Савелий

Автор — Татьяна Якутина, г. Кодинск

«Как бы ни было трудно – надо идти!»

В августе 2020 года я познакомилась с удивительным человеком.

Эта встреча ещё раз наглядно мне показала, что Господь всегда рядом с нами, знает и слышит не только наши слова, но даже самые сокровенные мысли.

В «ковидный» 2020 год были отменены все массовые мероприятия, под запретом оказался даже самый известный в России Великорецкий крестный ход с более чем шестисотлетней историей. Он не прерывался даже в годы гонений на православную веру. Но в 2020 году крестный ход по соображениям безопасности оказался под запретом.

Власти разрешили верующим его проведение «без людей». Священники везли из Кирова на реку Великая икону Святителя Николая, совершая молебны на стоянках. Но крестный ход – это не доставка иконы на машине, а особое соборное действие церкви – священства и народа, в котором непрестанная молитва крестоходцев соединяется с трудностями многокилометровых переходов под жарким летним солнцем и проливным дождём.

Под большим сомнением в тот год оказалась и возможность проведения ещё одного крестного хода в Кировской области, так всем нам полюбившегося  – Климковского,  к «Пламенным младенцам». Помня слова святого отца Иоанна Кронштадтского о том, что «Россия крестными ходами спасаться будет», мы всё же решились ехать на него.

Незадолго до поездки я прочитала в интернете о рабе Божием Савелии, молитвеннике и страннике по земле Русской, который несколько лет является участником нашего любимого крестного хода. Обычно он идёт в самом конце, помогая дойти отставшим.

Многие благодарят Савелия за его доброту и бескорыстную помощь. Ведь он ещё и костоправ. В трудном пути по бездорожью люди иногда подворачивают ноги, получают растяжения мышц при падениях. В 2019 году неудачно упала одна женщина: поскользнулась на мокрой дороге, повредив себе плечо. Савелий поправил ей руку, и она смогла идти дальше. Читая о нём, я подумала про себя: «Вот бы увидеть такого человека и пообщаться с ним!»

Мне всегда были интересны молитвенники и странники, люди «не из мира сего», готовые отринуть всё земное и, как апостолы, пойти вслед за Христом.

1 августа. Мы в Белой Холунице, разместились в гостинице. Помылись, поужинали и после молитв легли спать. Часа в два ночи я проснулась от шума дождя. Да какого! Вода с небес лилась одним непрерывным сплошным потоком. Успокоила себя мыслью о том, что ливни обычно проходят быстро.

Но дождь, начавшийся глубокой ночью 2 августа, не прекращался весь день нахождения крестоходцев в пути. Временами он слабел, но продолжался почти до самого вечера. Удивительно, но, несмотря на трудности пути, крестный ход пришёл в Климковку почти на полтора часа раньше обычного!

Второй день хода был более комфортным: облачно, не жарко, лёгкий ветерок. Да и переход покороче. И вот мы у Елёвского храма, где крестили пламенных  младенцев. Три мальчика из многодетной семьи Ворониных (Илья, Дмитрий и Василий) были убиты и сожжены собственным отцом, чтобы избавиться от лишних, по его мнению, ртов.

Климковский крестный ход

Часть крестоходцев двинулась дальше, в Подгоряны, где стоял их дом, другие остались у храма. В их числе и я. Решила отдохнуть и помолиться в полуразрушенном храме. Пообщалась с двумя девочками-подростками. Одна из них, цыганка Земфира, в крещении Ирина, поразила меня красотой, лёгкостью и грацией. Легко и быстро босиком пробегала она по полянке у храма, где был скошен иван-чай, не боясь поранить ноги об острые будылья пеньков травы. Глядя на неё, подумала про себя: «Сколько же веры и силы духа в этой девочке, что она может вот так легко идти босиком крестным ходом! Я бы так не смогла…»

После ночёвки в палатке у храма, ранним утром третьего дня, я встала и пошла к костру, чтобы немножко согреться. Под утро выпала обильная роса. И вдруг около одной из палаток моя правая нога поехала по мокрой траве и попала в едва заметную ямку. Я упала. Охнула от внезапной острой боли, с трудом поднялась. Подумала, что сломала ногу.

В это время из палатки вышла Елена, молодая женщина из Мурманска, с которой я познакомилась во второй день пути, и сказала, чтобы я не расстраивалась, что мою ногу посмотрит и поправит … Савелий. Оказалось, я упала рядом с палаткой человека, с которым хотела пообщаться задолго до крестного хода!

Мне показалось, что он занимался с моей больной стопой несколько часов, хотя на самом деле не прошло и часа, как он вправил мне вывих и наложил тугую повязку. (Перед поездкой я зачем-то приобрела эластичный бинт). Проверил, могу ли пройти «во-он до той березки!» Сапог натянуть на распухшую ногу было невозможно, и с палочками в руках, которые он мне дал, в тоненьких носочках на ногах я поковыляла вместе с ним к указанному объекту. Савелий сказал, что я смогу потихонечку идти даже босиком.

У храма уже шла исповедь, потом должна была начаться служба, а мы с ним медленным шагом двинулись в обратный путь. Впереди нас довольно быстро шла босиком осетинка Настя, которая растянула ногу в первый день крестного хода. В самом начале пути Савелий спросил, верю ли я в Бога. А когда услышал мой ответ, сказал, что надо идти, как бы трудно и больно ни было.

«Ведь ты же не хочешь после смерти оказаться в аду, где ой как много людей находится?! – сказал он мне. – Надо же ведь чем-то послужить Богу, пострадать и потерпеть хотя бы немного ради Него!»

Вот так мы и пошли потихонечку. Временами, когда мне было плохо, Савелий подавал бутылку с водой, чтобы я сделала глоток-другой, прыскал в лицо водой, подводил к муравейникам. Оказалось, что марийцы (а Савелий по национальности мариец), низко склонившись над муравейником, вдыхают для облегчения головной боли и снятия усталости выделяемую насекомыми муравьиную кислоту. В какой-то момент я сняла носки и пошла босиком по лесной дороге, переходя вброд оставшиеся после дождя лужи.

За разговорами о жизни и путях спасения мы дошли до первой остановки крестного хода на обратном пути в Климковку. Дорога показалась мне бесконечной. Выпив воды и перекусив, я свалилась на коврик, закрыв лицо от солнца кофтой, не думая о комарах, которые будут пить кровь с голых ступней моих ног. Через мгновение я уже провалилась в сон. Спала так крепко, что не слышала, как к месту нашего привала подъехала водовозка. Услышала только негромкий разговор и хруст костей  –  оказалось, Савелий поправляет защемление нерва водовозчику. Ноги мои комары не съели – их заботливо накрыл своей курткой Савелий.

Столько доброты и сердечности от совершенно мне незнакомого человека я давно уже не ощущала. Привыкла жить как в броне, опасаясь открывать душу посторонним людям. Так вот, по воле Божией, я наконец обрела себе брата, которого у меня никогда не было и о котором я так мечтала в детстве. Мне стало легче жить, потому что знаю, что этот маленький и скромный человек каждый день молится обо мне, как о сестре, о моей семье, да и я поминаю его о здравии.

Вот так Господь услышал и претворил в жизнь две мои мысли, которые я никому не озвучивала. После этого крестного хода ещё много чего случилось в моей жизни и в жизни моих близких. Да и всех наших крестоходцев. Мы вновь убедились в том, что Господь всегда рядом с нами, что Он слышит каждое наше слово и знает каждую нашу мысль. Просто мы сами себя от Него удаляем своими дурными мыслями и поступками.

Православные

На фото: из страницы Климковского крестного хода ВКонтакте – в гуще людей в чёрной футболке наш Савелий.

Татьяна ЯКУТИНА

Савелий

Люди земли Приангарской. Жизнь как Служение

На главную страницу сайта - Семья и Вера