Семейный календарь на 10 апреля 2019

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Наступил 31-й день святой и Великой Четыредесятницы. Среда.

Перед Вами 113-й выпуск ежедневного семейного мультимедийного календаря, который содержит публикации следующих рубрик:

• История из пролога – Путь ко спасению — молитва и труд;
• Воспитание детей – Митрополит Антоний Сурожский: «Дети и смерть»;
• Рассказы о чудесах – Воскрешение плода прав. Иоанном Кронштадтским;
• Цветник духовный – Е.Н. Поселянин: «Во дни печальные Великого поста»;
• Фотография дня – Чудесный фотоснимок Казанского храма г. Иркутска;
• Душевная песня – «Мой Ангел» в исполнении Юлии Березовой.

История из Пролога, 33

ПУТЬ КО СПАСЕНИЮ – МОЛИТВА И ТРУД

Рассказывают о святом авве Антонии, что он, жительствуя в пустыне, однажды подвергся душевному смущению, унынию и особенному нашествию мрачных помыслов. Находясь в этом состоянии, он начал изливать печаль свою пред Богом.

Беседа, старцы, монах, Антоний— Господи – говорил он – хочу спастись, но помышления мои никак не допускают меня совершить это. Что мне делать со страстями моими? Как мне спастись?

Встав с того места, на котором сидел, и немного отошедши, он сел на другом месте, и вот – видит неизвестного ему человека, тщательно занятого трудом рук своих. Этот человек то вставал, оставляя рукоделие, и молился, то опять возвращался к рукоделию: он сшивал листья пальмы. Потом он опять вставал и молился; после молитвы опять принимался за рукоделие. Поступавший таким образом был Ангел, посланный Богом ободрить Антония и возбудить его к мужеству. И услышал Антоний глас, исшедший от Ангела:

— Антоний! поступай так и спасешься.

Услышав это, Антоний очень обрадовался и ободрился: он начал поступать так, и спасся.

*  *  *

Как видите, дорогие братья и сестры, к молитве нужно приложить и труд. Причем, постоянный. Тогда уныние и мрачные помыслы будут обходить нас стороной.

Воспитание детей, 33

ДЕТИ И СМЕРТЬ
Митрополит Антоний Сурожский

Глубоко любимая бабушка умерла после долгой и тяжелой болезни. Меня позвали, и когда я приехал, то обнаружил, что детей увели. На мой вопрос родители ответили: «Мы же не могли допустить, чтобы дети остались в одном доме с покойницей». — «Но почему?» — «Они знают, что такое смерть. На днях они нашли крольчонка, которого задрали кошки».

Митрополит Антоний СурожскийЯ сказал, что, если у детей сложилась такая картина смерти, они обречены через всю жизнь пронести чувство ужаса. При всяком упоминании о смерти, на каждых похоронах, у любого гроба — в этом деревянном ящике для них будет скрыт невыразимый ужас…

После долгого спора я привел детей. Первый их вопрос был: «Что случилось с бабушкой?» Я сказал им: «Вы много раз слышали, как ей хотелось уйти в Царство Божие к дедушке, куда он ушел прежде нее. Вот это и произошло». — «Так она счастлива?» Я сказал: «Да».

И потом мы вошли в комнату, где лежала бабушка. Пожилая женщина, лицо которой много лет было искажено страданием, лежала покое и мире. Один из детей сказал: «Так вот что такое смерть. Как прекрасно!»

Дадим ли мы детям воспринимать смерть в образе крольчонка, разодранного кошками, или покажем им покой и красоту смерти?

В Православной Церкви покойника привозят в храм заранее; мы молимся у открытого гроба, рядом с ним стоят и взрослые, и дети. Дети могут посмотреть в лицо умершего и увидеть покой. На прощание мы целуем умершего. И надо не забыть предупредить ребенка, что лоб человека, который обычно был теплый, теперь, когда он его поцелует, окажется холодным: «Это печать смерти. Жизни сопутствует тепло; смерть холодна». И тогда ребенок не пугается, потому что у него есть опыт тепла и холода; и то и другое имеет свою природу и свое значение.

Рассказы о чудесах, 33

ВОСКРЕШЕНИЕ УМЕРШЕГО ПЛОДА
И. К. Сурский: «Отец Иоанн Кронштадтскиш».

Жена О., вполне здоровая и видная женщина, уже имевшая троих или четверых детей, была еще раз беременна и готовилась стать матерью следующего ребенка.

И вдруг что-то случилось. Женщина почувствовала себя скверно, температура поднялась до сорока, полнейшее бессилие и незнакомые ей дотоле боли нестерпимо мучили ее в течение уже многих дней.
Были вызваны, разумеется, лучшие врачи и акушерские светила Москвы, в коих, как известно, никогда не было недостатка в городе пироговских клиник.

— Не дай Бог, что творится у дяди! — Сказала мне утром Саша Т., встретившись со мною как всегда в полковом манеже на офицерской езде. — Лиза при смерти. Вчера был консилиум профессоров… Если сегодня не сделают какого-то кесарева сечения и не вынут из нее труп младенца — Лиза умрет. Дядя в отчаянии. Мама сидит неотлучно у них, в доме — ужас и смятение…

Праведный Иоанн Кронштадтский— Пока все по-старому… — шепотом сообщил нам старый слуга. — Барыня вся в жару и в бесчувствии… Только резать себя сегодня не дозволили… Просят сначала батюшку из Кронштадта. Послали телеграмму.

Вечером того же дня из Кронштадта пришла краткая депеша: «Выезжаю курьерским, молюсь Господу. Иоанн Сергиев».

Отец Иоанн Кронштадтский уже и раньше хорошо знал семью О. и бывал у них в доме во время своих проездов через Москву. И вызванный телеграммой, он уже на другой день около полудня вошел в квартиру О. на Мясницкой, в которой к этому времени собралась целая толпа родственников и знаковых.

— Где Лиза? — спросил отец Иоанн, обычной торопливой походкой входивший в гостиную. — Проводите меня к ней, а сами все оставайтесь здесь и не шумите.

Отец Иоанн вошел в спальню умирающей и плотно закрыл за собою тяжелые двери.

Потянулись минуты — долгие, тяжкие, сложившиеся под конец в целые полчаса. В гостиной, где собралась толпа близких, было тихо, как в могильном склепе.

И вдруг двери, ведущие в спальню, с шумом распахнулись настежь.

В дверях стоял седой старик в пастырской рясе, с одетою поверх ее старенькою епитрахилью, с редкою всклокоченною седенькою бородкой, с необычным лицом, красным от пережитого молитвенного напряжения и крупными каплями пота.

И вдруг почти прогремели слова, казавшиеся страшными, грозными, исходившими из другого мира.

— Господу Богу было угодно сотворить чудо! — произнес отец Иоанн. — Было угодно сотворить чудо и воскресить умерший плод! Лиза родит мальчика…

— Ничего нельзя понять!.. — смущенно сказал кто-то из профессоров, приехавших к больной на предмет операции, спустя два часа после отъезда отца Иоанна в Кронштадт. — Плод жив. Ребенок шевелится. Температура спала на 36,8. Я ничего, ничего не понимаю… Я утверждал и утверждаю сейчас, что плод был мертв и что уже давно началось заражение крови.

Ничего не могли понять и другие светила науки, кареты которых то и дело подкатывали к подъезду.
Тою же ночью г-жа О. благополучно и быстро разрешилась совершенно здоровым мальчиком, которого я немного раз впоследствии встречал у Т. на Каретно-Садовой ул. в форме воспитанника Катковского лицея.

Цветник духовный, 33

ВО ДНИ ПЕЧАЛЬНЫЕ ВЕЛИКОГО ПОСТА…
Е.Н. Поселянин

В русских городах, где много церквей и много колоколен, слышится заунывный перезвон…

Вслушайтесь в него — и что-то схватит вас за душу: какое-то высшее, забытое вами в суете жизни начало зовет вас… Вспоминайте! Проверяйте себя!

Таковы ли вы теперь, как были когда-то? Где ваша детская чистота, где радостные взоры, так приветливо улыбавшиеся всему миру, так ясно раскрывавшиеся на все его чудеса?

Колокола, звонарьГде могучие порывы юности, — жажда обнять и пригреть на своей груди весь мир?

Вы смотрите на себя и ужасаетесь, как пошла, обыденна, бессмысленна и никому не нужна ваша жизнь.

А колокола медленно звонят… звонят… звонят… плачут над вами, над вашими разбитыми надеждами, не сбывшимися мечтами, они точно говорят вам: «Не все еще потеряно, не все силы изжиты, они только дремлют. Вперед, вперед к вечному идеалу!»

Помните ли вы одну из драм Островского, где погибающий от пьянства человек был спасен звуками церковного колокола, которые разбудили его дремавшую душу? И Бог знает, в старой Руси сколько подобных чудес совершалось?

Утрачивается эта драгоценная пора, когда люди проверяли себя, когда до чрезвычайности падал вдруг по всей России процент преступности, когда с больших дорог, от кабаков и всяких злачных мест, жизнь уходила в тайники домов, недра семьи и под задумчивые своды храмов.

В прежней Руси можно было проследить то несомненное нравственное обновление, которое приносили за собой великие, таинственные дни поста, — а с утратой его чистоты, его поэзии как много утратила наша жизнь!

Колокола же все плачут на русских колокольнях, все зовут нас…

О, имея уши, чтобы слышать, — услышим ли мы их?..

Фотография дня, 33

Дорогие братья и сестры, перед Вами удивительный фотоснимок Казанского храма г. Иркутска, который благолепно сияет в ярких лучах солнца:

Храм, залитый солнцем!

Храм, залитый солнцем!

Душевная песня 33

Настало время душевной песни, и сегодня мы будем слушать коротенькую песню про Ангела хранителя, в исполнении православной певицы Юлии Березовой:

 

МОЙ АНГЕЛ

Колокола, Ангелы, колокольный звонМой ангел дорогой,
Все время ты со мной,
Ты днем меня хранишь,
И ночью ты не спишь.

Когда тебе молюсь,
Я бесов не боюсь,
С тобой я буду жить,
Всегда тебя любить.

Окончание 33

Дорогие братья и сестры, желаем Вам мирного и благодатного дня!

Храни Вас Господи!

Заглавие, окончание 33

На главную страницу сайта