Семейный календарь на 23 декабря 2018

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Поздравляем Вас с праздником Воскресного дня!

Наступил 26-й день Рождественского поста. Воскресенье.

Нынешний обширный 5-й выпуск ежедневного православного мультимедийного календаря посвящен Воскресному дню, и состоит из следующих рубрик:

• Поучительная притча – о труде и молитве;
• Фотография дня – Фотогалерея Богослужения на праздник свт. Николая;
• Прекрасная поэзия – стихотворение о свт. Иоасафе Белгородском;
• Рассказы о чудесах – Помощь святителя Иоасафа Белгородского!
• Рассказ протоиерея Андрея Ткачева: «Не каждый может быть садовником»;
• Душевная песня – “Отошли от меня до единого”– в исполнении иером. Романа;
• Малая викторина: Пять интересных вопросов на тему Священного Писания.

Поучительная притча

О ТРУДЕ И МОЛИТВЕ

Рыбак перевозил на лодке одного вольнодумца. Отплыли от берега, пассажир торопил рыбака:

― Быстрее, опаздываю на работу!

И тут он увидел, что на одном весле большими буквами написано «молись», а на другом — «трудись».

Монахи, рыбалка, лодки

― Зачем это? — спросил он.

― Для памяти, — ответил рыбак, — чтобы не забыть, что надо молиться и трудиться.

― Ну, трудиться, понятно, всем надо, а молиться, — вольнодумец махнул рукой. — Это не обязательно. Никому это не нужно, терять время на молитву.

― Не нужно? — переспросил рыбак и вытащил из воды весло с надписью «молись», а сам стал грести одним веслом. Лодка закружилась на месте. — Вот видишь, какой труд без молитвы. На одном месте кружимся и никакого движения вперед.

Отсюда понятно: чтобы успешно плыть на ладье жизни по бурному житейскому морю, надо крепко держать в руках два весла.

Фотография дня, 37

Дорогие братья и сестры, перед Вами фотогалерея Патриаршего Богослужения, которое было совершено на праздник святителя Николая Чудотворца — 19 декабря 2017 года — в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя. Давайте приобщимся к сему торжеству и посмотрим фотографии служения Божественной Литургии:

Семейный календарь на 23 декабря 2018

СВЯТИТЕЛЬ ИОАСАФ БЕЛГОРОДСКИЙ
Церковная память 23 декабря

Святитель Иоасаф Белгородский

Вся жизнь твоя была сплошным богослуженьем,
Елей не угасал в светильнике твоем,
И подвигом молитв, любви, крестоношенья,
Ты влек сердца людей жить в Боге со Христом!

Служа пред алтарем, ты с ревностью пророка
Обязанности нес священные свои,
Ты строго обличал слепых жрецов порока,
А немощных овец в объятья брал любви.

И знали их сердца, что даже в час полночный,
Когда окутан мир молчанием и сном,
Ты бодрствуешь за них в молитве неумолчной,
Рыдаешь и скорбишь пред распятым Христом!

Когда ударил час, и вечности чертога
Таинственно врата раскрылись пред тобой,
Святой архиерей и раб смиренный Бога,
Расстался тихо ты с обителью земной.

Не верила вся Русь, что в горние селенья
За паству ты вознес молитвы фимиам,
И именем Христа росу благословенья
Ты будешь посылать истерзанным сердцам!

И вот, десятки лет шли пестрой вереницей,
Борцов с державой зла сменял за строем строй,
А в сумрачной тиши, у плит твоей гробницы
Не рвется связь твоя с народною душой.

И к памяти своей храня благословенье,
Праправнуки тобой лелеянных детей,
Мы чтим теперь тебя в сердечном умиленьи,
Несем тебе тоску больной души своей:

О, не остави нас молитвою и ныне!
На страже встань Руси, как райский херувим;
Да сохранит Господь ее в Своей святыне
И в вере утвердит предстательством Твоим!

Александра Платонова

Рассказы о чудесах, 37

ПОМОЩЬ СВЯТИТЕЛЯ ИОАСАФА БЕЛГОРОДСКОГО

Святитель Иоасаф Белгородский был очень почитаем на Руси, ибо от его мощей происходило множество милостей и чудес! В особенности истекали обильным потоком исцеления страждующим различными болезнями.

Врачующая помощь Святителя воину

Я, нижеподписавшийся, был одержим различными болезнями, как-то: в 1792 году февраля 29 дня, в бытность в Молдавии страдал от перелома левой ноги, в 1798 году от сильного заложения правого уха и сего 1801 г. марта 26 дня, от выломления правой руки. Точные получил исцеления от почивающего в Бозе, у святого Преосвященного Святителя Иоасафа Белгородского и, находясь ныне здоров, свидетельствую сие собственноручным моим подписанием. 1801 года апреля 5 дня.

Исцеление от лихорадки

Мощи святителя Иоасафа Белгородского

В 1789 году июня в первых числах, занемог я лихорадкой, которая жестоко меня мучила через день. Наконец принял я намерение просить о помощи Святителя Иоасафа, будучи твердо уверен, что Его молитвами избавлен буду от сей болезни. И 28 числа июня, в тот день, в который должно быть лихорадки пошел я из своей деревни Бессоновки в Белгород пешком, которая расстоянием от города 20 верст, в Троицкий кафедральний собор, чтобы отслужить над Святителем Иоасафом панихиду. Пришел во время служения литургии. Тот день был торжественный, то в то время сказали мне, что служить панихиду нельзя, а можно отслужить после вечерни.

При окончании литургии почувствовал я в себе лихорадку-то и пошел в склеп ко гробу Святителя Иоасафа, и как скоро приложился к его руке, в ту же минуту престала во мне лихорадка и с тех пор уже не было.

В вечеру того же дня отслужил я над преосвященным Иоасафом панихиду; не чувствовал тогда и слабости и стал совершенно здоров.

В чем своеручно и подписался, полковник Николай Федров, сын Озеров.

Рассказ, рубрика 37

Дорогие братья и сестры, перед Вами рассказ протоиерея Андрея Ткачева под названием «Не каждый может быть садовником», в котором батюшка затрагивает весьма деликатную и крайне важную тему правильности диалога со священником.

НЕ КАЖДЫЙ МОЖЕТ БЫТЬ САДОВНИКОМ

Вы помните моего сына. Вы не можете его не помнить. Боже, что это был за мальчик!
Она позвонила мне по телефону час назад и просила разрешения прийти на разговор. И вот теперь она сидит передо мной и рассказывает о своих проблемах. Я пытаюсь схватить суть беседы и ввести ее слова в некое русло, но рассказчица то и дело отвлекается на попутные мелочи, из-за чего ее повествование угрожает превращением в нечто бессмысленное и бесконечное.
— Боже, что это был за мальчик! Ресницы в детстве, как у Мальвины, глаза голубые, а голос!.. У него был чудесный голос, что вам говорить. Семен Яковлевич его хвалил и обещал ему большое будущее. Вы помните Семена Яковлевича? Это — светило. Он бы был вторым Шаляпиным или Магомаевым, но Бог ему дал плохую жену. Вы знаете, жена делает мужчину успешным или несчастным. Вы должны это знать. К вам многие обращаются за советом. Семен Яковлевич был бы вторым Магомаевым, но со своей женой он стал только учителем пения. Она была из поволжских немцев, лютеранка, знаете. Чистюля такая, но ревнивая до ужаса. Она не пускала Семена Яковлевича ни на гастроли, ни на концерты. Короче, — на слове «короче» она шумно вздыхает и поднимает глаза на секунду к небу, — короче он стал просто учителем сольфеджио в музыкальной школе.
— Простите, вы что-то хотели рассказать о вашем сыне.
— Я хотела сказать, что моему Славику прочили большое будущее. Он мог бы стать вторым Робертино Лоретти или этим… как его? Я забыла. В общем, не сложилось. Потом он попал к другому учителю, потом целую зиму болел. Потом ломка голоса.
— Ваш сын разве музыкант?
— Нет, что вы! Он инженер-радиотехник. Политехнический был не для него. Он у меня нежный мальчик с художественным вкусом, а там цифры, цифры, чертежи, вся эта сухая наука. Многие начинают пить от несоответствия призвания и практического занятия. Славик не пил, Боже сохрани. Да я бы и не позволила. Он много раз хотел бросить учебу, но я настояла, чтобы он получил диплом.
— Простите, с вашим сыном что-то случилось? Она вздрагивает всем телом и испуганно смотрит на меня, словно я только что достал пистолет и навел его на нее.
— Нет, слава Богу! Славик жив и здоров, что вы? Что вы? Господь с вами.
Она дважды крестится мелким крестом и поправляет косынку на голове. А я разглядываю ее со страхом и любопытством. Страх рожден тем, что слова речи этой пожилой женщины похожи на медленное вытягивание жил, а тема визита все еще не ясна, и сколько продлится ее рассказ и мое выслушивание — неизвестно. Ее зовут Нина Ивановна. Она живет в этом доме с самого первого дня его заселения. Она живет, кажется, вдвоем с сыном, и мы изредка встречаемся во дворе и обмениваемся приветственными улыбками, поскольку ей известно, что я — священник. Я не могу знать ее сына, потому что живу в этом доме всего лишь лет пять. Да и если бы я жил в нем с самого дня рождения, это не гарантировало бы наше знакомство, поскольку большой многоквартирный дом, это — несколько сел, поднятых в воздух, застывших в квадратно-гнездовом виде современных квартир. При нынешней занятости, спешке и зацикленности на себе люди рискуют не знать по имени даже многолетних соседей через стенку, а не то что всех жителей соседнего подъезда. «Вы помните моего сына?» — смешной вопрос.

Протоиерей Андрей ТкачевМысли долго записываются, но мчатся, как молния. И вот она поправила косынку и осенилась крестом, а я с любопытным страхом взглянул на нее.
— Славик жив и здоров, что вы!
— Так в чем, собственно, дело?
— Понимаете, он собирал марки. Это же азарт, правда? Хотя, с другой стороны, это — невинное занятие, и я ему позволила, хотя уже несколько раз в этом исповедовалась.
— В чем? В том, что позволили собирать марки?
— Дело не в марках. Он через эти марки, будь они неладны, подружился с Игорем Андреевичем.
— ?
— Он из соседнего дома, того, что стоит окнами к дороге. Когда наш район застраивался, то их дом построили первым, а потом сразу — наш. Между ними пустырь образовался. Тут такие страсти были, вы не представляете. Нашли убитого мужчину. В котловане нового дома, который собирались строить. Потом люди узнали, что там был труп, не хотели заселяться в построенный дом. Послушайте. А может, все это из-за того, что там был труп? Ведь не шутка же! Кровь пролита, человек убит!
Мне становится дурно. Что «все это»?! Она битый час ходит вокруг да около какой-то известной ей, но неизвестной мне проблемы и ждет от меня в конце совета, но я до сих пор ничего не понимаю в том, что, собственно, она мне пытается изложить. Человеку на моем месте есть отчего почувствовать себя дурно. Именно дурно, а не плохо, или погано, или как-нибудь еще, как становится современникам. Мне становится так дурно, как становилось дурно людям при старом режиме, когда матом ругались в случаях исключительных, и то далеко не все. «Дурно», — написал бы Чехов или Шолом-Алейхем в подобной ситуации. Впрочем, почему «написал бы»? У Чехова есть рассказ, в котором дама-графоманка приносит писателю свою писанину, долго и с выражением ее зачитывает, после чего писатель в состоянии аффекта убивает гостью, не выдержав пытки чтением.
— Простите, а что — Игорь Андреевич? — Я со стороны вижу себя в этот момент, вижу, как глупо я выгляжу, и слышу, как глупо звучит мой вопрос.
— О, это отдельная тема. Интеллигентный человек, которого бросила жена. Женщины часто бросают хороших мужчин и уходят к мерзавцам. Правда, мой муж оставил порядочную женщину, то есть меня, и ушел к потаскухе, но это тоже бывает. Мы все не без греха, и мужчины, и женщины. Так вот, живет он холостяком, пьет, в доме не убрано. Живет с дочерью. То ли мать не захотела брать ее с собой, то ли сама девочка не захотела… Одним словом, живут вдвоем, отец и дочь. Она, знаете, такая, как сегодняшние дети. Им все подавай, а они не знают, откуда что берется. Но красивая. Это — да. Ничего не скажешь. Мужчины на улице оборачиваются.
Я начинаю кашлять. Затем — смотреть на ручные часы. Затем — на часы настенные. Я начинаю ерзать на диване и снова кашлять. Куда там! Нина Ивановна поглощена темой. Она взяла меня в плен. Я сижу перед ней в собственном доме, как раб, держащий на руках мотки пряжи, а она убаюкивающим голосом рассказывает мне бесконечную чушь и наматывает, наматывает пряжу на клубок. Клубок увеличивается, но моток на моих руках уменьшаться, кажется, не намерен.
— Игорь Андреевич любил марки.
— Кто, простите?
— Игорь Андреевич.
— Марки?
— Да, марки. Он любил марки. Альбомы составлял, переписывался с филателистами, когда был трезв. На этой теме они со Славиком и подружились. У него не было сына, а каждому мужчине, что бы кто ни говорил, хочется сына. А мой Славик! Боже, глаза голубые, голос ангельский, и ребенок не уличный, культурный. Разговор может поддержать не хуже взрослого. В общем, тот души в Славике не чаял.
Я смотрю на гостью одуревшим взглядом и вижу за правым плечом у нее прожитое ею прошлое. У каждого человека размытые очертания прошлого угадываются за плечом. Угадываются страхи, восторги, обиды, неудачи, мечты сбывшиеся и не оцененные по достоинству, мечты несбывшиеся и превратившиеся в рану. Все это зыбко колышется за спиной каждого человека, за одним из его плеч. А за другим плечом робко проявляется, как негатив на фотопленке, приближающееся будущее. Туда, за спину человека, смотреть страшно, потому что нет никого несчастнее на земле, чем тот человек, который видит прошлое и прозревает будущее. Или я схожу с ума? Может быть, я сплю с открытыми глазами? Всё может быть. И разве можно, скажите мне, сохранить последние крохи душевного здоровья, когда по твоей душе ежедневно топчутся табуны и ездят тракторы, когда из тебя пьют, вылизывают и высасывают кровь самые разные люди, сохраняя в душе наидобрейшие намерения?
«Священнику свойственно быть съеденному людьми». Кто это сказал? Мориак. Где я это прочел? У Шмемана. Упокой, Господи, душу протопресвитера Александра Шмемана. Упокой, Господи, душу писателя Мориака. Помилуй, Господи, Славика и его маму. Помилуй, Господи, Игоря Андреевича с ушедшей женой и оставшейся дочерью. И меня не забудь, Господи.
— Так что там вы говорили про Игоря Андреевича?
— Мой Славик ходил к нему с этими марками. Ходил-ходил и доходился.
— Что случилось?! — Я не на шутку начинаю тревожиться о Славике, об этом неизвестном мне человеке с ангельским голосом и голубыми глазами.
— Он женился на дочери Игоря Андреевича, на этой Зинке.
— Слава Тебе, Господи! — вырывается у меня.
— Какая там слава?! Она не хочет работать. Все время недовольна, что Славик мало зарабатывает. Она меня ни в грош не ставит. Мы каждый день с ней ссоримся. Мы живем в аду, батюшка, вы понимаете?
Мы говорили еще с полчаса. Я уже не кашлял и не смотрел на часы. Мы выясняли сложные вопросы взаимоотношений свекрови и невестки, сына и его жены. Мы вспоминали цитаты из Писания и подкрепляли их житейскими примерами. И это уже не было ни страшно, ни обременительно, потому что предмет разговора стал ясен. Старая мама, единственный сын, «ужасная» невестка. Постоянно повторяющийся треугольник. И бедная Нина Ивановна, успевшая дважды поисповедоваться в том, что разрешила сыну собирать марки (а через марки он подружился с Игорем Андреевичем, а затем женился на его дочери), вряд ли будет каяться в том, что украла час времени и тележку здоровья у священника, к которому она пришла. Легче покаяться в том, что топил щенков, чем в том, что дал женщине денег на аборт ребенка, зачатого тобой. Легче сказать, что ты ничего не крал, нежели признать себя вором времени своего и чужого.
Она еще много говорила, а я слушал. Она еще спрашивала, а я отвечал. Потом спрашивал я, а она отнекивалась и не хотела отвечать по существу. Я говорил, а она мотала головой и говорила, что я не понимаю, «какая это стерва» и «какой это невинный мальчик». Худо-бедно мы покинули мысленное бездорожье и выехали если не на автобан, то на подобие грунтовки. Пара узелков распуталась, пара вопросов отпала, пара проблем потеряла остроту. Жизнь не стала раем, но кое-что прояснилось и просветлело. Хвала Творцу, Источнику мудрости и подателю терпения.
Потом она ушла, а я остался. Я остался лежать на диване, на котором только что сидел, в комнате, где только что была гостья. Я лежал и думал о том, насколько легче была бы наша жизнь, если бы мы были менее эгоистичны, умели четко формулировать мысли и правильно излагать проблемы. Я вспомнил дикие кусты, растущие как попало, плодящие кислые, а то и ядовитые ягоды, и думал о том, что культурное растение нужно обрезать и направлять его рост. Нужно экономить силы корня и не давать им тратиться на второстепенное и случайное. Это случайное должно быть обрезано, отсечено, чтобы растение устремлялось вверх подобно пальме, и там, наверху, взрывалось роскошью плодов и листьев, одновременно красивых и полезных.
Не каждый может быть садовником, но каждый обязан обрезать дикие побеги собственных мыслей, чтобы принести плод Богу и не пить даром кровь тех, кто тебя вынужден слушать. Неважно, психолог это или священник, адвокат, сосед или сослуживец.

Душевная песня, 37

Дорогие братья и сестры, перед Вами очередное душевное песнопение иеромонаха Романа (Матюшина) – “Отошли от меня до единого”:

ОТОШЛИ ОТ МЕНЯ ДО ЕДИНОГО…

Монах, река, безмолвие, молитва

Отошли от меня,
отошли от меня до единого,
Говорящие мне,
впрочем, что поминать их слова?
И плыву в никуда
обреченною рыхлою льдиною,
Обгоняя в пути
торжествующие дерева.

Ледоход, ледоход
наконец-то оковы разрушены,
Замутнели ручьи,
полноводней река, что ни день.
И застряну в кустах,
чтобы ночью под звездное крошево,
Схоронясь ото всех,
растворяться в холодной воде.

И не станет меня,
и река не замедлит движения,
Разольется вовсю,
затопляя чужие края,
Одинокий олень,
лобызая свое отражение,
На коленях губами
коснется души моея.

Малая викторина, 37

Дорогие друзья, перед Вами небольшая викторина по теме Ветхого Завета, которой мы завершаем сегодняшний выпуск календаря:

Сколько было сыновей у Авраама?
а) Один
б) Три
в) Два

показать ответ

Сколько лет находились евреи в плену Вавилонском?
а) 60 лет
б) 70 лет
в) 80 лет

показать ответ

Как звали пророка, который был брошен во львинный ров?
а) Исаия
б) Даниил
в) Анания

показать ответ

37

Дорогие братья и сестры, 5-й выпуск православного ежедневного мультимедийного календаря подошел к концу. Желаем Вам душевного мира и радости о Воскресшем Христе!

37, красный

На главную страницу сайта