ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. КНИГА V. Страница 4-я


Школа добродетелей. Рассказы монаха Варнавы

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. КНИГА V. Страница 4-я

Здравствуйте, дорогие посетители православного островка “Семья и Вера”!

Для детского, юношеского и взрослого прочтения предлагаем замечательные рассказы российского писателя и поэта монаха Варнава (Санина) из серии “Школа добродетелей”, где автор затронул тему языческой и православной Руси.

Школа добродетелей, рассказы монаха Варнавы

КНИГА V. Страница 4-я

Заглавие, перо, лист, пергамент

ПРЕДДВЕРИЕ

            Страшная новость, передаваемая из уст в уста, судорогой пронеслась по всему стольному Киеву.

Объявленный недавно главным богом Руси Перун, как объяснили всем, грозный и жестокий громовержец, покровитель войны и дружины князя, вместе с остальными, менее значимыми, тоже поставленными на холме, рядом с княжеским теремом, деревянными идолами, в благодарность за новую большую победу над племенем ятвагов, потребовал человеческих жертв.

Так заявили киевские жрецы князю Владимиру.

А главный жрец вдобавок уточнил, что в жертву должен быть принесен отрок или девица.

И князь согласился.

Теперь — дело только за жребием.

На кого он падет?

Кровавой жертвой деревянного истукана с серебряной головой и золотыми усами мог стать любой сын, любая дочь киевлян, либо людей, основательно поселившихся в этом городе.

Отцы и матери в панике принялись  поскорее загонять домой игравших на улице детей.

Да те и сами, прослышав, как всегда раньше всех обо всем, со всех ног мчались под защиту родителей.

Но разве это могло спасти их?

Напряженное ожидание вскоре сменилось новой вестью.

Опять-таки, по живой цепочке, с выдохом облегчения, было сообщено: выбор пал на сына варяга Феодора.

Этот викинг долгое время был воином. Служил самому византийскому императору. Жизнь в христианском государстве изменила его взгляды, он уверовал во Христа и крестился. Затем перебрался с юным сыном Иоанном в Киев, где далее собирался жить тихо и мирно.

А оно – вон как вышло!

Немногочисленные христиане, принявшие крещение, по примеру мудрой княгини Ольги, бабушки нынешнего князя, шептали, что все это нарочно подстроили жрецы. Наверняка они хотели унизить христианство, чтобы язычники потом говорили: «Смотрите, христиане тоже приносят своих детей в жертву Перуну, значит, наши боги сильнее их христианского Бога!»

А остальным было все равно.

Главное – их дети остались целыми и невредимыми!

В тот же день, от очевидцев стали известны и совершенно неожиданные подробности.

Посланные от жрецов сообщили Феодору:

«Твоего сына избрали себе наши боги, да принесем его им в жертву!»

«Не боги это, а дерево, — решительно ответил мужественный воин. – Нынче есть, а завтра сгниет. Не едят они, не пьют, и не говорят, но сделаны человеческими руками из дерева. Бог же Един, Ему служат греки и поклоняются. Он сотворил небо и землю, звезды и луну, солнце и человека, и предназначил ему жить на земле. А эти боги что сотворили? Они сами сделаны. Не дам сына моего бесам!»

Тогда посланцы сообщили жрецам об отказе.

И было отправлено множество вооруженных людей с приказом привести отрока силой.

Однако не тут-то было!

Бывалый воин Феодор и его сын, которого отец сызмальства обучил ратному мастерству, встав с ним в сенях,[1] с оружием в руках встретили врагов.

«Дай сына своего, да принесем его богам!» – вопила бесновавшаяся толпа.

Но ответом было невозмутимое:

«Если боги они, то пусть пошлют одного из богов и возьмут моего сына. А вы-то зачем совершаете им требы?»[2]

Видя, что в честном бою им не одолеть Феодора с сыном, осаждавшие коварно подрубили столбы, на котором стояла галерея дома. А затем толпой навалились на христиан-варягов и убили их…

Тем же вечером многие видели проскакавшего мимо них на усталом коне князя Владимира.

Большой любитель развлечений и хмельных празднеств, князь на этот раз почему-то прервал пышный победный пир.

И вообще был как-то по особенному не то, чтобы хмур или весел – но задумчив…

Со слов близких к князю старших дружинников, люди потом говорили, что его потрясло такое мужество Феодора.

Владимир Святославович, в свои 20 лет, был уже весьма опытным военным человеком. Он прекрасно понимал, что принять столь неравный бой и в одиночку противостоять толпе разъяренных людей с оружием, мог только тот, кто ведает за собой правду.

И чье дело по совести и закону — правое…

Не от того ли он вел себя так, что его вера, его Бог были ему важней грозного повеления князя?..

Добротного дома, семьи, немалого достатка, который он заслуженно приобрел, служа императору ромеев?..

Да, в конце концов, и того, что для любого и каждого дороже всего – самой жизни!

Закончился этот, как станет потом, во многом поворотный для всей истории Руси день.

И вскоре придет еще одна новость.

В земле ромеев междоусобица.

Военачальник Варда Фока поднял мятеж.

Этот ромей был таким богатырем, что раненый им враг тут же испускал дух, а одним боевым кличем он мог привести в замешательство целый отряд врага!

Под стать ему были и его воины…

Не в силах совладать с ним своими силами, законный базилевс Василий со своим братом-соправителем Константином попросили у князя Руси военную помощь.

А тот взамен этого, а именно, отправки шеститысячного корпуса отборных воинов – себе в жены родную сестру императоров.

Неслыханное дело!

Чтобы Царьград[3] породнился с теми, кого, испокон веков, считает за диких варваров?!!

Однако, так или иначе, деваться ромеям было некуда. И они дали согласие, только при условии, что Владимир крестится сам и крестит народ Руси.

Сказано – сделано!

Объединенное войско руссов и греков в сражении под Хрисополем[4] наголову разгромило мятежного Фоку.

Но… базилевсы-братья не торопились отдавать за русского князя свою венценосную сестру…

Тогда тот, не долго думая, осадил и взял ромейский град Корсунь в Тавриде.[5]

Все это грозило войной с самим Царьградом.

А воевать с ним, ох, как опасно!

Отец нынешнего князя, великий полководец Святослав, хоть и захватил сотни их городов, но, в итоге, и победы не одержал, и сам сгинул бесследно, на днепровских порогах…

А теперь чего ждать?

Что будет?..

А было вот что: прошло совсем немного времени – и, по одним источникам, через 10, а по другим, еще более убедительным – 5 лет, Русь, во главе со своим князем Владимиром, низвергнув в Днепр всех языческих идолов, обратилась в истинную веру.

И на месте мученической кончины святых мучеников Феодора и Иоанна святой равноапостольный князь Владимир повелит воздвигнуть Десятинную церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы, которую освятят, как это доподлинно известно, 12 мая 996 года![6]

__________________________________

[1] Сенями в старинных русских домах называли устроенную на столбах крытую галерею второго этажа, на которую вела лестница.

[2] Источник – «Повесть временных лет».

[3] Так на Руси часто называли Константинополь.

[4] По другим источникам, у Абидоса. Хрисополь – укрепленное место в Вифинии при Босфоре, против Константинополя. Абидос – древний город в Малой Азии, известный тем, что отсюда, в свое время, начал свою поход против персов Александр Македонский.

[5] Так в древности назывался Крым.

[6] Спустя почти тысячу лет, в 1908 году, во время раскопок в Киеве, у алтаря Десятинной церкви был обнаружен, чудом сохранившийся, нижний сруб деревянного дома мучеников варягов, который, после расправы над ними, сожгли разъяренные язычники…

Заглавие, перо, лист, пергамент

НОВАЯ ВЕРА

            К знатному киевскому купцу Будиславу пришел гонец.

Он передал ему повеление князя Владимира, завтра прийти к Днепру, чтобы принять новую веру.

Вместе со всеми домашними!

— Какую еще веру? – чтобы выгадать время на раздумье, уточнил купец, хотя прекрасно знал, что правитель с сопровождавшими его старшими дружинниками не так давно сам крестился в Корсуне[7].

И теперь у него один только Бог – Христос!

Гонец подтвердил это и добавил:

— Не советую уклоняться, Будислав. Князь, отправляя меня, предупредил: «Кто не придет, тот мне не друг!»

— Так и сказал?

«Так и сказал!

Оставшись один, купец поскреб в затылке всей пятерней.

Да-а…

Особой охоты идти не было.

Ему и с Перуном, да остальными идолами неплохо жилось.

Но с Владимиром лучше не спорить.

Те далеко, и еще неизвестно, придут ли, если вдруг что, на подмогу, а этот – рядом!

И велел всем, от мала до велика – собираться!

Женщины, понятное дело, заголосили.

Однако, безропотно стали готовиться.

Слова мужа и отца – закон.

Так же как для него самого – слово князя!

С опаской пошел на следующий день вместе с отцом и его десятилетний сын – Любим.

И вот ведь, как бывает.

Ожидали они самого худшего.

А вышло – как нельзя лучше!

На берегу Днепра было великое множество народа.

Одни люди, и таких оказалось большинство, радовались, узнав много хорошего о новой вере.

Другие, украдкой от князя и его дружинников, плакали, жалея Перуна, которого прямо со склона столкнули в реку и с криками «Выдубай!» оттолкнули подальше от берега крючьями.

Третьи опасались немедленной и жестокой мести со стороны этого кровожадного, даже до человеческих жертв, «бога».

Но никакой мести не последовало!

Наоборот, все было очень красиво, торжественно и чинно.

Любим, вслед за отцом трижды окунулся с головой в освященные воды Днепра, и получил маленький, выточенный из гладкого камня, крестик на шею.

Правда, от какого-то, охватившего его вдруг, волнения он мало что запомнил. Да и, совсем ничего соображал в происходившем.

Однако зато потом, когда, со временем, начал ходить на службу в храм, окончательно вырос и все узнал, то новая вера так пришлась по душе, что ему захотелось уже сознательно и чтоб все запомнить, креститься еще раз…

Но это, по словам, ромейского пресвитера[8], согласно строгим правилам, было уже невозможно.

Да и, как стало ясно, после утешительного объяснения почему, — незачем!

__________________________

[7] Древнерусское название Херсонеса Таврического, города на месте современного Севастополя.

[8] То есть, прибывший из Византии священник.

Заглавие, перо, лист, пергамент

ОШЕЛОМЛЕНИЕ

            Вернувшись из очередного похода, воевода с удивлением посмотрел на подросших за время его отсутствия сыновей-погодков.

Несмотря на то, что старшему было всего шесть, а младшему пять лет, покачал головой:

— Надо ж… Совсем уже взрослые!

Затем день молчал, тяжело ворочаясь на постели от старых и новых ран.

А на следующий сказал супруге:

— Пора!

И – благо выдалась короткая передышка в беспрестанных войнах – сам принялся обучать своих чад ратному мастерству.

Все – как положено.

Мальчиков уже научили молиться, читать Псалтирь, считать и писать, другим необходимым наукам.

Как с удовлетворением выяснил отец, они хорошо знали историю родной земли, которую вскоре придется им защищать.

То есть, будут понимать, за что проливают кровь.

Ну, а то, что еще маленькие…

Время-то какое!

Сплошные междоусобицы, да коварные набеги половцев.

Княжеские сыновья, и то, с двенадцати, а при острой нужде и в одиннадцать лет уже начинают военный путь.

И то правда – где еще лучше научишься этому трудному мужскому делу, как не а настоящем бою?

Конечно, по бокам у них пока – зоркие телохранители.

Чуть что – защитят!

Но впереди – враг.

Острия длинных копий.

Стальная тяжесть разящих мечей.

Усеянных шипами булав.

Смертоносные жала стрел.

И тут вся надежда только на Бога,

Да на свое умение владеть щитом и оружием.

Поэтому чем раньше научить, тем лучше.

И тот не любит, а губит свое чадо, кто, как следует, не подготовит его к будущей жизни.

Не важно, сын ли он князя, воеводы, ремесленника или купца.

К любому труду!

Для начала воевода вынес в просторный двор: наши русские щиты и прямые мечи, копья…

Лук, стрелы…

А также кривые сабли половцев…

Их луки…

Дальнобойный арбалет латинян…

Он знал, что делал.

Нужно привычно и ловко уметь владеть, как своим, так и чужим — всяким оружием.

Мало ли какое попадет в твои руки во время жаркой сечи?..

Тогда уже поздно будет учиться…

Разложив все это, разложил на зеленой траве пологого бугорка воевода с легким стоном разогнулся.

А его сыновья…

Мальчишки есть мальчишки!

Увидев не деревянные, какими играли до этого, а — взрослые мечи, они с восторженными криками бросились к ним.

Но отец остановил их:

— Погодь!

И, начиная первый урок, строго спросил:

— Что в бою самое главное?

— Уметь драться насмерть! – смело рубанул ладошкой по воздуху старший.

— Защищаться от стрел! – осторожно выставил перед собой ладонь, словно щит, младший.

Воевода отрицательно покачал головой.

— Молитва! – весомо, на собственном опыте знающий истинную цену этого слова, сказал он и неторопливо принялся объяснять: — Разумеется, всегда, во всех случаях жизни следует предавать себя в Божью волю и просить у Него помощи. А как иначе? Ведь Христос сказал: «Без Мене не можете творити ничесоже»[9]! Но в бою, где твоя душа висит на волоске, особо! Сам великий князь Владимир Мономах, которого я видел, когда был еще таким, какие сейчас вы, непрестанно молился. Неважно: во время мира ли, в походах, в сражениях. И всегда побеждал! Бог хранил его! Так чтобы было и у вас! Намотайте это себе на ус! Или пока – на свои вихры!

Усмехнувшись, воевода покрутил свои длинные, цвета спелой пшеницы, усы.

И вновь сделал строгое лицо.

— Теперь дальше. Перво-наперво помолились перед боем. Потом — молитесь в бою. А в самом сражении что творите?

Глаза мальчиков вновь загорелись:

— Беру меч и голова с плеч! – азартно выкрикнул старший.

— Чья голова? – почему-то с явным недовольством уточнил воевода.

— Не моя, конечно! А – любого, кто встанет на моем пути!

— Д-да… — воевода уже сурово сдвинул брови и обратился к младшему: — Ну а ты что скажешь?

— Что — лучше прямо копьем в сердце? – поняв, что тут явно все неспроста, предположил тот. – И не одному, а всем-всем врагам?

Воевода еще сильнее нахмурился.

— Нет, чада, не так надо…

— А как? – в один голос спросили мальчики.

— Если набегом пришли поганые, то да, тут нужно и голову половца долой и копье ему в грудь насквозь! – ответил им отец. – Потому что защищаете Святую Матушку Русь, жен, родителей-стариков, детей, что дома остались. Да и сами половцы вас не пожалуют. Не убьешь его ты, так наверняка он тебя! Но если – Господи, помилуй! – вдруг опять междоусобица, то есть война своих со своими…

Воевода так, чтобы сыновья раз и навсегда запомнили это, многозначительно поднял указательный палец.

Или, как говорили тогда: воздел перст.

— То здесь самая главная твоя задача – не убить, а только ошеломить!

— Что? – не поняли мальчики.

— Ошеломить?!

— Ну да, ударить так, чтобы оглушить булавой или мечом врага. Впрочем, какой же он враг? – болезненно поморщился воевода. — Такой же как и ты сам, русский, православный человек! Нас ведь не так уж и много… Князья, как это всегда бывает, после войны помирятся, поделят столы, сядут пить-пировать! А мы должны друг друга беречь! Иначе, коль нас станет совсем мало, половцы или другие настоящие враги придут и голыми руками возьмут Русь. И это такой важный урок, что остальное, дабы вы, как следует, осмыслили услышанное…

Воевода сгреб в охапку с бугорка все оружие и, перед тем, как унести его в терем, пообещал, повторяющим, чтобы лучше запомнить это странное слово — «ошеломить», сыновьям:

— Остальное я доскажу вам в следующий раз!

______________________________

[9] В переводе с церковнославянского языка: «… без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:4).

 

Окончание с узором

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. КНИГА V. Страница 2-я

ШКОЛА ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. Рассказы. КНИГА V. Страница 3-я

Перо, пергамент, зазлавие, окончание

<< На главную страницу                На рубрику монаха Варнавы>>

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В понедельник и четверг мы отправляем интересную страничку с забавными фактами, мудрыми советами, добрым юмором и кратким поучением.
Подписывайтесь :)

Совместные молитвы по соглашению — давайте молиться вместе!
Молитва по соглашению с православным сайтом «Семья и Вера» >> Домашний сорокоуст Акафисты по соглашению
Записки в Храм
Требы (записки и свечи) - О здравии Молебен (записки и свечи) - О здравии Требы (записки и свечи) - О упокоении Молебен святителю Николаю Молебен святой Матроне
Святая Матрона — наша заступница!

Рубрика святой Матроны Московской

Письма-записки, цветы и свечи, к мощам блаженной Матроны

Молебны перед святынями
Молебен пред мощами мученика Виктора 2 Молебен пред Гробницей Божией Матери

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: