«Церковь и мир». О чувстве юмора

Здравствуйте, дорогие посетители нашего православного сайта «Семья и Вера»!

Предлагаем Вам к интересному просмотру тему: «Православие и юмор», которая была освещена в программе «Церковь и мир».

Из просмотра Вы узнаете о том: Смех — достойное занятие для верующего человека? Можно ли относиться к происходящему и себе самому несерьезно? Если человек создан по образу и подобию Божию, значит ли это, что существует и Божественное чувство юмора?

Смотрите подробно о чувстве юмора и месте комичного в нашей жизни!

Обозреватель Иван Семенов. Владыка, часто от людей приходится слышать такой упрек в адрес и Церкви, и верующих: «У вас все слишком серьезно, сурово, мрачно даже». Современному человеку Церковь, поэтому не близка и непонятна. Современному человеку нужно, чтобы было весело и радостно. Что на это можно сказать?

Митрополит Иларион. Во-первых, это совершенно неправильное представление о том, что в церкви мрачно, что в церкви все должно быть сурово. Даже некоторые люди думают, что придя в церковь, надо какой-то особый принимать суровый облик, не смеяться. А ведь еще Иисус Христос говорил, что не будьте, как лицемеры, которые когда постятся, они посыпают голову пеплом, делают скорбное выражение лица. А ты когда постишься, помажь голову свою и будь радостным. Это я своими словами, конечно, пересказываю.

Многие святые как раз запомнились людям тем, что всегда излучали радость. Например, преподобный Серафим Саровский в любое время года встречал своих посетителей словами «Христос Воскресе! Радость моя!» Он встречал их с улыбкой, встречал их с радостью, хотя его собственная жизнь была очень аскетической. Он жил в дремучем лесу. Он простоял 1000 дней и 1000 ночей на камне в молитве. Но результатом вот этого сурового аскетического подвига было не какое-то мрачное и скорбное состояние, а состояние той внутренней радости, которую он мог передавать другим людям.

Обозреватель Иван Семенов. Владыка, мы попросили наших коллег, православных журналистов, рассказать о каких-то интересных, веселых и юмористических событиях, которые были в ходе их профессиональной деятельности, связанной с освещением жизни Церкви. Давайте посмотрим и послушаем.

Владимир Легойда. Мне кажется, что вообще чувство юмора – это такой большой дар Бога человеку. Я помню, как мой первый духовник мне сказал фразу, которую я сначала не понял. Он сказал: «И никогда не воспринимай себя всерьез». Я сначала так удивился, а потом понял, что он имеет в виду не дело, которым ты занимаешься, не какие-то идеи и вещи, но себя самого. Такая самоирония, чувство юмора по отношению к самому себе – это то, что нам помогает от многих нехороших вещей удержаться, в том числе и от того, чтобы не забронзоветь окончательно, если где-то что-то, как тебе кажется, тебе начинает удаваться или ты куда-то движешься.

Как раз с этой душеспасительной целью сотрудники православного журнала «Нескучный сад» решили припомнить забавные истории из жизни. Фотограф Кирилл Миловидов, корреспондент Дмитрий Ребров, а также Екатерина Степанова и Ирина Сечина.

Кирилл Миловидов. Мы как-то в Греции в 2000 году гонялись в Эгейской регате. Регата – это парусные суда, матросы, ветер, морская болезнь. И вот, значит, мы пришли, яхту помыли, воды налили и решили расслабиться. Видим, душ стоит. Надо помыться. Открываем душ со вторым матросом, начинаем как-то мыться, все прекрасно, все хорошо у нас. Ну и душ, естественно, был открытым. Не было ни загородки, ничего. А в этот же день открывали какой-то памятник, и прилетел на вертолете епископ с делегацией из правительства, съемочная команда местная новостная. Мы стоим, моемся в плавках, и совершенно не замечаем, как к нам сзади со спины подходит огромная процессия с телекамерами, чуть ли не крестный ход.

Обозреватель Иван Семенов. Ну, при этом, известный из Евангельской истории факт – нигде не сказано, что Христос смеялся. Сказано, что Христос прослезился. Это сказано прямыми словами, когда умер Лазарь. А что Христос смеялся, нигде не говорится в Священном Писании.

Митрополит Иларион. Нигде ведь в Евангелии не сказано, что Христос никогда не смеялся. Есть такое придание, что Христос никогда не смеялся, но в Евангелии это не зафиксировано. А вообще можно сказать, что в Библии очень много юмора. И вот если читать регулярно Библию, то во многих книгах Библии (и в Ветхом Завете, и в Новом Завете) есть юмор. Ну, например, хотя бы взять книгу Притчей Соломоновых. Там очень много смешных и веселых сравнений. Ну, скажем, там говорится: «Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и – безрассудная». Это ведь очень колоритный образ, который говорит о том, что красота телесная должна сопровождаться красотой духовной. И говорится об этом с юмором. Или, если взять книгу Иова, которая совсем не является юмористической книгой, и в которой говорится как раз о смысле человеческих страданий. Но даже в этой книге очень много юмора. Например, Иов обращается к Богу со всякими упреками, с вопросами, и потом Господь является ему в буре и в облаке, и вместо того, чтобы напрямую отвечать на вопросы, Он ему говорит: вот посмотри на бегемота, которого Я создал. Какой он огромный, какой он величественный, какие у него мощные ноги. И как бы вот из этого животного ты должен усмотреть величие Творца. И так далее.

То есть, много есть таких моментов, которые показывают, что и юмор, и радость совершенно не чужды верующему человеку. И не случайно ведь апостол Павел, обращаясь к христианам, говорит: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите». И эти три призыва очень тесно связаны между собой. Непрестанная молитва – это непрестанная обращенность человека к Богу. Это не молитва в таком техническом смысле слова. Мы не можем 24 часа в сутки стоять на молитве и произносить молитвы по книжке. Но мы можем жить так, чтобы наша жизнь была обращена к Богу, чтобы она была молитвой, выражаемой не только в словах, но и в делах. За все благодарите, все воспринимайте с благодарностью, в том числе и скорбные обстоятельства. И всегда радуйтесь. То есть, всегда все воспринимайте с радостью. Речь идет не о той радости, которую мы получаем, когда развлекаемся, когда веселимся, а о той внутренней радости, которая не зависит от внешних обстоятельств в жизни. Такая радость возможна только из глубины религиозного опыта.

Екатерина Степанова. Я однажды ездила в Грецию писать статью про старца Паисия. Приезжаю я туда и оказывается, что монастырь Иоанна Богослова, в котором я собиралась жить три дня и монастырь Арсения Каппадокийского, в котором я собиралась жить следующие три дня – это один и тот же монастырь. Я попала на собственные грабли. И это было ужасно. Потому что, во-первых, в этом монастыре мне никто ничего не рассказывал про старца Паисия. «У нас нет благословения», «Мы не можем ничего сказать», «Мы вам ничего не расскажем», «У нас все в книжечках напечатано, читайте». Они мне ничего не сказали, ни слова. Через три дня они меня выгнали оттуда. Мы там с девочкой одной мыли пластиковые стаканчики одноразовые. У меня такое было послушание в монастыре. Когда приходишь в монастырь, всех встречают, наливают всем кофе, водичку, рахат-лукум. Но монахини, чтобы ни с кем не встречаться, они все это рано утром туда выставляют, а потом прячутся. Люди просто приходят, а там уже стоит кофе, рахат-лукум. И там стоит чистая урна с пакетиком, и когда люди пьют кофе, то стаканчики бросают в эту урну. А вечером эти стаканчики моют и с утра заново туда ставят. В этом процессе я участвовала и меня это спасло. Когда меня выгнали из монастыря, я стою с сумкой и грущу о своей доле, о том, что я приехала и ничего не сделала, ночевать мне негде, денег у меня нет. И выходит эта девочка, с которой мы мыли стаканчики. Я ее спрашиваю, не знает ли она, где можно гостиницу подешевле найти. Она говорит: «Я не знаю, но сейчас за мной приедет папа, он, наверное, знает. Приехал папа, я спросила папу, он мне сказал: «Поехали к на домой, у нас переночуешь, а завтра поедешь искать гостиницу». Я приехала к ним домой, и оказалось: во-первых, он сам знал старца Паисия. Во-вторых, все его друзья знали старца Паисия. Его сосед был водителем старца Паисия. Надо сказать, что я помолилась, конечно. Когда я оттуда уходила, я пришла к старцу Паисию на могилу и сказала: «Старец Паисий, я приехала из Москвы. Я ехала-ехала, про тебя писать собиралась, а тут ни материала, ничего». И тут я выхожу и встречаю эту девочку.

Шапочка и тапочки святителя Спиридона

 На видео — рубрику >>

На главную страницу сайта - Семья и Вера