Семейный календарь на 17 февраля 2019

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Поздравляем Вас с праздником Воскресного дня!

Нынешний 61-й выпуск ежедневного православного мультимедийного календаря посвящен Воскресному дню, и состоит из нижеследующих рубрик:

Поучительная притча – о мытаре и фарисее;
• Назидание – «Втуне молится тот, кто осуждает других».
• Вопрос священнику – В какие дни постился фарисей из притчи?
• Рассказ протоиерея Андрея Ткачева: «Архиерей и режисер»;
• Душевная песня – архидиакон Роман (Тамберга) — “Боже помилуй меня”;
• Малая викторина: Пять интересных вопросов на тему Священного Писания.

Семейный календарь на 17 февраля 2019

ПРИТЧА О МЫТАРЕ И ФАРИСЕЕ

Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что́ приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится. (Лк. 18:10-14)

Назидание, 37

ВТУНЕ МОЛИТСЯ ТОТ, КТО ОСУЖДАЕТ ДРУГИХ
Протоиерей Сергий Филимонов

Дорогие мои, мы вступили в предуготовительные недели Великого поста. И первая из них — это неделя о мытаре и фарисее.

Святая Церковь начинает настраивать нас на Великий пост именно с этого евангельского повествования, напоминая: невозможно начать искренно каяться, если уничижаешь других людей. Осуждение — один из самых больших грехов. Осуждением пронизан современный мир, осуждения полон современный человек. Потому что он очень и очень болен гордостью и чтобы не увидеть себя духовно нищим и нагим, он опирается на унижение другого человека, тем самым возвышая и оправдывая себя.

протоиерей Сергий Филимонов

Стоит сделать замечание, как услышишь: «На себя-то посмотри! А год назад что ты натворил, помнишь? А десять лет назад что учинил?» Он помнит все ошибки ближних и готов сразу обвинить их, только бы не видеть самого себя.

Но, дорогие! Только Господь имеет право судить человека, взвешивать его сердце, оценивать его душу и то, что в ней происходит. Мы с вами можем лишь сострадать друг другу, молиться друг за друга, а видя согрешения ближнего, просить ему помощи у Господа.

Давайте подумаем, как правильно должен был поработать фарисей над своими помыслами, чтобы выйти из храма благословленным Богом? Увидев кающегося мытаря, что он должен был сказать внутри себя?

«Господи, Ты видишь, как ему плохо. Он страдает, ему тяжело. Посмотри, ведь он смиряется перед Тобой, даже на колени встал. Вот я не встал, а он встал. Прими, Господи, его смирение и помоги ему, облагодетельствуй его. Помоги ему по моим недостойным и грешным молитвам, приими его молитвы, оставь грехи».

Вот правильный образ мыслей, который должен был иметь человек, находящийся рядом с мытарем. И один получил бы благодать Божию, и второй вышел бы неосужденным.

Вопрос священнику

В КАКИЕ ДНИ ПОСТИЛСЯ ФАРИСЕЙ ИЗ ПРИТЧИ?

Дорогие братья и сестры, за три дня недели перед Великим постом, Святая Церковь вспоминает назидательную притчу о мытаре и фарисее, в честь которой названа и сама Неделя – “О мытаре и фарисее”. Эту притчу наверняка знает каждый из нас. В ней фарисей оправдывал себя, а мытарь унижал. В оправдании себе фарисей говорил перед лицом Божиим, что он поститься два раза в неделю. Так что это были за дни? Если мы, христиане, постимся среду и пятницу, в память предательства и страдания Иисуса Христа, то древние евреи в честь чего держали такой же двухдневный пост?

На этот вопрос мы попросим ответить священника Афанасия Гумерова.

“─ По Закону Моисея для всех евреев был установлен только один день поста (евр. цум — затягивать) в году — в день Очищения (Йом Кипур): Лев.16:29; Числ.29:7.

Сокрушенный мытарь

Однако любой из сынов Израиля мог добровольно наложить на себя пост. О таких постах часто говорится в книгах Ветхого Завета. Пост мог быть однодневным, а мог продолжаться много дней: пророк Моисей на горе в присутствии Бога провел без еды и воды сорок дней (Исх.34:28), столько же и пророк Илия (3Цар.19:7–8). Пост у евреев предполагал полное воздержание от пищи. Давид ничего не ел семь дней (2Цар.12:16–21). Постящийся обычно одевал вретище, отказывался от ежедневных омовений, посыпал голову пеплом (3Цар.21:27; Неем.9:1). Евреи добровольно прибегали к посту:
1) перед решающими событиями, исход которых зависел от Божьей милости (2Цар.12:16,21–23; Есф.4:3,16 и др.);
2) во время искреннего покаяния и смирения пред Богом (1Цар.7:6; 3Цар.21:27; Езд.10:6; Неем.9:1) и
3) для достижения полноценного общения с Богом (Исх.34:28; Втор.9:9,18).

В вавилонском плену для евреев были установлены однодневные посты: в девятый день четвертого месяца (таммуза) как скорбная память взятия Иерусалима халдеями (587/6 г. до Р.Х.), в десятый день пятого месяца (ава), в который был разрушен город и сожжен храм (Иер.52:12–13), в один из дней седьмого месяца (тишри) в память об убийстве Годолии (Иер.41:1–3).

Фарисей из притчи Господней постился два раза в седмицу добровольно, что и ставил себе в заслугу. У фарисеев было в обычае поститься в пятый день недели, когда пророк Моисей взошел на Синай, и во второй, когда он спустился с горы.

Пророки обличали внешний пост без покаяния и смирения. Об этом же говорит и притча о мытаре и фарисее. Такой пост ведет к гордости и духовной слепоте.”

Помоги нам Господи вести пост в смирении и духовной работе над собой!

Рассказ, рубрика 37

Дорогие братья и сестры, перед Вами очередной интересный и весьма душеполезный рассказ протоиерея Андрея Ткачева под названием «Архиерей и режиссер», в котором батюшка повествует о важном служении священника и вере христианской, способной преобразить и спасти душу в жизнь Вечную!

АРХИЕРЕЙ И РЕЖИССЕР

Имя продолжает греметь, когда владельца имени уже еле слышно. Так доктора могут пригласить для консультации в монаршую спальню, и он зайдет туда на цыпочках, но вместо грозного повелителя может увидеть заострившееся от предсмертной болезни испуганное лицо, чуть высунувшееся из-под одеяла.

Протоиерей Андрей Ткачев

Точно так позвали священника к режиссеру, которого тяжкий недуг уложил в постель. Позвали, чтобы причастить больного, хотя даже глоток воды тому уже давался с болью. Стены были густо увешаны фотографиями той поры, когда нынешний больной повелевал армией операторов, сценаристов, гримеров и артистов; когда он выжимал из них необходимые соки, а из соков этих готовил интеллектуальный коктейль — зрелище, зафиксированное пленкой. Там, на фотографиях, он был энергичен, уверен в себе, целеустремлен. Там он вызывал уважение и скрытую зависть. А здесь, под одеялом, он был мал, сух, измучен. Здесь он вызывал только сострадание и желание вспомнить строчку из Екклесиаста.

Уже потом, задним числом, священник срифмовал эту встречу с чеховским «Архиереем». Там ведь тоже болезнь не брала в учет социальный статус и расхожие представления о величии. Взяла да и свалила в постель викарного владыку. Тот «очень похудел, побледнел, осунулся, лицо сморщилось, глаза были большие, и как будто он постарел, стал меньше ростом, и ему уже казалось, что он худее и слабее, незначительнее всех, что все то, что было, ушло куда-то очень-очень далеко и уже более не повторится, не будет продолжаться». И здесь было нечто подобное.

Притом архиерей и режиссер, как ни крути, похожи. Оба влияют на сознание масс, оба занимают совершенно разные, но ответственные и руководящие должности. Оба — генералы мирных времен. Пока каждый из них в фаворе, с ними трудно говорить по душам. Хотя бы потому, что до них просто трудно добраться. И лишь когда случится нечто, переводящее их из элиты в строй рядовых, можно и посидеть рядом, и подержать их за руку, и поговорить о чем-нибудь нейтральном.

* * *

Священника позвали причащать больного, а значит, и исповедовать его. Может быть, впервые в жизни, а может, спустя многие-многие годы от последней исповеди. И все это в ситуации, когда человек и говорит уже с трудом, еле слышно. Пытать допросом человека о содеянных грехах в это время просто бесчеловечно. А что делать?

Простая мысль пришла на ум батюшке.

— Я вам почитаю Евангелие. Хорошо?

Больной закрыл глаза и вновь открыл, что, по всей вероятности, заменяло утвердительный кивок головой. Библию не пришлось долго искать, хозяйка была религиозна. И они стали читать. Вернее, священник стал читать, не громко, но внятно и не спеша, сидя вполоборота к больному и на него не глядя. Читал из Иоанна, начиная с восемнадцатой главы, от взятия Иисуса под стражу.
Эти строки, сколько их ни читай, всегда читаются впервые. И про то, как Иисус сказал «это Я», а воины упали в страхе; и про то, как Петр, перепуганный и разгоряченный недавней схваткой, поспешно отрекался от Учителя. Если читаешь с умом и не спеша, то часто почти проникаешь в ту густую и тревожную, неповторимую атмосферу, в которой Иисуса водили и к Пилату, и к первосвященнику, и к Ироду, и выводили к народу, все время спрашивая что-то, добиваясь чего-то. А ведь все уже было решено и песок в невидимых часах убегал, приближая развязку.
Священник читал и боялся думать о том, слушает ли больной. Священнику и самому было сладко читать драгоценные строки, но в этот раз он читал их не для себя. Что, если больной уснул, что, если он устал от всего и хочет, чтобы его оставили в покое? Вот и дыхания его не слышно. Но чтение продолжалось.

Тяжко больной, больница

Вершился людской суд над Богом. Звучали странные слова: Лифостротон, Гаввафа. Голгофа, нешвенный хитон. Иисус с Креста усыновлял Иоанна Матери, и просил пить, получая в ответ на просьбу уксус, и, преклонив главу, предавал дух. А воины с поспешностью ломали кости разбойникам и били копьем в ребра уже умершего Мессию. Сверху их кропила кровь и вода. Затем Никодим с Иосифом, преодолев страх, вошли к Пилату и просили тело.

Затем было погребение.

Две главы читались минут десять. За это время на глаза священнику раз или два наворачивались слезы, но он откашливался и продолжал читать без эмоций. Когда дошли до утра нового дня, то прочли только про Магдалину. И так все было ясно. Все опять было ясно — Он воскрес. «Иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему».
На этих словах священник сказал «аминь», поцеловал лист и закрыл книгу. Потом он не спеша, но с опаской повернулся и посмотрел на больного. Тот был внимательно собран, лежал с открытыми глазами, и в глазах стояли слезы. Несколько слезинок стекли на подушку и оставили на наволочке маленькое пятно. Одна слеза стекла было по щеке, но задержалась в седой щетине. Не меняя положения тела, больной стал что-то шептать. Священник приблизил ухо к его устам и услышал очень тихое и очень слабое: «Спасибо вам».

* * *

Причастие было на следующий день. А вскоре после причастия было и отпевание.

Еще одна душа переступила грозную границу между мирами и начала свое собственное и неповторимое загробное существование. Свой прах, измученный и истощенный болезнью, душа оставила на малое время родным для оплакивания, а потом этот прах вернут праху до дня всеобщего воскресения. Во все это за свою жизнь священник вовлечен так часто, что большого набора альтернатив у него нет. Протоптаны лишь два пути: очерстветь окончательно или стать святым.
Человек же, не желающий черстветь, но и к святости не чувствующий решительного позыва, должен чем-то утешаться в своем зависшем состоянии. Лучше, если книгами.

Существование книг есть одно из доказательств человеческого бессмертия, а возможность найти себя или свою жизненную ситуацию на страницах чужого труда и вовсе сродни волшебству. В тот день, когда священник преподал больному причастие и ушел, как хорошо было бы, чтобы больной чувствовал себя так же, как чеховский архиерей. И тот и другой были большими и значимыми. Но потом вдруг стали маленькими и беспомощными. Но когда уже все смотрели на них, утирая глаза и разговаривая шепотом, они внутри себя обрели новый простор и иную свободу.

У Чехова так и сказано: «Он уже не мог выговорить ни слова, ничего не понимал, и представлялось ему, что он, уже простой, обыкновенный человек, идет по полю быстро, весело, постукивая палочкой, а над ним широкое небо, залитое солнцем, и он свободен теперь, как птица, может идти куда угодно!»

Душевная песня, 37

Дорогие братья и сестры, душевной песней сегодня у нас будет многим известное песнопение песнопение архидиакона Романа (Тамберга) — “Боже помилуй меня”:

БОЖЕ, ПОМИЛУЙ МЕНЯ

Семейный календарь на 17 февраля 2019

Прежде, чем время свершит чередой
Круг мне дарованный жизни земной,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем солнце померкнет в очах,
Да воссияет мне свет в небесах,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем червь мою плоть сокрушит
И красоту её в прах обратит,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем все прегрешенья мои
Явятся сами к престолу Судьи,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем Горнии Силы сойдут
Бедный наш род собирая на суд,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем голос трубы принесёт
Грозную весть, что Господь наш грядёт,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем буду я предан огню
Доступ утратив в обитель Твою,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем время свершит чередой
Круг мне дарованный жизни земной,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Малая викторина, 37

Дорогие друзья, перед Вами небольшая викторина по теме Ветхого и Нового Заветов, которой мы завершаем сегодняшний выпуск календаря:

Тведая вера Моисея - разверзнутое море

1. Сколько лет странствовали евреи в пустыне, предводимые пророком Моисеем?

показать ответ

2. Какой пророк был проглочен китом на три дня, а затем изрыгнут на морской берег?

показать ответ

3. Что значит имя-звание Христос?

показать ответ

4. Как имя одного из двенадцати апостолов, который был родным братом Иоанна Богослова?
показать ответ

5. Какое повеление дал Иисус Своим ученикам перед вознесением?

показать ответ

37

Дорогие братья и сестры, 61-й выпуск православного ежедневного мультимедийного календаря подошел к концу. Желаем Вам душевного мира и радости о Воскресшем Христе!

37, красный

На главную страницу сайта