Святая-святым. Книга первая. Монах Варнава Санин

“СВЯТАЯ-СВЯТЫМ!”. Глава 7-я
Художественная книга монаха Варнавы (Санина)

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Публикуем 7-ю главу книги “Святая-Святым!” известного российского писателя и поэта монаха Варнавы (Санина).

Святая-Святым. Роман

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

1

Умереть, что ли?.. — с тоской вдруг подумал он.

      «… отец Нектарий!» — прочитал Стас и закрыл тетрадь.

Как ни хотелось знать, что будет дальше с Криспом, слова отца не выходили у него из головы. Убегая из-за стола, он отвлекся чтением и теперь, придя в себя, мог поразмыслить спокойно.

Итак, он — смертен, хотя что-то в нем продолжало не верить в это и согласиться с тем, что его «я» исчезнет без следа…

На улице пошел дождь. Мелкий-мелкий, почти не заметный для глаз, он делал небо, деревья, дома такими, словно Стас смотрел на них сквозь слезы. А может, дождь был совсем ни при чем?

В комнату вошел отец. Увидев сидящего у окна сына, он высказал опасение, как бы его не продуло, и спросил, чем он занимается.

— Как это чем — думаю!.. – пожал плечами тот.

— О чём?

«Что-то похожее я слышал недавно! Или читал?.. — промелькнуло в голове Стаса. — Ах, да — у Криспа с отцом!» И он, невольно подражая Криспу, а может, надеясь, что отец поможет ему, ответил правду:

— О смысле жизни!

— Так я тебе и поверил! — укоризненно покачал головой отец.

— Нет — правда! Честно!.. — от обиды Стас вскочил и прижал ладони к груди.

Сколько раз он обманывал — и друзей, и в школе, того же папу с мамой, ему всегда ничего не стоило солгать, а тут — может, впервые в жизни сказал чистую правду и… не поверили! Да еще в таком важном деле!

Он попытался объяснить все отцу, но тот лишь отмахнулся:

— О смысле жизни — можно и лёжа думать! Давай сюда свой стул — там такой важный гость пришел, что неудобно на табуретку сажать.

И он, забрав стул, удалился к своему гостю. Стасу ничего не оставалось, как последовать совету отца. Только он не лег, а рухнул на кровать и вжался носом в подушку так, что нечем стало дышать.

« Умереть, что ли?..» — с тоской вдруг подумал он. Но — жить хотелось больше. Только как?.. Для чего?..

Родители, ясное дело, помочь тут ничем не смогут. Да он особо и не доверял им. Вон, хотя бы папа — говорит, курить вредно, а сам курит. Причем, как проговорилась однажды мама, с десяти лет! Они ответят, если, конечно, сами знают, не как есть, а как положено. Обязанность у них такая — родители! Да и стыдно почему-то говорить с ними об этом…

Стас оторвал лицо от подушки и всей грудью вдохнул сытный, свежий, от усилившегося дождя, воздух.

«Чужие люди и то скорее поймут. Только где сейчас взять этих чужих?.. Гость! — вдруг вспомнил он и принялся рассуждать: — Взрослые любят учить детей… Гость сейчас в доме… И если я сумею…»

— Мам! — закричал он, вбегая на кухню, и сделал вид, что смутился при виде гостя: — Ой, здравствуйте!

Гостем оказался их сосед, которого он уже видел на улице, — хозяин самого большого и красивого дома в деревне.

— Здравствуй! — с улыбкой ответил он и, как все взрослые, посмотрел на родителей, прикидывая, на кого больше похож их сын.

— Чего тебе? — спросил папа.

— Я… есть хочу! — придавая своему голосу жалобные нотки, сказал Стас и, действительно, ощутил голод, увидев то, что лежало на столе. Соленые, один к одному, в пупырышках, огурчики; маринованные помидоры; сочная, бодрая, сразу видно, что прямо с грядки, зелень и… банка клубничного варенья! К тому же еще мама дожаривала у плиты картошку…

Было от чего сглотнуть слюну!

— Садись! — радушно пригласил его сосед. — Этого в городе не увидишь! Я, брат, сам городской… был! — с внезапной грустью выделил он последнее слово и, обращаясь к родителям, добавил: — Между прочим, большим человеком – Мэром, вице-губернатором!.. Стал бы и губернатором, но… А, да что там!.. Ты ешь, ешь! — придвинул он к подсевшему Стасу помидоры. — Вот этими самыми руками выращены!

— Надо же! — с уважением заметил отец. — После таких высот — и в земле копаться!

— Увы, конечно, но — не без удовольствия! Как в том случае с римским императором!

— С каким таким императором? — поинтересовалась мама, раздавая тарелки с дымящейся картошкой.

— Был такой, представьте себе. После двадцати пяти лет власти, добровольно ушел в отставку, поселился в своем имении и стал выращивать овощи! И знаете, что сказал он, когда ему предложили снова стать императором?

— Что? — в один голос спросили Стас с отцом.

Сосед, не спеша, выпил рюмку водки, хрустко закусил огурцом и ответил:

— Если бы вы видели капусту, которую я вырастил, то никогда б не пришли ко мне с этим! Как же его по имени… Забыл! Помню только, что оно на «Д» начинается… Да он еще гонением на христиан прославился!

— Деций? — промычал сидевший с полным ртом Стас. Встретив уважительный взгляд гостя, а главное — одобрительное покашливание отца, он напряг память и, дополняя пробелы маленькой хитростью, выпалил:

— Крисп Марцелл Скавр Гилар Деций!

— Это что — программа сейчас такая в школе?! — изумился гость.

— Нет, — принялись перебивать друг друга папа с мамой.

— Это он у нас так историю любит!

— Даже на каникулах изучает!

— Молодец! — похвалил сосед.

Стас, чувствуя, что теперь отец наверняка простит его, с победным видом взял еще один помидор, надкусил и… подавился, услышав:

— Вспомнил! Диоклетиан его имя!

Родители смущенно переглянулись и так посмотрели на закашлявшегося сына, что тот понял: ни о каком прощении пока не может быть и речи…

— Да-да! – разглагольствовал, между тем, бывший мэр. — Я из всех римских цезарей одного лишь его и знаю. И то, только потому, что никак не могу понять, как это — самому можно отказаться от власти? Ведь власть – это самое главное, что только может быть в жизни! — Он постучал Стаса по спине и доверительно шепнул: — Поверь, брат, человеку, познавшему ее вкус!

Заглавие

2

То-то! — отбросил ненужный камень Стас.

      «Так значит, смысл жизни — власть?!»

Стас и не мечтал так быстро получить ответ на этот важный вопрос. Он собрался подробнее расспросить Григория Ивановича, что нужно для достижения власти, но тот вдруг стал жаловаться отцу на сердце. Три раза Стасу удалось-таки вклиниться в их беседу, и он узнал, что для руководителя высокого ранга необходимо: а) иметь сильную волю, б) непререкаемый голос, в) нужные связи и, наконец, много знать, то есть хорошо учиться.

Постепенно за столом становилось всё неинтересней. И, наконец, стало так скучно, что Стас встал и направился к двери.

— Куда ты? — окликнул его отец.

— К себе!

— Побудь пока здесь! Я в твоей комнате Григория Ивановича осмотрю.

— Ладно! — пожал плечами Стас и на всякий случай спросил: — А можно я пока во дворе свежим воздухом подышу?

— Чего это ты о таких пустяках спрашиваешь? — подивился гость.

— Так ведь наказан!.. — сделал жалобное лицо Стас, надеясь на его заступничество. И не ошибся.

— Ну, ты, Сергей, чересчур строг! — укоризненно заметил Григорий Иванович. — В тюрьме и то на прогулки выводят. Иди! — сам разрешил он Стасу, причем, так, что отец лишь слабым эхом промолвил:

— Иди-иди…

«Вот, что такое власть!! — восторженно подумал Стас, окончательно убеждаясь в правоте гостя. — Отныне она и будет целью моей жизни!»

Он не любил откладывать важное на потом и решил приняться за дело прямо сейчас.

«Так… Что у меня есть и чего не хватает из того, что сказал Григорий Иванович? — выбежав на крыльцо, стал прикидывать он. — Первое — сильная воля… Сегодня же составлю режим дня и с завтрашнего утра начну новую жизнь. Зарядка, чтение, помощь по дому. Подъем — в 7-00! Нет, лучше в 7-30… А впрочем, каникулы же — в 9! Дальше непререкаемый голос…»

— А ну, пошел вон! — скомандовал он сидевшему на их заборе соседскому петуху.

Тот, наклонив голову, удивленно посмотрел на него и самым наглым образом повернулся к нему своим пестрым хвостом.

«Над голосом придется еще поработать! — понял Стас. — Теперь — связи. У Лешки Семенова из 8-го «Б» — отец помощник депутата. Лешка собирает марки. У меня есть ненужная коллекция вкладышей от жевательных резинок… И если я сумею обменять их на марки, каких нет у Лешки, то он станет своим человеком! Что там еще? Ах, да — знания!..»

Он впервые пожалел, что не послушал совета мамы захватить в деревню учебники, но тут же вспомнил, что можно взять их у Вани.

Дождь уже кончился, так и не успев пойти в полную силу. Стас спрыгнул с крыльца и принялся деловито ходить по двору. Петух встрепенулся и, не дожидаясь наказания за свою несговорчивость, спорхнул в свой двор.

— То-то! — отбросил ненужный камень Стас. — В следующий раз сразу будешь меня слушаться!

Проявив сильную волю, он обошел все лужи на дорожке, а после, не утерпев, нырнул в заброшенный еще прежними хозяевами сарай.

В другой раз он нашел бы здесь немало интересных вещей. Но сейчас керосиновые лампы, старые бидоны, покосившийся верстак были ему ни к чему. Лопаты, тяпки, заржавленный лом — все это тоже было для подчиненных или начальников на пенсии…

Лишь кипа старых газет и журналов, лежавших в изодранной корзине, привлекла его внимание, потому, что на обложке старого «Огонька» была фотография французского президента.

Продолжая думать о своем, Стас развернул этот журнал. Обычно он никогда не читал первых страниц, считая их самыми скучными, потому что там всё было о политике. Но сейчас именно они заинтересовали его, и он стал с жадностью разглядывать президентов, министров, генералов… Их восторженно приветствовали толпы людей; на них нацеливались десятки объективов фотоаппаратов и телекамер; в сопровождении офицеров с саблями наголо, они шли мимо рот почетного караула; с важным видом давали интервью журналистам, тянущим к ним диктофоны…

— Да, ради этого, действительно, стоит жить!

Порывшись в кипе, Стас выбрал несколько журналов и понес их домой. Осмотр Григория Ивановича уже закончился. Гость на кухне застегивал ворот рубашки, а отец говорил, что на его сердце он может дать гарантию хоть на сто лет.

— А чего же оно так болит? – недоумевал гость. – Ночи напролет спать не дает!

Отец принялся выписывать рецепт на самое легкое лекарство, что тоже было не интересно Стасу.

Он прошел в свою комнату и вырезал из журналов наиболее впечатляющие, по его мнению, снимки. Затем снял со стены оставшуюся от прежних хозяев старинную икону, стянул из папиной аптечки лейкопластырь и стал расклеивать их над кроватью.

Не успел он прикрепить на самом видном месте портрет шведского короля, как за окном послышался взволнованный голос Вани:

— Стасик! У вас Ленки нет?

— Нет, а что? — высунулся из окна Стас.

— Пропала!

— Как пропала?! Ты в медпункте был?

— Конечно!

— А у соседей смотрел?

— И там нет…

— Так сходи в магазин, на ферму! — вспомнив о непререкаемом голосе, начал распоряжаться Стас.

— Ходил уже! Нет нигде…

— Значит, плохо ищешь! В контору сбегай!

— Да я и так уже всю деревню обегал! — пожаловался Ваня и удивленно заморгал: — А чего это ты раскомандовался?

— А что — заметно? — обрадовался Стас.

Но Ваня вместо ответа лишь отмахнулся и побежал дальше, разыскивать сестру.

— Так, начало положено! — довольно потер ладони Стас, провожая его взглядом. — Даже Ванька заметил, как изменился у меня голос, и помчался ведь не куда-нибудь, а в контору! И это еще только начало!..

Он приклеил лейкопластырем закрутившиеся концы фотографии короля и стал прикидывать, как лучше разместить оставшиеся снимки. — Эх, Деция бы сюда! — вдруг вспомнилось ему. — Вот у кого была власть, так власть!

Стас вдруг вспомнил, что во времена Деция брали старые статуи и писали на них имя нового правителя, сбегал в родительскую комнату, вырезал из отцовской книги портрет какого-то римлянина или грека, фломастером подписал его «Деций» и прикрепил выше всех современных снимков.

Он захотел еще спросить Григория Ивановича, в каких институтах готовят будущих правителей, но, выйдя на кухню, увидел, что того уже нет, а на его месте сидит новый гость.

Заглавие

3

Что-о-о?! — Возмутился дядя Андрей.

 

Это был — Стас так и застыл в дверях — крупный мужчина с плечами штангиста и руками боксера. Он был такой огромный, что обычный стул под ним казался детским, а на кухне сразу стало тесно.

На столе, затеняя остатки угощения Григория Ивановича, лежали: кусок ветчины, палка самой вкусной на свете твердокопченой колбасы, над которой с ножом колдовал отец, и нарезанное морозными ломтиками сало.

Мама, ахая, восторгалась здешними ночами:

— Соловьи-то у вас как поют! Ну, прямо совсем, как по телевизору.

— Да, — соглашался гость. – Полезная птица. Хорошо комаров заглушают!

— Ваш? – заметив Стаса, пророкотал он густым басом и, не дожидаясь ответа, протянул, похожую на ковш экскаватора, руку: — Меня зовут дядя Андрей. А тебя?

— Станислав! — отозвался Стас, не в силах назвать себя перед такой горой Стасиком, и почувствовал, что его ладошка утонула, словно ручеек в бездонном озере.

— Угощайся!

— Спасибо! — зная, по опыту, что взрослые просто тают, когда с ними говоришь вежливо, отказался Стас. — Я… сыт!

— Этим?! — сморщился, кивая на зелень, гость, забрал у отца нож и, отхватив такой кус ветчины, какой мама покупала им в день получки на целую неделю, протянул Стасу: — Ешь, а то… еще больше отрежу!

И захохотал, точнее, загрохотал, довольный своей шуткой.

«Всю жизнь бы так угрожали!» — усмехнулся про себя Стас и положил толстый пласт ветчины на тонкий кусок хлеба (в городе все было бы наоборот!).

— Что, вкусно? — ласково посмотрел на него дядя Андрей.

— Угум-м! М-мм! — закивал головой Стас. Этот гость сразу понравился ему.

— Вот и радуйся, вот и наслаждайся! — поучал дядя Андрей с таким лицом, словно сам ел этот бутерброд. — Для этого нам, собственно, жизнь и дана!

— А… вл-м-мм-сть? — вспомнив предыдущего гостя, спросил Стас.

— Что? — не понял дядя Андрей.

— Власть, говорю! — проглотил мешавший говорить кусок, Стас. — Разве не она – самое главное?

— Кому как! Мне лично ее и даром не надо!

— Как это?! – опешил Стас.

— А что в ней хорошего?

— Ну… все тебя слушают, фотографируют, слава, почет!

— Да, это, конечно, приятно! Понимаю твой юношеский пыл, сам когда-то мечтал стать космонавтом, но… — Гость значительно поднял указательный палец. – К счастью, вовремя понял, что главное в жизни — это ни в чем себе не отказывать. И всё иметь. Один раз ведь живем!

— Слушай-слушай, что умные люди говорят! — посоветовала отцу мама и пожаловалась: — А у нас, представьте себе, все наоборот. Не знаем, как дотянуть до следующей зарплаты. Зато он — начальник отделения, кандидат, без пяти минут доктор наук, профессор!..

— А вдруг он так и до министра дойдет? — заступился за папу Стас и подумал: вот было бы здорово, если бы тот и впрямь стал министром!

Но дядя Андрей рассудил иначе.

— Что ты, что ты! — испуганно замахал он руками. — Министром!.. Это ж такая должность: того не скажи, туда не пойди, этого не сделай, чтобы политики не испортить, всё время под охраной, — да разве же это жизнь?!

— А вот Григорий Иванович говорит… – начал, было, Стас, но гость пренебрежительно усмехнулся:

— Слушай его больше! Когда он главным человеком в районе был, не спорю, сам ему завидовал. А теперь? Ну, кто он теперь? — Он посмотрел в окно на соседний дом таким же взглядом, как недавно на зелень. — Не-ет, мне такого удовольствия, чтоб только на несколько лет, не надо! Мне на всю жизнь его подавай! Я и жил так всегда, да вот беда – в последнее время сдавать что-то начал! — обращаясь к отцу Стаса, пожаловался он. – Раньше, бывало, ударом кулака быка валил, а теперь…

— А кем вы работаете? — переходя на тон врача, спросил Сергей Иванович.

— На бойне, и по частным заказам, когда скотину дома режут! — объяснил дядя Андрей, и Стас, покосившись на него, понял, что про удар кулаком он сказал не для красного словца…

Тем не менее, отец, померив дяде Андрею давление, сказал, что тому срочно переходить на диету, если он хочет подольше наслаждаться жизнью,

Дядя Андрей с изумлением спросил, для чего тогда, собственно, жить? Отец тоном врача ответил ему.

Между ними начался спор.

И так как дядя Андрей, багровея лицом, начал пересыпать свою речь бранными словами, мама дала знак сыну, чтобы тот немедленно покинул кухню…

Заглавие

 

4

…Что-то нехорошее, злое шевельнулось в сердце Стаса.

 

Вернувшись в свою комнату, Стас подошел к стене и, точно учитель провинившихся учеников, оглядел министров, президентов и генералов. Всего час назад они казались ему самыми удачливыми на свете людьми. А теперь… Стоило ли так стараться, если то, что он услышал – правда?

Первым его желанием было сорвать все эти вырезки, но, поразмыслив, он лишь махнул рукой:

— А! Пусть висят… Вдруг дядя Андрей что-то не понимает? Он ведь сам не был начальником, как Григорий Иванович, и не познал вкуса власти! Хотя, просто наслаждаться жизнью, тоже, конечно, здорово! Этому даже и учиться не надо!..

Стас плюхнулся на кровать и, задрав ноги на изогнутую по-старинному спинку, стал доедать бутерброд.

Он наслаждался его вкусом, деревенским воздухом, тишиной, льющимися из открытого окна; упивался мыслями, как сладко теперь будет жить, когда вырастет…

Однако прошло пять… десять минут, и ему вдруг стало не хватать привычного городского шума и знакомых, пусть не таких чистых, как тут, запахов родного двора. А когда кончился бутерброд, оказалось, что наслаждаться-то больше и нечем! Разве что чтением? А почему бы и нет – он как раз остановился на самом интересном месте…

Стас потянулся к тетради, но, взглянув на жирные пальцы, побежал мыть руки.

Дяди Андрея уже не было, и на кухне снова стало просторно.

— А папа где? – гремя рукомойником, поинтересовался Стас, и, как это бывало в городе, когда отец задерживался на работе, услышал мамино недовольное:

— Где-где… В медпункте, конечно! Собрал в пакет то, что нам принесли, и пошел навещать вашего священника.

— Почему это нашего?

— Ну, вы же его нашли!

— Как! Он и колбасу унес? – открыв холодильник, ахнул Стас. – Я ведь ее даже не попробовал!

Что-то нехорошее, злое шевельнулось в сердце Стаса.

— Что, гулять хочется? – видя его недовольное лицо, спросила мама.

— Все равно ведь нельзя!.. – буркнул Стас.

— А ты как хотел? – с вызовом уточнила мама. – Совсем от рук отбился! Мы с папой все для тебя делаем, ни в чем не отказываем, а ты…

— Что я?

— Грубишь на каждом шагу! Курить начал!

— Да я только попробовал! – приложив ладони к груди, соврал Стас. – Макс заставил – попробуй у него отказаться!..

— Да? – немного смягчилась мама, но тут же снова нахмурилась: — А в карьер почему пошел?

— А это все Ванька! – опять стал выкручиваться Стас. – Он меня туда затащил, а наказан – я! Можно хоть на лавочке под окном посидеть? Книжку по истории почитать, а?..

— Прямо не знаю, что с тобой делать! – покачала головой мама, и Стас, видя по ее глазам, что она согласна, кинулся за тетрадью…

Заглавие

 

 

5

Все было ясно: отец нанял себе шпиона…

 

  Над Эгейским морем шел дождь.

Ветер, пригнавший непогоду, порывами налетал на курьерское судно. Парус то выгибался дугой, словно стремясь сорваться с реи и помчаться вслед за низкими тучами, то бессильно болтался, отяжелев от воды. В конце концов, капитан приказал матросам убрать его, и за весла взялись гребцы. Под мерные хлопки задававшего ритм келевста[1],*они принялись за свою нелегкую работу.

Прошло больше суток, как «Тень молнии», принеся в жертву Нептуну амфору с вином, вышла в открытое море, а Криспу до сих пор не удалось поговорить с отцом Нектарием.

Когда он увидел его на судне, то сразу бросился к нему. Но добежать до пресвитера ему не удалось. На полпути между ними вырос Марцелл. Ни разу в жизни Крисп не видел отца таким…

— А ну, стой! – больно схватил он за руку сына и, свистящим от злобы шепотом, предупредил: — Я запрещаю тебе подходить к этому… — отец даже не смог сразу найти подходящее слово. – Этому смутьяну! Узнаю – прикажу заковать его и держать в трюме до того самого дня, который ты так хотел выдать ему!

После этого Марцелл разрешил капитану принять на борт попутчиков и велел выделить в его распоряжение одного из самых расторопных членов экипажа. Гилар понимающе кивнул, на судно поднялись обрадованные люди, а к Марцеллу подбежал бойкий кикикиец. Это был худощавый юноша, чернявый и смуглый, как все малоазийцы, всего на год — другой старше Криспа.

— Юнга Максим! – уродуя латынь варварским акцентом, отрапортовал он и впился глазами в начальника над самим капитаном!

Марцелл придирчиво осмотрел юношу и, насколько знал своего отца Крисп, остался доволен.

— Чем ты занят на судне? – строго спросил он.

— Уборкой палубы, слежу чтобы чане всегда была чистая питьевая вода, — принялся перечислять юнга. – И еще смотрю с мачты на море, нет ли пиратов…

— Какие теперь пираты! – усмехнулся Марцелл. — Это раньше они были, как правило, а теперь, как исключение! Хочешь заработать? – спросил он, показывая серебряную монету.

Никогда Крисп не встречал в людях такой жадности к деньгам.

Глаза юнги вспыхнули, он облизнулся и всем телом подался вперед, в готовности выполнить любую команду.

Однако Марцелл зажал монету в кулаке и кивнул на келевста, подгонявшего плетью нерадивых гребцов:

— А получить десяток-другой ударов?

Юнга, не сводя глаз с кулака, отрицательно затряс головой.

— Тогда, если хочешь получить денарий и не быть битым, — понижая голос, продолжил отец, — Слушай меня внимательно…

Что именно поручил он юнге, Крисп разобрать не смог. Но вскоре и так все стало ясно. Едва отойдя от Марцелла, юнга сразу начал следить за отцом Нектарием. Он то и дело проходил мимо него или заговаривал с кем-нибудь поблизости, беспрестанно поглядывая в сторону пресвитера, а после и вовсе забрался в марсовую бочку на рее, откуда весь корабль был, как на ладони.

Все было ясно: отец нанял себе шпиона, чтобы знать о каждом шаге ненавистного ему врага. И он не ошибся в выборе. Юнга отрабатывал обещанную награду так старательно, что лишал Криспа всякой надежды поговорить с пресвитером. А ему так важно было сказать отцу Нектарию, что отец знает все и посоветовать бежать, когда тот отправится в ближайшем порту относить эдикт императора наместнику провинции.

Но шел час за часом. Марцелл почти не уходил с кормы корабля. Даже когда он ненадолго спускался в каюту, на палубе оставались его глаза и уши – юнга Максим, для которого, казалось, не существовало ни сна, ни усталости…

И Крисп стоял на капитанском помосте, делая вид, что смотрит в морскую даль, как настоящий наварх[2],* а на самом деле искоса наблюдая за отцом Нектарием, который, вместе с остальными попутчиками, прятался от дождя под навесом, на носу корабля.

Всего каких-то два десятка шагов разделяло их, но запрет отца и зоркий взгляд юнги делали это расстояние большим, чем до невидимого берега.

Несколько раз Криспу удалось встретиться глазами с отцом Нектарием. Тогда он отчаянным взглядом показывал на прикрытые кожаным пологом лавки гребцов, где можно было переговорить накоротке, пока юнга спустится с реи. Но пресвитер или не понимал его, или делал вид, что не понимает – всякий раз он лишь приветливо улыбался и чуть приметно делал рукой благословляющий знак.

Терпение Криспа стало иссякать.

«Будь, что будет! – решил, наконец, он. – Как только отец Нектарий снова посмотрит на меня, крикну, что мне срочно нужно сказать ему что-то очень важное!»

Но пресвитера, как нарочно, заслонял игравший в кости с соседом тучный купец.

Время, казалось, стало измеряться испорченными песочными часами, в которых забилось отверстие…

Крисп был в отчаянии. И когда он решил, что никто и ничто уже не может помочь ему, помощь вдруг пришла. Причем, как это нередко бывает, с той стороны, откуда он никак не ожидал ее!

____________________

[1] * Келевст – начальник гребцов на судах в древности

[2] * наварх – морской полководец, капитан

Заглавие

6

От неожиданности Стас медленно привстал…

 

Где-то далеко за углом засигналила машина и послышался яростный собачий лай. Стас приподнял голову. Лай нарастал. Судя по всему, из глубины улицы, едва ли не от самой церкви, приближалась нагоняемая собаками машина.

И хотя Стас понимал, что здесь не может быть ничего интересного, кроме истрепанной местными дорогами «Нивы» или «Жигуленка-копейки», он оторвался от чтения и с интересом стал ждать. Всё какое-то развлечение среди деревенского однообразия, нарушаемого лишь редкими прохожими да стадом коров, которое утром и под вечер прогонял однорукий дед Капитон. (Леночка, конечно же, называла его Капитаном!).

Лай был уже где-то рядом с колодцем. Наконец, стал слышен подозрительно мягкий звук мотора, и из-за поворота выехал, нет, важно выплыл, блестя тонированными стеклами, шикарный «БМВ».

От неожиданности Стас медленно привстал, роняя с коленей тетрадь. Такую машину и в Москве не часто увидишь, разве что у посольств да крупных банков. А здесь, в деревне… Это было все равно, что поставить белый рояль посреди сарая!

Но самое удивительное было то, что машина остановилась прямо у их дома. А дальше и вовсе… Из «БМВ» выскочил молодцеватый водитель и открыл дверцу… перед его отцом. Правда, мгновением раньше, из машины выскочил и принялся кидать камнями в собак какой-то парень. Но что было до него Стасу? Во все глаза он глядел на отца. Последним появился невысокий плотный мужчина с прической «под ёжик». Он не был ничем примечателен. Разве что только толстой сумочкой под мышкой, которая выдавала в нем делового человека?..

И, тем не менее, отец с почтительностью, которую не выказывал даже Григорию Ивановичу, пригласил его в дом.

Стас проводил их ничего не понимающим взглядом и заметался между открытыми окнами, в надежде узнать, что будет дальше. Наконец, из родительской комнаты послышались голоса.

Стас приподнялся на носки и вытянул шею, чтобы не только слышать, но и видеть происходящее, как вдруг за спиной раздалось торопливое:

— Эй, слышь?

Позади стоял тот самый парень, что отогнал от машины собак. Он был всего на год-два старше Стаса, но уже с тяжелой золотой серьгой в ухе, в которой, судя по дорогим кроссовкам и джинсам, сверкал настоящий бриллиант.

— Слышь… – повторил он, косясь на ходившего вокруг машины водителя. – Как там тебя?

Стас назвал свое имя и для солидности – что он еще мог противопоставить такой серьге и одежде – добавил, что только отдыхает в деревне, а вообще-то из Москвы и его отец – кандидат, без пяти минут доктор медицинских наук.

— А я – Ник! – протянул какую-то холодную, безвольную руку парень. – Это хорошо, что ты здесь давно, и что твой отец – доктор. Помоги дозу найти!

— Чего? – не понял Стас.

— Ну, «герик», «герик»! Ты что – русского языка не понимаешь?

— Нет… то есть да! – растерянно забормотал Стас, начиная догадываться, что речь идет о наркотиках. – Ты что?! Я в такие игры с детства не играю! Если тебе надо – в медпункт сходи!

— Был уже… — с досадой отмахнулся Ник. – Меня там отец и застукал. Кстати, как раз и с твоим познакомился…

— Тем более! Как я теперь у своего что-то могу просить?

Ник разом потерял интерес к Стасу, побрел к машине и плюхнулся на заднее сиденье, не закрывая дверцы.

Стас мог теперь без помех подслушивать, но все уже и так было ясно: Ник – наркоман, а Игорь Игоревич, его отец, просит помочь, сыну, который будет гостить в соседней деревне у бабушки, под опекой водителя-телохранителя, Саши.

Игорь Игоревич говорил редко и коротко, словно давал телеграмму, где каждое слово стоит немалых денег.

Отец, наоборот, отвечал длинными, мудреными фразами, как, наверное, и положено ученому врачу.

Такой разговор быстро наскучил Стасу. К счастью, в машине запищал мобильный телефон, и водитель бросился с ним к дому:

— Игорь Игоревич, вас – Дуглас из Сан-Франциско!

— Я занят! – раздалось над самой головой Стаса.

— Всё, что только можно было – перепробовали! – с болью в голосе, уже приглушенно продолжал отец Ника. – Немного продержится и опять… А после – снова ломка! Я боюсь, как бы он не сделал что с собой от одного только страха перед ней. Вы, как медик, уж помогите, если что…

— Да-да, чем смогу!

— Вот и договорились. Сколько я вам должен?

— Вообще-то в деревне, на отдыхе я беру, как говорится натурой, точней – натуральными продуктами! – засмеялся отец и посерьезнел: — А в городе, учитывая ученую степень и высшую квалификацию – бывает, что и две-три тысячи за курс лечения…

— Не вопрос! — отрезал Игорь Игоревич и зашелестел газетой, очевидно, заворачивая деньги. – Вот вам три тысячи. И… еще — на мелкие расходы.

Отец, скорее всего, начал отказываться от денег, потому что Игорь Игоревич с мягкой настойчивостью сказал:

— Берите – мое спокойствие это тоже деньги и поверьте, немалые! Если бы вы знали, сколько я потратил на это – и всё без толку…

Кляня наркотики, Игорь Игоревич говорил, что наука вот-вот изобретет скоро эффективное средство, надеялся на новое лекарство в Америке, куда вылетает на днях по делам… Теперь он не скупился на слова, так что получалась уже не телеграмма, а целое письмо. Отец же, словно поменявшись с ним ролями, отвечал скупо и односложно. Он словно не верил, что желание Игоря Игоревича может осуществиться в ближайшем будущем, и, наконец, сказал:

— На сегодняшний день я знаю только одно надежное средство борьбы с наркозависимостью.

— Какое? – вскричал Игорь Игоревич и, судя по быстрым шагам, вплотную подошел к отцу: — Вы можете достать его? Если действительно поможет — плачу миллион! Долларов, разумеется! Наличными!

Стас заглянул в окно и увидел, что Игорь Игоревич, умоляюще смотрит на отца, а тот отрицательно качает головой:

— Увы! Единственное средство от наркотиков – не пробовать их вообще!

После этого наступило молчание. Такое долгое, что Стас устал ждать, да и – что нового могли сказать их с Ником отцы? – направился к машине. Обошел её, разглядывая со всех сторон…

— Нравится? – поигрывая брелком с ключами, с усмешкой спросил у него водитель.

— Еще бы!

— Это что, видел бы ты лимузин Игоря Игоревича!

— А Дуглас – кто? – спросил Стас.

— Чужие разговоры подслушиваешь? – притворно нахмурился водитель, но, видно ему тоже было скучно, доверительно шепнул: — Это — директор одного оч-чень крупного банка в Америке.

— А… кто же тогда он?! – ахнул Стас.

— Кто? – переспросил водитель, точно не понимая, о ком идет речь.

— Ну, этот, ваш… сам… Игорь Игоревич! Тоже директор банка?

— Ха! – презрительно усмехнулся водитель. – Бери выше!

— Депутат?

— Само собой! Выше бери!

— Тогда… генерал?..

— Еще выше!

— Министр?!

— Выше, выше!

— Но ведь у нас президент… — начал, было, Стас и услышал:

— Да что президент по сравнению с моим шефом!

— Как что? У него – власть!

— Ну и что?

— А я слыхал, — выпалил Стас, пользуясь случаем, чтобы узнать еще одно мнение о смысле жизни. – Что самое главное в жизни – это власть и… еще жить в свое удовольствие!

— Верно, — кивнул водитель. – Но только с пустым кошельком к власти не ходят. И за удовольствия тоже надо платить. Значит, что главное в жизни?

— Деньги?.. – воскликнул Стас, потрясенный таким простым открытием.

— Да, но только большие, оч-чень большие деньги!

— И… как же их заработать?

— О, а это уже коммерческая тайна! – Водитель посмотрел на разочарованно вытянутое лицо Стаса и поманил его к себе пальцем: — Ладно, так уж и быть… У меня к тебе, как это принято говорить в мире бизнеса, деловое предложение. Я скажу, а ты займи чем-нибудь Ника, пока я отлучусь на минутку. И вообще – подружился бы ты с ним… Это только кажется, что у него есть всё. А на самом деле – никого и ничего!

— Ладно! Хорошо! – охотно согласился Стас

— И еще… если заметишь, что кто-нибудь из местных начнет наезжать на Ника, или он сам на кого, сообщи мне! А уж я… — водитель поиграл буграми мышц и похлопал по чему-то твердому, под своей курткой.

— Это что – газовый пистолет? — с уважением уточнил Стас.

— Ха! – презрительно хмыкнул водитель.

— Настоящий?!

— Выше, выше бери!

— Неужели, автомат?

— Еще выше!

— Ну, не гранатомет же?

— Конечно, нет! Но… на десяток-другой нападающих хватит! Ну, так как — договорились?

— Да! Да!! – радостно закивал Стас, готовый пообещать в эту минуту все, что угодно и впился глазами в водителя.

— Значит, так! – с важным видом поднял тот указательный палец: — Тут самое главное – первоначальный капитал.

— А потом?

— А потом умножай его в пять, десять, сто, тысячу раз! Игорь Игоревич вон – с пяти долларов начал, а чего добился? Теперь для него и пять миллионов не деньги! Понял? Удачи!

Охранник похлопал Стаса по плечу и направился к темневшему в углу двора туалету-скворешнику.

Честно выполняя свою часть договора, Стас подошел к Нику.

— Ты это… — начал он. – Ты не скучай. Здесь не так уж и плохо!

Ник не ответил, и Стас, пожав плечами, продолжил:

— Мы в грядке даже серебряный рубль нашли! А в котловане — морского окуня с вуалехвостом поймали!

Стас засмеялся, всем видом предлагая посмеяться и Нику, но тот посмотрел на него такими пустыми глазами, что он содрогнулся.

— Хочешь анекдот? – вдруг спросил Ник, и, не дожидаясь ответа, продолжил: — «Ты кто?» «Я – смерть твоя!». «Ну и что?» «Ну и всё…» Нравится? Сам придумал!

— Может, ты с нами в футбол поиграешь? – видя, что Ника, и правда, уже не может заинтересовать ничего, теперь безо всякой надежды предложил Стас.

Но Ник неожиданно оживился.

— Ага! Если допинг дадут! – кивнул он и, облизнув губы, умоляюще попросил: — Слушай, не можешь дозу достать, так хоть наводку дай!

— На… водку? – опешил Стас. – Ты что, еще и пьешь?!

— Ну, нет, всё!.. Я больше тут не могу!

Ник выскочил из машины и бросился бежать в сторону медпункта. Стас растерянно завертел головой. К счастью, охранник уже шел по двору к калитке…

— А ну стой! – закричал он, кидаясь вдогонку.

В этот момент на крыльцо вышел и отец с Игорем Игоревичем.

— А ваш Ник сбежал! – сообщил ему Стас, во все глаза, глядя на человека, который добился того, о чем только можно мечтать в жизни.

Игорь Игоревич в ответ лишь усмехнулся:

— Далеко не убежит. Мой Саша – олимпийский чемпион по чему-то там в легкой атлетике!

Он огляделся вокруг и вздохнул:

— Хорошо здесь! Родиной пахнет!.. Даже уезжать не хочется… Лес, речка, поля! Купить это всё, что ли? До самого горизонта, а? Да разве с собой увезешь…

Стас недоверчиво покосился на него и вдруг понял, что, как и дядя Андрей, говоривший про удар кулаком, Игорь Игоревич сказал это не для красного словца. Он даже хотел подойти к нему, но не успел. Из-за угла показался водитель, ведущий поникшего Ника. А потом они сразу сели в машину и уехали.

И все-таки Стас был доволен. Еще бы: он получил ответ на свой вопрос, даже не успев, как следует, расспросить гостя. Сам Игорь Игоревич явился этим ответом!

Окончание с узором

“СВЯТАЯ-СВЯТЫМ!”. Глава 5-я

“СВЯТАЯ-СВЯТЫМ!”. Глава 6-я

Перо, пергамент, зазлавие, окончание

<< На главную страницу                На рубрику монаха Варнавы>>