Духовное чтение на 24 декабря 2018 года

Мир Вам, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Перед Вами календарь духовного чтения, посвященный 24 декабря 2018 года. На его страницах Вы можете подкрепиться следующей духовной пищей:

• Жития святых – Священномученик Иоанн Богоявленский;
• Чтение Апостола – Послание к Евреям (глава 11, стихи 17-31);
• Евангелие дня – Святое Евангелие от Марка (глава 8, стихи 11-21);
• Проповедь пастырей – Из поучений протоиерея Димитрия Смирнова.

Жития святых, 51

Священномученик Иоанн Богоявленский

Дорогие братья и сестры! Сегодня мы говорим о священномученике Иоанне Богоявленском. Будущий святой родился 12 февраля 1892 года в селе Ветрино Мологского уезда Ярославской губернии в семье священника Дмитрия Богоявленского. В 1914 году Иван окончил Ярославскую духовную семинарию, но по стопам отца идти не захотел, он желал выбрать светский путь и работать в земских учреждениях. Так как юноша окончил семинарию по 2-му разряду, то в земство его не взяли, и он был вынужден устроиться учителем в церковно-приходскую школу. Однако эта работа его не удовлетворила, и осенью 1916 года Иван Дмитриевич поступил на юридический факультет Ярославского демидовского лицея, где проучился два курса, до 1918 года, когда власти преобразовали лицей в государственный университет, где продолжать образование он не захотел.

В 1918 году в Ярославле, как и во многих промышленных городах России, начался голод, и Иван Дмитриевич стал подыскивать место учителя в одном из маленьких городков и наконец в 1919 году уехал в Весьегонск, где поступил в советскую школу 2-й ступени преподавателем истории, географии, истории социализма и политической экономии. Несмотря на свое былое стремление к светскому пути, Иван Дмитриевич был человеком глубокой веры, которую не скрывал, и часто посещал храм. В обстановке начавшегося гонения его вера стала подвергаться насмешкам – сначала от коллег-учителей, а затем и от учеников, и Иван Дмитриевич решил оставить работу и уехать.

В январе 1922 года он вернулся на родину, в село Ветрино, где служил его отец, и поселился в родительском доме. В апреле отец умер, приход остался без священника, и Иван Дмитриевич решил поступить на место почившего батюшки. В первых числах мая он женился, а уже 9 мая был рукоположен в сан священника ко храму родного села.

В конце 20-х годов снова начались гонения; в глухом селе они выразились в требовании, чтобы священник выполнил заведомо непосильное задание по лесозаготовкам, которое он выполнить не смог, за что в марте 1930 года был приговорен к одному году исправительно-трудовых работ. Прихожане, однако, были недовольны расправой над отцом Иоанном и пришли к зданию районного отделения НКВД, требуя его освобождения. Перепуганные власти вынуждены были отпустить священника, всего лишь выслав за пределы области.

Но власти не забыли о приговоре, и в апреле 1931 года отец Иоанн Богоявленский был снова арестован и отправлен отбывать заключение на лесоповал в Сонковский район. Верующие не оставляли его: привозили продукты и всячески поддерживали. 27 марта 1932 года срок заключения закончился, и священник вернулся в село Раменье. Сразу же вслед за этим начальник районного ОГПУ послал уполномоченному по Сонковскому району поручение установить слежку за батюшкой.

Храм в селе Раменье находился рядом со школой, и школьники во все большие церковные праздники заходили в него: одни потому, что у них родители были верующими, другие – из любопытства. Это не нравилось директору школы, и он стал искать пути закрыть храм.

10 августа 1934 года сотрудник НКВД Фейгенберг потребовал от прокурора разрешения на арест священника, и 15 августа отец Иоанн был арестован. В тот же день следователь НКВД допросил батюшку. На вопросы следователя о его отношении к мероприятиям советской власти отец Иоанн отвечал сдержано.

Следователи допрашивали священника каждый день посменно, день – один следователь, день – другой. Обвинить его было не в чем, следователям не к чему было придраться, и они стали интересоваться: как же он, верующий человек, преподавал социализм. Отец Иоанн отвечал: «Будучи преподавателем в школе, я ученикам преподавал об утопическом социализме, что при нем будет много школ низших и высших, школы будут общие для мужчин и женщин, что будет создано общественное питание в школах и среди всего населения. Фабрики будут общие, должно быть учтено все имущество, труд должен стать коллективным. Я был преподавателем времен военного коммунизма. В это время было положение смутное, не было точных установок учения Карла Маркса о научном социализме, поэтому я и преподавал утопический социализм. Впоследствии от меня стали требовать преподавания о принципах трудовой школы, общественно полезном труде и так далее. Я далек был от такого преподавания, не мог в своей голове переварить всего нового о школе. Я тогда в 1922 году ушел на службу священником, где я хотел найти для себя отраду в своей работе… Я интересуюсь через газеты управлением государственным не потому, что меня особенно советская власть интересует, для меня все равно, царь управлял, советская власть управляет или кто другой. Я жил при царе так, как живу и теперь. Я предан Православной Церкви и буду продолжать до конца служить ей».

Показания всех свидетелей были неубедительны и недостаточны для обвинения священника, и тогда 27 сентября отца Иоанна допросил уполномоченный управления НКВД, чтобы составить свое окончательное заключение по этому делу. По-видимому, даже следователи НКВД и уполномоченный вполне сочувствовали священнику и, записывая его ответы, не слишком искажали то, что он говорил, и не захотели его осудить. Отец Иоанн был освобожден из Бежецкой тюрьмы и вернулся служить в село Раменье.

Но пришли новые, более безжалостные гонения, руководители страны приняли решение о беспощадном уничтожении всех неугодных им людей и целых слоев населения, в том числе и духовенства. 12 ноября 1937 года отец Иоанн Богоявленский был арестован. По обыкновению стали вызывать «дежурных свидетелей».

Священник держался твердо и отказался возводить клевету на себя или других. 25 ноября тройка НКВД приговорила священника к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Отец Иоанн был сослан в область Коми в Севжелдорлаг. Он пробыл на тяжелых работах с 1938 по 1941 год. С началом войны, при том, что работа оставалась непосильно тяжелой, кормить в лагере почти перестали. Священник Иоанн Богоявленский умер от голода 24 декабря 1941 года, ему было тогда сорок девять лет.

Святый священномучениче Иоанне, моли Бога о нас!

Чтение Апостола, 51

Послание к Евреям (глава 11, стихи 17-31)

ратия!> Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного, о котором было сказано: «в Исааке наречется тебе семя». Ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменование. Верою в будущее Исаак благословил Иакова и Исава. Верою Иаков, умирая, благословил каждого сына Иосифова и поклонился на верх жезла своего. Верою Иосиф, при кончине, напоминал об исходе сынов Израилевых и завещал о костях своих. Верою Моисей по рождении три месяца скрываем был родителями своими, ибо видели они, что дитя прекрасно, и не устрашились царского повеления. Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение, и поношение Христово почел бо́льшим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние. Верою оставил он Египет, не убоявшись гнева царского, ибо он, как бы видя Невидимого, был тверд. Верою совершил он Пасху и пролитие крови, дабы истребитель первенцев не коснулся их. Верою перешли они Чермное море, как по суше, — на что покусившись, Египтяне потонули. Верою пали стены Иерихонские, по семидневном обхождении. Верою Раав блудница, с миром приняв соглядатаев [и проводив их другим путем], не погибла с неверными.

Евангелие дня, 51

Святое Евангелие от Марка (глава 8, стихи 11-21)

Вышли фарисеи, начали с Ним <Иисусом> спорить и требовали от Него знамения с неба, искушая Его. И Он, глубоко вздохнув, сказал: для чего род сей требует знамения? Истинно говорю вам, не дастся роду сему знамение. И, оставив их, опять вошел в лодку и отправился на ту сторону. При сем ученики Его забыли взять хлебов и кроме одного хлеба не имели с собою в лодке. А Он заповедал им, говоря: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и закваски Иродовой. И, рассуждая между собою, говорили: это значит, что хлебов нет у нас. Иисус, уразумев, говорит им: что рассуждаете о том, что нет у вас хлебов? Еще ли не понимаете и не разумеете? Еще ли окаменено у вас сердце? Имея очи, не видите? имея уши, не слышите? и не помните? Когда Я пять хлебов преломил для пяти тысяч человек, сколько полных коробов набрали вы кусков? Говорят Ему: двенадцать. А когда семь для четырех тысяч, сколько корзин набрали вы оставшихся кусков? Сказали: семь. И сказал им: как же не разумеете?

Проповедь пастырей 51

ИЗ ПРОПОВЕДИ ПРОТОИЕРЕЯ ДИМИТРИЯ СМИРНОВА

Протоиерей Димитрий Смирнов

… Сейчас уже всякий разврат, извращение, даже изменение пола открыто проповедуется. Понятно, что мы с вами не можем весь мир изменить. И конечно, нам среди этого бе­зобразия жить будет все тяжелей и тяжелей. По возможности нужно стараться детей своих спасать и внуков предохранять от зла. Но мы часто об этом не думаем: телевизор дома включен, ребенок смотрит, а мы даже не контролируем, что там показывают; или ребенок читает что-то, а мы совершенно этим не интересуемся; или на улице с кем-то гуляет, а мы даже и не знаем, с кем, нам все равно. Но когда зло уже вырастет, его искоренить будет трудно. Когда росточек маленький, взял его двумя пальчиками и вынул, а когда вот такое дерево, как вынешь?

Многие потом приходят: что мне делать с сыном, с дочерью? Спрашиваешь: сколько лет? Пятнадцать. Ну что с пятнадцатилетним человеком сделаешь? Уже никакими угрозами, насилием ничего не добьешься. Вос­питывать дитя надо еще до того, как оно в утробе зачато. А когда ему пятнадцать лет, все зло в нем уже выросло, а добра-то совсем нет, потому что ребенок не при­чащается, Евангелия не знает, что такое молитва, никогда не слышал. Что он, бед­ный, видит? В школе одно зло. Хорошо, если хоть один добрый учитель попался — а остальные совершенно бессовестные, оценки ставят несправедливо, иногда над деть­ми открыто издеваются, врут им в глаза, а когда начальство приезжает, начинают марафет наводить. Ребята относятся друг к другу ужасно, дразнятся, сквернословят, сильные бьют слабых, если кто чуть поумней, обязательно к нему цепляются, уже с пятого-шестого класса курят, потом класса с восьмого-девятого начинается блуд страшный. И на улице то же: собираются стайками, жгут лифты, выворачивают микрофоны, ломают перила, если деньги соберут, выпьют. А дома? Папа на маму матом ругается, бабушка с утра до вечера бурчит, телевизор весь день работает. Вот что ребенок видит. И куда ему деваться? Конечно, все это зло в него впитывается. Прежде редко бывало, чтобы в четырнадцать лет человек становился преступником. Потому что раньше в каждой школе был священник, Закон Божий преподавали, к причастию водили, следили, чтобы дети исповедовались. Конечно, и зло существовало, и пьянство, и разврат, но было хоть из чего выбрать. У одного ребеночка сердце ко злу склоняется, у другого — к добру. А теперь ребенок по природе своей может быть добрым, но где он видит это добро? На улице — нет, дома — нет, в школе — нет. Где? В магазине? В магазине только скандалы. И вот так в этом зле и вырас­тает человек, а потом удивляются: что это он на папу с мамой с кулаками лезет?

35

Духовное чтение на 24 декабря 2018 года

Духовное чтение на 24 декабря 2018 года