Семейный календарь на 13 февраля 2019

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Перед Вами 57-й выпуск ежедневного семейного мультимедийного календаря, который содержит публикации следующих рубрик:

• Поучительная притча – О благородной уступчивости;
• Заметка о нездоровье – О новом поколении женщин, не ценящих материнство;
• Фотография дня – Картинная галерея российского художника А. П. Самохвалова;
• Вопрос священнику – Как православие относится к театру?;
• Душевная песня – «Русь называют святой» — архидиакон Роман (Тамберг).

Поучительная притча, 33

БУЛОЧКА

Муж и жена прожили вместе тридцать лет. В день этого юбилея жена, как обычно, испекла булку — она пекла её каждое утро, ибо так было заведено в доме.

Семейный календарь на 13 февраля 2019

За завтраком она разрезала её, намазала маслом обе части, и как всегда, подала мужу верхнюю часть, но на полпути рука её остановилась…

Она подумала: «Сегодня тридцать лет, как мы вместе. Хотя бы в такой день могу я сама съесть эту румяную часть булочки? В конце концов, я тридцать лет была примерной женой, родила и вырастила прекрасных сыновей, вела хозяйство, положила столько сил и здоровья на нашу семью!»

Подумав так, она протянула мужу нижнюю часть булочки, а у самой рука дрожит – это же нарушение многолетней традиции! Но муж, взяв булочку, сказал ей:

— Какой неоценимый подарок ты мне сегодня сделала, любимая! Тридцать лет я не ел свою любимую, нижнюю часть булочки, так как считал, что она по праву принадлежит тебе.

Заметка о нездоровье, 33

О новом поколении женщин, которые не видят ценности в семье, материнстве, преданности, жертвенности и женственности…

Н. Богдан

Вы никогда не задумывались:
• Почему практически каждой из нас так тяжело быть постоянно с детьми?
• Почему нас куда-то тянет из дома?
• Почему ради выхода в свет, мы готовы отдать своих детей другим людям на воспитание, людям, которых мы не знаем?
• Почему нас больше волнует мода и сплетни, чем педагогика и здоровое питание?
• Почему семья не занимает главное место в нашей жизни?
• Почему наше с вами будущее и самореализация, наши желания важнее будущего наших детей?

Сейчас все эти вопросы из разряда риторических…

Мы не умеем быть счастливыми матерями, женами, хозяйками, женщинами… Мы не видим смысла в том, чтобы посвящать как можно больше времени детям, чтобы печь печенье каждый день, чтобы носить юбки и платья, чтобы гладить мужу рубашки, думая о его жизненной цели…

Мы не видим в этом ценности, важности. Семья, материнство, преданность, жертвенность, женственность… Все обесценилось. Все потеряло смысл.

Почему так произошло?
Почему мы рвемся на работу, бросая ребенка в полтора-два года на какую-то странную женщину в детском саду? Ведь она не будет любить его. Она будет обращаться с ним как цокольщица с цоколем на электроламповом заводе. Для нее это конвейер. Она не будет даже пытаться увидеть личность в этом ребенке. Она будет давить на него, требуя быть как все, потому что у нее таких 25, и по-другому с ними нельзя.

Когда-то давно, лет 30 назад наша мама так же отдала нас в детский сад. Такой же тете. Немножко странной. Но делать нечего. Надо идти на работу. Только практически каждой из нас тогда было около года. И мы росли и развивались не дома почти все это время… А если точнее, то 21 год — 5 лет детского сада, 11 лет школы и 5 лет ВУЗа. Все это время мы дома были практически только вечерами и иногда на выходных. Мы постоянно куда-то спешили. У нас были дела — утренники, занятия, уроки, контрольные, репетиторы, экзамены, пары, курсовые, диплом, работа, курсы…

Женщина, у окна, одиночество

Нам говорили — учись, иначе будешь домохозяйкой!
И это звучало так угрожающе, что хотелось, действительно, грызть зубами гранит науки. Ведь главное — это красный диплом, хорошая работа и умопомрачительная карьера. Ну или хотя бы просто устроиться куда-то на работу, ведь надо самой себя обеспечить.

Как часто мы собирались за обеденным столом всей семьей? Только по праздникам. Как часто мама встречала нас со школы? Обычно мы сами приходили домой и грели себе обед или же оставались в продленке. А вечером мама, уставшая и озлобленная от бесконечных неприятностей на работе, приходила домой. Она не хотела ни говорить, ни есть. Она спрашивала про отметки (если не забудет), проверяла уроки вскользь и отправляла всех спать.

Наши родители не знали нас….
Они не знали ничего о нашем внутреннем мире, о наших мечтах и стремлениях. Они реагировали только на плохое, потому что реагировать на хорошее у них не было времени.

Мы тоже не знали их. Мы и не могли их узнать, потому что у нас не было времени на долгие задушевные разговоры, на летний отдых с палатками у реки, на совместные игры или чтение, на семейный поход в театр или парк на выходных…

И так мы росли… Так мы взращивали в себе какие-то идеи и представления о будущем, о жизни, о жизненных целях и идеях.

И в наших умах место для семьи было отведено очень незначительное. Как раз именно такое же, какое мы видели в наших семьях.

Ведь чтобы долго возиться с ребенком, играть с ним, нужно любить это делать.

Чтобы постоянно каждый день печь печенье и готовить много разнообразной еды, нужно любить это делать.

Чтобы уделять время дому — украшать его, убирать, улучшать, создавать уютную атмосферу, нужно любить это делать.

Чтобы хотеть жить целями и идеями мужа, переживать за него и его будущее, нужно… любить мужа, а не только себя рядом с ним.

Все это прививает дочери мама. Она — ее первый и самый главный учитель. Она указывает на жизненные ориентиры. Она учит любить…свою женскую миссию. Она объясняет о важности быть женой и матерью. Она учит… любить.

И если дочь практически не видела свою мать, а если и видела, то совсем не вдохновляющую на семейное счастье, то как ей самой обрести его?!

Мы обречены были растерять свою чистоту и любовь, потому что нас учили только как сделать карьеру. Нас учили, что слово «успех» имеет значение только вне дома, только где-то в казенных стенах.

А потом мы тихо плачем над разрушенным браком (которым по счету уже), над отчужденностью детей и каким-то странным ощущением, что кто-то когда-то нас обманул.

Но выход есть всегда!
Выход — это учиться. Учиться быть матерью, женой, хозяйкой, женщиной. Потихоньку, понемногу… Учиться видеть все другими глазами. Женскими, добрыми, любящими…

Учиться любить. Учиться думать не о работе большую часть дня, а о своей семье. Учиться ценить семью, мужа, детей. Служить им, помогать им стать лучше, распуститься как цветочным бутонам, согретыми нашей любовью.

Нам нужно учиться улыбаться детям и мужу, обнимать их чаще. Нам нужно смотреть глубже и понять, что мы не просто растим человека, мы формируем его внутренний мир, его мировоззрение, его жизненные установки. Многое из того, что он получит в детстве, будет следовать за ним всю его жизнь.

И нам нужно сделать блестящую карьеру матери и жены. И если мы даже не будем пробовать пройти по этой карьерной лестнице, разочарование будет неотъемлемой частью нашей старости. Потому что упущенные возможности и отвергнутая ответственность дают очень горькие плоды в будущем.

И важно помнить, что все даст свои плоды в свое время. Какие они будут? Многое зависит от нас. От нашего жизненного вектора, от ценностей, которые мы несем в этот мир…в мир своей семьи.

Фотограяия дня, 33

Дорогие друзья, перед Вами замечательная картинная галерея российского художника Александра Порфирьевича Самохвалова, посвященная белоснежной зиме!

Картины Александра Порфирьевича навевают спокойствие и настраивают зрителя на светлое настроение 🙂

Вопросы священнику 33

КАК ПРАВОСЛАВИЕ ОТНОСИТСЯ К ТЕАТРУ?

Дорогие братья и сестры, в сегодняшней рубрике «Вопросы священнику», размещаем ответы на следующие вопросы:

• Как Православие относится к театру? В древности актеров даже на кладбище не хоронили. А сейчас как?
• Достоин ли осуждения сам принцип игры, само лицедейство?
• Какова нравственная оценка самого лицедейства: не разновидность ли это лжи?
• Если двуличие – грех, то не грешит ли актер, вживаясь в роль, не утрачивает ли он искренность, а со временем, не перестает ли быть самим собой?

Отвечает протоиерей Александр Лебедев:

«Вопрос не прост. Да, среди церковных правил есть осуждающие занятие актерством, посещение театра. Например, занимающийся такого рода деятельностью человек, в случае, если захочет стать священником, будет иметь к этому препятствие. Не абсолютное, но все же препятствие. Даже женатый на актрисе имеет такое препятствие.

Но нужно понимать, что во времена, когда эти правила утверждались, театр был явлением специфическим и далеко не совпадающим с тем театром Шекспира и Мольера, Чехова и Островского, который мы сейчас воспринимаем, как классический.

Дело в том, что в поздней античности (к этому времени относятся упоминавшиеся правила), занятие актерством было почти синонимично занятию развратом: такие были театры, такие были постановки и таков был образ жизни актеров. Встречающееся в правилах наименование профессии актрисы красноречиво говорит об этом: «Вземший в супружество вдову или отверженную от супружества, или блудницу, или рабыню, или позорищную не может быти епископ, ни пресвитер, ни диакон». «Позорищная» здесь – актриса. Контекст, в котором упомянута эта «позорищная», говорит о том, что девства и целомудрия в таких особах общественное мнение не предполагало. Именно поэтому актерство и театр осуждались.

протоиерей Александр Лебедев

Но означает ли это, что достоин осуждения сам принцип игры, само лицедейство? Однозначности здесь нет. Думается, если очистить театр от языческого наследия, то он перестанет быть осуждаемым. Если на сцене ставится Шекспир и Чехов, если в постановках поднимаются нравственные темы, если актеры на сцене играют, а не стриптизом занимаются – есть в этом грех или нет? Скорее нет, чем да.

Однако, остается сомнение в нравственной оценке самого лицедейства: не разновидность ли это лжи? Если двуличие – грех, то не грешит ли актер, вживаясь в роль, не утрачивает ли он искренность, а со временем, не перестает ли быть самим собой? Опасность такая, конечно, есть, и опасность серьезная. Она требует от актера особой нравственной чуткости. И понимания цели своего труда.

Цель архитектора – построение здания, цель рабочих завода или фабрики – создание продукта, цель актера – создание художественного образа. То, что создавать такие образы можно, показал Спаситель Своим примером. Множество таких образов содержится в евангельских притчах, где все действующие лица и ситуации вымышленные, однако, с помощью вымышленных персонажей, создается истинный образ: ведь, несомненно, все, что говорит Христос, – истина.

Так что, создавать художественные образы (я включаю сюда и сценические) можно. Но создаются они с определенной целью, и именно нравственная оценка цели творчества показывает, какой театр приемлем, а какой богопротивен.

Пользуясь случаем, нужно сказать и об ответственности актера за свой труд. Художественный образ может быть чрезвычайно долговечен, иметь огромное воздействие на человека, и актер несет ответственность за души тех, кто воспринимает созданные им образы. Сколько душ загубили и еще загубят актеры, создающие образ «хороших бандитов», показывающие привлекательность порока!

К слову будет упомянуть о том, что актер, создающий негативный образ, сам не избегает воздействия этого образа. Человек не труба, он не может просто пропустить через себя порцию информации и ощущений и остаться прежним, часть проходящего он впитывает. Поэтому, говорят, Шаляпин после каждого своего выступления в роли Мефистофеля, ходил в церковь на исповедь. Он был отпет и похоронен по православному чину».

Душевная песня 33

А теперь, дорогие братья и сестры, давайте послушаем душевную песню под выразительным названием «Русь называют святой», которую исполняют архидиакон Роман (Тамберг) и протоиерей Алексей (Грачев).

Россия - храм, природа

РУСЬ НАЗЫВАЮТ СВЯТОЙ

Русь называют святою,
Поле да лес да вода
Церковь над тихой рекою
И в два оконца изба.

Разрезал небо пополам
Закат багряной полосою
И над российскою землею
Свет тихой славы воссиял.

Взметнулись к небу стаи птиц,
Всё громче голос колокольни,
Проснулся в поле ветер вольный
И тихо травы пали ниц.

Тихо о чём-то тоскует
Возле колодца ветла
Родиной землю другую
Я б не назвал никогда.

Там где-то озеро в лесу
Меж трав торжественно застыло
И чудом всю в себя вместило
Небес закатную красу.

А над протоками туман
Как дым курится над водою
И между небом и землёю
Знак примиренья — белый храм

Вьется к погосту дорога,
Звон колокольни затих
Молят усопшие Бога
О заплутавших живых.

Там в недоступных небесах
За Русь свершается молитва
И светлым облаком покрыта
Россия всё-таки жива.

Взыграй же, русская земля,
Взыграйте, рощи и долины
И в поле каждая былинка
Святая Родина моя.

Окончание 33

Дорогие братья и сестры, желаем Вам мирно и благодатно провести весь сегодняшний день!

Храни Вас Господи!

Заглавие, окончание 33

На главную страницу сайта