Маленькие притчи. Том-15. Страница 11-яЗИМНЯЯ ПРОТАЛИНА
Рассказ-притча монаха Варнавы (Санина) 

Не потому Русь прозвали Святой, что все, живущие на ней, были святы.[1]
А за то, что согрешив, люди могли вовремя спохватиться и — каялись!
То есть, старались исправить, как самих себя, так и то, что они натворили.
Пример?
А что за ним долго ходить…
Вторая половина XIX века.
Санкт-Петербург.
Зима.
Одно из питейных заведений.
Попросту говоря – кабак.
Вопреки распространенному давними недругами нашего народа мнению, что на Руси испокон веков процветало сплошное пьянство, на самом деле русские люди вели весьма умеренный образ жизни.
Да и когда было им пить?
Почти все время и силы отнимал тяжелый труд, неважно — ремесленника, крестьянина, купца.
Иначе не прокормить было ни семью, ни себя!
А церковные службы?
Молитва?
Посты?..
Но, справедливости ради, нужно сказать, что если, бывало, и запивал кто, то, иной раз, как тогда говорилось – до креста…
Вот и в этом кабаке один горемыка так увлекся вином (водки в те времена еще не существовало, она была изобретена только век спустя!) что за бесценок отдал полушубок, верхнюю одежду и, в конце концов, взамен за еще одну кружку – предложил свой нательный крест.
А крест у него был серебряный, с эмалями, дорогой…
Грех, конечно, но, по алчности, кто-то из самых богатых, бросив на грязный прилавок пару медяков, взял и его.
Выпил его, оставшийся в одном исподнем белье, бедный пропойца.
И носом о стол…
Вытолкал его взашей из своего кабака хозяин.
Но тут как тут – следом сердобольный мальчик-слуга.
Жалко ему стало несчастного.
И не столько потому, что замерзнет.
Тело-то ладно — на то оно и тело, чтобы когда-нибудь превратиться в прах.
А душа?
Как она предстанет перед Богом, если человек ушел из жизни без креста?!
Свой, понятное дело, отдать он не осмелился – ибо вмиг станет жалкой игрушкой у темных сил!
Сразу закрутят, завертят его, словно беспомощную щепку в пенистом водовороте суровой столичной жизни…
Подходящих щепок, чтобы наскоро смастерить деревянный, тоже поблизости не отыскалось.
Всюду снег, лед…
Да и где, хотя бы, суровую нитку найти?
«Храм!» — вдруг увидел он открытые двери церкви.
И – несколько монет в заветном узелочке у него было – бросился туда, купил крестик с тесьмой.
А затем, вернувшись, стал, надевать его на шею мертвецки пьяного человека.
За этим занятием и застали его, вышедшие из кабака, немного подвыпившие мужчины.
— Ах, ты негодник! – гневно закричали они.
— Пьяного обирать?!
— Малолетний тать![2]
— Ну мы тебя сейчас за такое…
И принялись жестоко избивать слугу.
— За что вы его так? – болезненно морщась, спросил вышедший из храма богомолец.
— Известно за что — за дело! – ответили ему, и посоветовали: — Иди-иди, пока и тебе, как печальнику о грабителе не досталось!
Но богомолец не уходил.
Он внимательно присмотрелся.
Смекнул, что к чему.
И крикнул:
— Погодите! Да ведь это он — крест на него надевал!
— Какой еще крест?
— А вон! – показал на распахнутый ворот пьяного богомолец. – Отрок его только что на моих глазах покупал!
— Эва!.. – сдвигая шапки на лоб, озадаченно заскребли в затылках пальцами мужчины.
— Этого мы, ведь и правда, из кабака без креста выпустили.
— А теперь он, гляди, с крестом…
— А тот-то еще жив?
— Да, вроде, как жив…
— Жив!
— Ох, как все нехорошо-то вышло… Православные называется – крест с человека сняли!
— И отрока ни за что, ни про что, гляди, как избили…
Все, словно очнулись.
Принялись сожалеть о содеянном.
Один набросил на раздетого им полушубок.
Другой – сверху – его одежду.
А тот, что за чару вина скупил крест, подозвав своего кучера, велел приятелям поскорее перенести в повозку уже начавшего трезветь на морозе человека и мальчика-слугу.
После этого он клятвенно ударил себя кулаком в грудь, пообещав, что отныне не даст обоим пропасть в жизни, устроит так, как им в лучших снах не мечталось.
Сел рядом с ними.
И велел кучеру – трогать!
Лишний раз подтвердив, что без покаяния, то есть, без исправления делом своих грехов, Святая Русь может перестать быть святою…

РУССКАЯ ЗЕМЛЯ

Русские дороги.
Русские дома.
Русские пороги.
Русская зима.
Русские закаты.
Русский клев ерша.
Русские солдаты.
Русская душа.
Русские святые.
Русские глаза.
Русские святыни.
Русская слеза.
Русские морозы.
Русские поля.
Храмы и березы:
Русская земля!

_________________________

[1] Было, конечно, много, даже – великое множество святых угодников Божиих! Но в данном случае речь не о них, а почти о всем, за редкими исключениями, русском народе.

[2] Так раньше на Руси называли воров и грабителей, в то время, как слово «вор» означало – мошенник или плут.

Маленькие притчи. Том-15. Страница 11-я

ЛЮБОВЬ И ВЕРОЧКА

Рубрика монаха Варнавы (Санина) >>

Маленькие притчи. Том-15. Страница 11-я