Почему так мало любви среди верующих?

Почему так мало любви среди верующих?

Добрый день, дорогие посетители нашего православного сайта «Семья и Вера»!

У Господа очень много разных имен: Вседержитель, Всемилостивый, Саваоф, Сущий, и другие. Но самое приятное нашему слуху имя, это ─ Любовь!

Как пишет Священное Писание: Бог есть Любовь.

Отсюда следует, что храмы и сердца верующих должна наполнять любовь. Но так ли это на самом деле?

Л. Ванчугова, из города Магнитогорска задается вопросом:

─ Церковь все время проповедует о любви, и все люди по естеству своему ищут любви. Почему же проповедь Церкви так мало достигает цели? Почему почти у всех такое уныние, даже если оно порой прикрывается наружной веселостью? Очевидно, оттого что у людей нет чего-то самого главного, без которого жизнь — не жизнь. Я знаю, в Писании сказано, что «по причине умножения беззаконий, охладеет во многих любовь». Но это, наверное, относится в основном к неверующим, к внешним. Ну а в Церкви-то, почему нередко тоже так?

─ Человеческая жизнь ярко и убедительно показывает, что искание любви — первозданно в нас, ─ отвечает протоиерей Александр Шаргунов. ─ Достаточно спросить самых разных людей о наиболее глубоких их устремлениях. Чего хочет человек больше всего, чего ищет он, что является движущей силой его жизни? Несомненно, что цели у всех могут быть неодинаковы: для кого-то важнее всего политика, для кого-то — его профессия, для других — литература, искусство, спорт и т.д. На самом же деле, если взглянуть повнимательней, — то, что ищут все и каждый, сколь бы разнообразными ни были их устремления, это одно и то же — бесконечно простое и бесконечно глубокое: любить и быть любимым. У всех — у богатых и бедных, у юных и пожилых, у самых талантливых и самых обыкновенных можно найти сознательную или бессознательную жажду любви, истинной, подлинной, той, которая не знает ни старения от времени, ни риска случайностей вследствие человеческой немощи.

Мы знаем, сколько существует в жизни подмен. Но самое главное для человека знать, что он Богом любим. Что бы это ни стоило, мы должны пробиться к самому главному знанию. Бог сотворил нас по образу Своему и подобию. И потому все отношения между людьми — раскрытие тайны, о которой апостол Иоанн Богослов говорит, что мы призваны любить друг друга так, как Бог любит нас. Христианин это тот, кто верует в любовь Божию. «Мы уверовали в Его любовь», — говорит Писание. Христианин верует, что он любим Богом — лично, единственным и неповторимым образом. Быть верующим значит быть верным, тем, кто стремится ответить на любовь Божию, всегда исполненную верности. Все Писание свидетельствует о непоколебимости Божией любви. Только этим знанием может измеряться все наше покаяние, только от него обретаем мы мужество в испытаниях. Свою верность Творец являет не только в нашей каждодневной жизни, но также в любви, дарующей нам освобождение от зла и смерти.

Слишком многие христиане не осмеливаются веровать в любовь Бога к ним, в эту первую любовь, которая никогда не колеблется и не ослабевает. Это неверие происходит по двум причинам. Первая — они еще не встретили в своей жизни Бога лично, не знают Его благодати. Вторая — это то, что они не встретили на своем пути верующих, в которых они могли бы увидеть отражение Божественной верности. Тех, кто сознают себя любимыми Богом Отцом, Сыном и Святым Духом тройной и единой любовью. Это узнавание перевернуло их жизнь и весь образ их жизни. Их христианская нравственность питается этой уверенностью веры. И передает эту уверенность другим. Потому что вера открывает нам, что мы не только любимы Богом такими, какие мы есть, но что Бог хочет быть в нас крепостью любви, к которой мы стремимся. Горе нам, если мы предаем своей жизнью дар этой любви, — мы становимся виновными и перед Богом, и перед людьми. Сознавая нашу великую ответственность перед другими, мы должны не только освобождаться от нашей нелюбви к ним, которая проявляется во всяком нашем грехе, но помнить о том, что мы призваны любить их любовью Самого Бога, Его благодатью, открывающей Лик Христов. Слово о такой любви порой кажется многим настолько высоким, что они перестают его воспринимать. Но без устремленности к этому дару мы — христиане только по имени: сами не входим и другим не даем войти в Царство любви.

 << На главную страницу                                  Вопросы священнику >>