тот, совсем, как старец недавно читал записки паломников, прочитал написанное, почти с ужасом взглянул на него и удрученно покачал головой:
— Да… Дело и впрямь серьезное. Даже слишком… И как же ты намерен все это исправить?
Старец невозмутимо пожал плечами и произнес длинную ритмичную фразу на чужом языке.
— Ох, уж эта твоя любовь к латыни! – проворчал настоятель. – Что это по-русски хоть значит?
— Тот сделал половину дела, кто уже начал его! – охотно перевел старец.
Настоятель вздохнул:
— Вижу, настроен ты решительно! Что же мне теперь с тобой делать? Отпустить не могу. Но и задерживать не вправе. Ладно. Поезжай. Бог благословит.
Он обнял старца и пригласил попить перед дорогой чаю. Когда тот вышел на крыльцо настоятельского дома, стало уже совсем светло. Пели птицы. За монастырскими стенами шумели машины, торопились идущие на работу люди — началось настоящее, летнее утро…

Окончание с узором

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. КНИГА VI. Страница 1-я

Перо, пергамент, зазлавие, окончание

<< На главную страницу                На рубрику монаха Варнавы>>