«На краю света» – русская история«На краю света» – русская история

Будущая полярная путешественница родилась в 1713 г. Отец её был среди тех соратников Петра I, которые закладывали новую столицу России и строили первые верфи для кораблей молодого Балтийского флота. В 1712 г. Петр I выделил ему земли на острове Котлин и семья Ф. С. Кондырева переехала на постоянное жительство. Здесь, рядом с крепостью Кронштадт, Татьяна Кондырева и познакомилась с будущим мужем. Василий Васильевич Прончищев (1702 — 1736) родился в мелкопоместной дворянской семье. 13-летним подростком он был определен на учебу в Московскую навигацкую школу. К 1732 г. штурман В. Прончищев заслужил репутацию опытного Судоводителя. 20 мая 1733 г. в одной из тульских деревень состоялась их свадьба. Василий Прончищев получил отпуск и «медовый» месяц провел вместе с женой на родине и в Москве. Этот месяц, однако, не был беззаботным — молодой чете предстояло вскоре отправиться в далекую экспедицию.

Еще в январе 1733 г. Василия Прончищева, «лучшего штурмана Кронштадта», включили в список участников Второй Камчатской экспедиции Беринга. Адмиралтейств-коллегия разрешила офицерам взять с собой жен и детей. В дальний путь с Прончищевым отправилась его молодая жена. Долог оказался путь огромного обоза с людьми, провиантом и снаряжением. Лишь в октябре 1734 г. после зимовки в Тобольске, участники экспедиции прибыли в Якутск. Здесь заложили два первых судна — дубель — шлюп и бог. Лейтенант Василий Прончищев был назначен командиром дубель — шлюпа «Якутск». Всю зиму команда работала на строительстве судна.

В мае 1735 г. корабль спустили на воду. Инструкция предписывала дубель — шлюпу идти «из Якутска — Леною — рекою до устья, а от устья к западу подле берега морем до Енисейского устья», то есть впервые обогнуть и нанести на карту неведомый тогда Таймыр. Среди 50 человек, которые 29 июня 1735 г. вышли в опасное плавание на дубель — шлюпе «Якутск», находиласьи молодая жена капитана. До конца лета 1735 г. дубель — шлюп вышел в Ледовитый океан. На зимовку встали в устье реки Оленек. Команда благополучно перенесла зимовку, но к весне 1736 г. у некоторых членов экипажа, в том числе у капитана и его жены, обнаружились признаки цинги. Однако Прончищев не придал значения болезни и решил продолжать путь вперед. Плавание 1736 г. оказалось трудным. Корабль лавировал среди льдов и не раз оказывался под угрозой сжатия. Встречные ветры часто не позволяли идти под парусами, и дубель — шлюп медленно продвигался вперед на веслах. Отсутствие карт, многочисленные мели, встречные течения еще более осложняли плавание. На корабельном совете было решено возвращаться назад. Состояние командира корабля со дня на день ухудшалось: нервное напряжение и цинга делали свое дело. Иногда он не мог подняться с постели и поручал заботы о судне штурману Семену Челюскину. Жена не отходила от него, но помочь ничем не могла. Цинга подтачивала и ее силы. 28 августа дубель — шлюп вошел в Оленекский залив, но пройти к зимовью не смог, так как дул сильный южный ветер. Превозмогая слабость, Прончищев спустился на ялбот и отправился к берегу искать проход для корабля. Переночевав в зимовье, он утром вернулся на судно, с трудом взобрался на борт и потерял сознание. В восемь часов вечера 29 августа 1736 г. Василий Прончищев, не приходя в сознание, скончался.

Штурман Челюскин записал в вахтенном журнале: «Свезли на берег бывшаго лейтенанта Прончищева жену. В исходе 2 часа пополуночи лейтенанта Прончищева положили во гроб и свезли на берег». 6 сентября В. В. Прончищева похоронили на высоком берегу мыса Тумуль. А через шесть дней Челюскин записал в журнале: «В начале сего 4 часа пополуночи бывшаго командира дубель — шлюпки Якуцка Прончищева волею Божею жена его умре». Ее похоронили рядом с мужем. На деревянном кресте вырезали славянской вязью имена первопроходцев Арктики супругов Прончищевых.

Д. М. Романов

 

<< на Главную страницу                                             на Интересную рубрику >>