Истинное счастье

Надо ли семье стремиться к материальным благам?

Добрый день, дорогие наши посетители!

Если семья начинает богатеть, а окружающие люди, друзья и родственники живут как и прежде, в бедности и нищете, то как в таких случаях не испытывать чувства стыда или вины перед ними? Нужно ли в этой ситуации стараться умерить свой профессиональной пыл, который приносит все больше и больше материальных благ? И у кого в семье должны быть деньги?

На данные вопросы отвечает протоиерей Максим Козлов:

«Тут разные вещи. Всякая серьезная работа, (кстати, не только та, которая приносит много денег), требует серьезного к ней отношения и многих забот.

Любой творческий и ответственный труд требует многих попечений. Неужели труд учителя в школе требует меньше попечений и меньшего внимания и нервов, чем труд финансового управляющего?

Однако мы знаем разность между доходами, которые могут быть в том или ином случае. Так что дело не в труде, как таковом, а в наших внутренних ориентирах. То есть, готовы ли мы оставаться школьным учителем, несмотря на то, что это так невысоко оплачивается, и занимаемся ли мы финансовой, административной или юридической деятельностью — не потому, что это сейчас доставляет такие значимые материальные блага, а потому что это приносит нам творческую реализацию.

Надо ли семье стремиться к материальным благам?Тем не менее, проблема существует, но, может быть, чуть в ином ракурсе. Не у многих, но у какого-то количества христианских семей, за последние десять-пятнадцать лет, произошел переход на более высокие социальные ступени, и они в материальном плане оказались более обеспеченными, чем большинство людей, с которыми они до того были вполне едины как в Церкви, так и вне ее – по родственным или дружеским связям.

И здесь очень много зависит от такта и мудрости нашего поведения. Нельзя все оставить на самотек и надеяться, что «как-то оно само собой образуется», потому что «как-то оно образуется» — обычно плохо, тут лукавый начинает действовать.

От простой человеческой зависти, когда наши друзья приходят к нам в дом, который выглядит теперь совсем по-другому, а у них-то все осталось, как раньше (и это никак нельзя сбрасывать со счетов даже по отношению к понимающим, деликатным и воцерковленным людям), до разностей интересов и попечений, которые образуются в связи с тем, что одному нужно бороться, ну если не за выживание, то за сколь-нибудь пристойный кусок хлеба, а от другого подобные попечения оказались вовсе далеки.

И как много веков назад Климент Александрийский написал трактат: «Какой богач спасется», так и теперь, пожалуй, пришло время писать подобного рода трактаты современным церковным учителям о том, как спастись человеку, имеющему достаток выше среднего.

Но при множественности ситуаций, которые здесь возникают, важно не утерять знания главного: то, чем я владею, – не мое, а Божие. Я не владелец, я распорядитель. То отношение, которое было у Иова Многострадального: «Господь дал, Господь взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иов. 1, 21), нужно всеми силами души, воли и разума стараться не утерять. Потому, что как только нам начинает нравиться наше состояние социальной устроенности, так тут же оно становится душевредным.

У кого в семье должны быть деньги? Неважно, где и у кого они хранятся – на счету в банке, в тумбочке или еще каким бы то ни было образом.

Но не бытовые, а кардинальные семейные траты, видимо, не могут решаться автономно друг от друга – для себя мужем и для себя женой. Лучше, когда главные решения по глобальным семейным тратам принимаются совместно с соблюдением единоначалия».

Окончание

 << На главную страницу                   на Семейную рубрику >>