Пьеро Каццола. 100-летие. Часть 2Алла Анатольевна Новикова-Строганова –
доктор филологических наук, профессор,
член Союза писателей России (Москва),
историк литературы

Великий русский писатель в судьбе итальянского адвоката

(в год 190-летия Н.С. Лескова и 100-летия Пьеро Каццолы)

Часть 2

В 1972 году судьба преподнесла сюрприз профессиональному туринскому адвокату. Его деятельность как переводчика и исследователя русской классики была высоко оценена научным сообществом Италии, и он получил почётное приглашение преподавать русский язык и русскую литературу в знаменитом на всю Европу и весь мир Болонском университете, а впоследствии стал доцентом и профессором этого университета. С тех пор в течение двух десятилетий Пьеро Каццола делил свою жизнь между Турином как адвокат и Болоньей как профессор, между клиентами и студентами.

Сам факт приглашения Пьеро Каццолы на университетскую работу примечателен и делает честь не только ему, но и руководству Болонского университета, прозорливо сумевшему увидеть и оценить лингвистические и литературоведческие труды юриста, не имевшего ни учёной степени, ни даже диплома о филологическом образовании. В России же автору этих строк – доктору филологических наук, историку литературы, члену Союза писателей России, автору четырёх монографий и свыше 500 опубликованных в России и за рубежом научных и художественно-публицистических работ о творчестве классиков мировой литературы, университетскому преподавателю с  40-летним стажем –пришлось услышать от ректора Орловского государственного университета: «Для Вас у нас работы нет».

У музея семьи Цветаевых

Воистину прав был Лесков, заметивший в повести с выразительным заглавием и посвящением «Смех и горе. Посвящается всем находящимся не на своих местах и не при своём деле» (1870), что у нас «что ни шаг, то сюрприз, и притом самый скверный». В городе,  именуемом «литературной столицей России», на именах Тургенева, Лескова, Фета, Бунина, Андреева и ещё целого созвездия выдающихся земляков – русских писателей и поэтов – при всяком удобном случае не прочь делать пиар высокопо­ставленные местные чиновники. А филологический факультет (под теперешней вывеской – институт), без которого немыслим никакой классический вуз, «угасает». Студентов мало, потому что специальность стала считаться непрестижной – слишком неприбыльная, бездобычливая. Малочисленность студентов влечёт нехватку учебной нагрузки преподавателям, от которой напрямую зависит их заработная плата. Многие перебиваются частными уроками, репетиторством, натаскиванием школьников к сдаче ОГЭ и ЕГЭ (жуткие какие-то аббревиатуры, до сих пор режут слух).

В таких условиях  каждодневная работа, чем я занимаюсь в течение последних трёх десятилетий: создание книг, статей, выступления на конференциях, просветительская деятельность – расценивается не как труд, требующий напряжённой работы ума, души, больших затрат времени и физических сил, а как некий вид «хобби» – на энтузиазме и без оплаты.

В то же время развиваются в Орловском университете, не так давно присвоившем себе имя И.С. Тургенева, такие направления «образования», как реклама, торговля, товароведение, гостиничный бизнес, ресторанное дело. Какое это имеет отношение к классическому университетскому образованию вообще и к Тургеневу в частности? Но кому уж тут вспоминать о нём? Есть вывеска – и довольно…

Материальные расчёты и выгоды – на первом месте для большей части молодых людей, выбирающих профессию. Им со школьной скамьи внушают, что надо быть «лидерами», «глотать других, чтобы тебя не проглотили» в обществе потребления с его хищническими установками, в сжимающихся тисках «торговой кабалы».

На протяжении последних постперестроечных десятилетий планомерно проводится изуверская политика разрушения и уничтожения полноценного образования. Голоса по-настоящему обеспокоенных этой проблемой людей остаются «гласом вопиющего в пустыне». Общество вправе знать, на каком основании принимаются те или иные образовательные стандарты, которые фактически влияют на формирование и мировоззрение целых поколений. Однако учебные программы разрабатывают и насаждают какие-то таинственные чиновники, которые общественности неподконтрольны и неподотчётны. Государственные образовательные учреждения с их педагогическими кадрами встроены в государственную систему, являются её частью, выполняют любой (в том числе и «выборный») политизированный госзаказ.

Страх чиновников от образования перед честным словом русских писателей столь силён и так велика ненависть к отечественной литературе и её «божественным глаголам», призванным, по Пушкину, «жечь сердца людей», что до настоящего времени христиански одухотворённая отечественная словесность заведомо искажается, преподносится с атеистических позиций в подавляющем большинстве учебных заведений России. Так что они вполне подходят под определение, данное в одноимённой статье Н.С. Лескова о школах, где не преподавался Закон Божий, «Безбожные школы в России». В то же время среди всех остальных учебных предметов единственно литература не столько школьный предмет, сколько формирование человеческой личности через воспитание души. Русская классика, подобно Новому Завету, всегда нова и актуальна, даёт возможность соединять времена.

Безбожники формируют и безостановочным конвейером выпускают из школ безбожников, здесь  – корень зла, отсюда проистекают многие беды. Варварское притеснение русской словесности в школе привело к катастрофиче­ской тотальной безграмотности во всех областях деятельности, вплоть до высших властно-чиновничьих сфер. Чудовищно то, что в России повальной неграмотности уже мало кто удивляется и почти никто её не стыдится. Это приметы нашего времени, неоспоримые факты.

Сегодня только толстосумы могут дать своим отпрыскам достойное образование, стоящее больших денег. Но дети бедняков и родителей из так называемого «среднего класса» вынуждены учиться «чему-нибудь и как-нибудь». В лучшем случае их ждёт удел обслуживающего персонала для сильных мира сего, в худшем – они становятся просто дешёвой «рабочей силой» или «человеческим материалом», которым власть имущие могут распоряжаться по своему усмотрению.

Невнимание к духовной природе человека, отказ от Бога, отрыв от русской почвы подводят к тому, чтобы воспитанники безбожных школ обращались в мошенников и авантюристов, преступников и злодеев, живущих по звериным законам борьбы за существование. О подобных закоренелых грешниках апостол Павел свидетельствовал, что «они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы» (Рим. 1: 29–31).

В области общественных наук марксизм-ленинизм был отменён. Однако начиная с советских времён и до сего дня глобальная мировоззренческая тема о происхождении жизни и человека насильственно внедряется в несформировавшееся сознание и неокрепшие души учащихся в виде преподавания безбожной теории Дарвина в качестве единственно верной и научно аргументированной, хотя по сути это даже не теория, а недоказанная гипотеза.

Дарвинизм проповедует естественный отбор, борьбу за выживание, эволюцию видов. Применительно к общественным отношениям, к ведению делового оборота данные установки приводят к чрезвычайно негативным последствиям. Так, естественный отбор предполагает безжалостно-жестокое отношение к слабым, вплоть до их уничтожения. Удивительно ли, что псевдотеория и практика «зверочеловечества» формирует из людей существ, живущих по звериным законам: «Выживает сильнейший», «Глотай других, пока тебя не проглотили» и т.п., – что неизбежно ведёт к девальвации морально-нравственных ценностей, попранию высшего, Божеского начала в человеке, к гибели души как таковой, в итоге – к разрушению человеческого общества, которое на этом пути может дойти до людоедства, самоуничтожения?

Русская классика – воспитательница ума, души и сердца – изгоняется из вузов и школ, нацеленных на формирование усреднённого «продукта» – биороботов, узких специалистов-прагматиков, выставляемых, как товар, на рынок труда.

Золотой фонд русской литературы востребован за рубежом, а в России упрятан на задворки. В то же время уже не один десяток лет с попустительства и дозволения правящего режима во всех регионах людей массово одурманивают, зомбируют, оглупляют душепагубной информацией, потоки которой извергаются словесными нечистотами из подконтрольных СМИ, жёлтой прессы, бульварного массового чтива, «зомбоящика» и т.п.

Былой атеизм коммунистов ныне сменился сатанизмом сословно-олигархического капитализма, который разделяет людей на страты,  прикрываясь фальшивым лозунгом о единстве и легендой о демократии. Политика «прозрачности» на деле обернулась «тайной беззакония». На страждущую Россию накинута плотная завеса, под которой задыхается всё честное и свободное. Лукавство и ложь продажных, коррумпированных, бездарных чиновников возводятся в ранг обязательных правил поведения с народом, а подчас принимают формы нормативных правовых актов, которые наскоро стряпают фарисействующие «законники разноглагольного закона» (по точному выражению Лескова), вместо того, чтобы свято исполнять законы Христа, «Кто дал нам глаголы вечной жизни». Господь в праведном гневе обличает и предостерегает угнетателей народа, не обременяющих самих себя теми путами и ограничениями, которые эти горе-законники накладывают на других: «Горе вам, фарисеям, что любите председания в синагогах и приветствия в народных собраниях. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что вы  как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того.  <…> и вам, законникам, горе, что налагаете на людей бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них» (Лк. 11: 42–46).

Неслучайно Пьеро Каццола проводил аналогию между сицилийской и российской мафией – этим чудовищным спрутом в переплетении его гигантских смертоносных щупалец – финансовых, чиновно-коррумпированных, коммерческих, криминальных…

Пьеро Каццола

В этой связи наиболее актуально звучат слова Лескова, который устами своего героя-правдолюбца Василия Богословского в повести «Овцебык» обращался к тем «благодетелям» народа, у кого слово расходится с делом: «А вижу я, что подло все занимаются этим делом. Всё на язычничестве выезжают, а на дело – никого. Нет, ты дело делай, а не бреши.<…> эх, язычники! фарисеи проклятые! <…> Таким разве поверят! <…> Душу свою клади, да так, чтоб видели, какая у тебя душа, а не побрехеньками забавляй».

В романе «На ножах» (1871) Лесков разоблачил один из распространённых способов многовековой массовой мимикрии противников Христа, подобных еврею Тихону Кишенскому – экс-нигилисту, жадному и хитрому ростовщику, мошеннику, продажному журналисту, вероломному интригану, шпиону, «полицианту», подлецу и предателю – словом, «деятелю на все руки». Таким, как он, «нужен столбовой дворянин», в том числе и для того, чтобы под прикрытием русских, особенно знатных, фамилий пробираться на руководящие должности, занимать ключевые посты в государственных, коммерческих, религиозных, общественных учреждениях России с целью кабалить, разлагать и уничтожать коренное население страны, глумясь над его христианскими идеалами и православной верой; маскируясь русскими именованиями и вывесками; снаружи рядясь в овечьи шкуры, будучи изнутри волками; фарисейски прикрываясь благими целями доброделания, безбожно обогащаться, получать свои барыши, выгоды, прибыли и сверхприбыли, служить не Богу, а мамоне. О чужеродном кабальном иге, опутавшем Россию, настоятельно предупреждали Святые отцы – христианские подвижники.

Николай Лесков

«Не можете служить Богу и мамоне» (Лк. 16: 13), – говорит Христос. Как легко и соблазнительно зло может рядиться в одежду добра. Распознавать такую маскировку учил святой старец преподобный Силуан Афонский: «Всякое зло <…> паразитарно живёт на теле добра, ему необходимо найти себе оправдание, предстать облечённым в одежду добра, и нередко высшего добра», потому что «зло всегда действует обманом, прикрываясь добром». Но, как пояснял старец, различение добра и зла необходимо и возможно, поскольку «добро для своего осуществления не нуждается в содействии зла, и потому там, где появляются недобрые средства (лукавство, ложь, насилие и подобное), там начинается область, чуждая духу Христову». «Видимыми бесами» назвал иудеев в V веке святитель Кирилл, патриарх Александрийский; «самые души иудеев есть жилища демонов», – утверждал святитель Иоанн Златоуст.

В Евангелии от Иоанна повествуется, как Господь Иисус Христос обличал сатанизм иудеев: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин. 8: 44); «Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога» (Ин. 8: 47). От общения с подобными безбожниками  предостерегал апостол Павел: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными. Ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?» (2 Кор. 6: 14)

Как говорил Лесков, прибегая к евангельской образности, «литера­тура у нас есть соль», и нельзя допустить, чтобы она «рассолилась», иначе «чем сделаешь её солёною» (Мф. 5:13)? Самое главное в русской словесности – это Христос, христианская вера, одухотворён­ная русским православным подвижничеством. Художественной правды не может быть без правды Божьей.

Как ни парадоксально, но русской классической литературе сегодня как никогда требуются защитники, «адвокаты», чтобы отстаивать само её право на существование в современной России, где нивелируется и вытравливается всё русское, безбожно попираются традиционные духовно-нравственные ценности, Божие вытесняется кесаревым.

Таким адвокатом русской литературы у себя на родине в Италии был профессор Пьеро Каццола. Он активно занимался зеркальной темой русско-итальянских и итало-русских связей. Особым предметом его исследований были русские в Италии. Впервые будущий учёный познакомился и подружился с русской диаспорой в приморском городе Сан-Ремо – песенной столицей Италии, где с молодости и до последних лет ежегодно проводил отпуск. Перу профессора принадлежит интереснейшее документальное исследова­ние «I Russi a Sanremo tra Ottocento e Novecento» («Русские в Сан-Ремо в XIX и XXвеках») (1990). В книге также подробно рассказано о создании православной церкви в Сан-Ремо, о её русских прихожанах.

Назову ещё несколько фундаментальных трудов Пьеро Каццолы: «Russia – Bologna» («Россия – Болонья») (1990), «Viaggiatori russi a Torino nellOttocento» («Русские путешественники в Турине в XIX столетии») (1996), «Русская Италия между XVIII–XX веками» (2004), «Scrittori russi nello specchio della critica (XIXXX secolo)» («Русские писатели в зеркале критики: XIX–XX вв.») (2005). На тему русской Италии в 2013 году издан на русском языке сборник работ разных лет,  собранных в книгу «Русский Пьемонт» («Il Piemonte dei russi»).

Пьеро Каццола. Русский Пьемонт

Туринский Межуниверситетский центр по изучению путешествий в Италию (C.I.R.V.I.)  избрал Пьеро Каццолу своим президентом. В мае 2006 года в честь профессора была организована юбилейная конференция с названием прямо космическим: «Пьеро Каццола: 60 лет вокруг планеты Россия».

Шапочка и тапочки святителя Спиридона

Великий русский писатель в судьбе итальянского адвоката. Часть 1

На главную страницу сайта - Семья и Вера