Муж и жена

Причины, по которым Церковь допускает развод

Добрый день, дорогие наши посетители!

Каковы те причины, по которым сегодня Церковь допускает возможность развода для венчанных супругов?

Отвечает протоиерей Максим Козлов:

«Первая и главная причина, как основание для развода, указана в Евангелии, когда Господь, в Нагорной проповеди, говорит о нерасторжимости брачного союза, кроме вины прелюбодеяния. То есть такого искажения брака, после которого можно говорить о том, что, по сути дела, он, как единство двух людей перед Богом, перестает существовать.

Ибо церковный развод – это не санкция супругам расстаться, это констатация того, что их брак уже перестал существовать, как такое единство, которое перед Богом в Церкви может быть освящено. И Церковь об этом свидетельствует: да, это трагедия, это беда, но этого больше нет. Грех прелюбодеяния разрушает брак или искажает его настолько, что он может быть скорее не сохранен, а воссоздан. Воссоздан покаянием, которое приносит согрешивший, и прощением, которое дарует невиновный в этом грехе. И речь здесь идет не о сохранении, а именно о воссоздании, о возрождении, о новом строительстве семьи.

Каждый, кто испытал такое несчастье, по опыту знает, что после прелюбодеяния одного из супругов, приходится заново восстанавливать и скреплять все истончившиеся или порванные ниточки отношений. И это становится возможным, если только есть действительная готовность простить. Но если прощение невозможно, то по церковным канонам, невиновному супругу дается право вступления в другой законный брак.

В исторической жизни Церкви был расширен круг оснований для развода, но это исходило из того же самого принципа, то есть присоединение к прелюбодеянию такого рода грехов, которые, по сути дела, также делают брак реально несуществующим.

И в Византии, и потом на Руси, и в более близкое нам время – на Церковном Поместном Соборе 1917–1918 годов, а затем – на юбилейном Соборе 2000 года – были перечислены причины, по которым допускается расторжение церковного брака. Собственно, достаточно будет упомянуть два последних церковных постановления.

Итак, на Соборе 1917–1918 годов говорится, что, кроме прелюбодеяния или вступления одной из сторон в новый гражданский брак, основанием для развода считается:

— Отпадение одного из супругов от Православия. То есть, в том случае, если он был верующим христианином, но после некоего внутреннего кризиса ушел или в другую веру (скажем, в какую-нибудь секту: к мормонам, к иеговистам, в московскую церковь Христа – и стал практикующим ее адептом, тем более в нехристианскую религию – к тем же кришнаитам), или просто стал воинствующим атеистом, то понятно, что такого рода отпадение делает невозможным церковный брак, и невиновной стороне дает право на развод.

— Неспособность к брачному сожитию одного из супругов, либо как следствие врожденных противоестественных телесных пороков одного из супругов, либо как следствие намеренного самокалечения, бывшее до брака. Скажем, вступая в брак, жених или невеста, по какому-то безответственному недомыслию сокрыли, что неспособны к нормальной брачной жизни. В таком случае, конечно же, второй супруг свободен от брачных обязательств. До революции была целая секта скопцов, да и сейчас есть некоторые нехристианские культы, также допускающие какие-то самокалечения, самооскопления. И ясное дело, если один из супругов впал в такое катастрофическое заблуждение, в такую ересь, то он просто, по определению, не может быть нормальным членом семьи.

— Заболевание проказой, поскольку эта болезнь поставляет человека вне всех социальных возможностей в силу необходимости его полной и пожизненной изоляции. Поэтому считать другого супруга связанным узами брака с тем, кто все равно будет оторван от него навсегда (я не имею в виду возможность материального попечения и окормления), Церковь также не считает необходимым.

— Заболевание сифилисом, ведь в девяноста девяти случаях из ста, если не в девятьсот девяносто девяти из тысячи, ответственность за это лежит на самом заболевшем, и не связана со случайными факторами.

— Длительное и безвестное отсутствие кого-то из супругов, который уехал неизвестно куда, бросил свою семью, и о нем нет никаких вестей. Или многолетнее отсутствие мужа, не вернувшегося с войны, когда уже истекли те естественные сроки ожидания, по которым можно надеяться на то, что он жив и вернется. Однако это только право на развод, но не обязанность. То есть это не значит, что вдова, ожидающая своего не вернувшегося с войны мужа, неправо поступит, если останется ему верной до конца. Конечно, она выше поступит. Но просто Церковь не связывает ее такого рода обязательствами на всю жизнь, тем более, если ей, на ее жизненном пути, еще встретится достойный человек.

— Осуждение мужа или жены к наказанию, соединенное с лишением всех прав состояния. Это дореволюционная норма судебного приговора, которая применялась к самым тяжким преступникам, скажем к убийцам или к покушавшимся на жизнь Государя. Понятно, что в наше время Церковь не считает жену серийного убийцы, о преступлениях которого она ничего не знала, связанной с ним узами брака, Церковь также не может возлагать на нее такие бремена.

— Посягательство на жизнь и здоровье либо супруги (супруга), либо детей – что сейчас происходит, как правило, в состоянии алкогольной или наркотической зависимости, когда человек впадает в некое неадекватное состояние и представляет угрозу для жизни близких. Конечно же, считать, что несчастная супруга такого наркомана должна претерпеть от него даже и убиение, когда он накурился очередного наркотика, в том числе, быть может, еще и детей, было бы противно самому смыслу любви, как закону церковной жизни.

— Снохачество и сводничество, то есть побуждение супруга к непотребным связям с другими лицами. (Кстати, под эту категорию подпадают и все участвующие в экстракорпоральном оплодотворении на стороне, даже несмотря на то, что элемент полового удовольствия здесь исключен.)

— Извлечение выгод из непотребств супруга (супруги). То есть такого рода аномальные ситуации, которые, к сожалению, сегодня имеют место, когда, скажем, муж побуждает свою жену к заведомо недоброй жизни и при этом извлекает для себя какую-то материальную выгоду.

— Неизлечимая тяжелая душевная болезнь, которая делает человека абсолютно и на всю жизнь неадекватным.

— Злонамеренное оставление одного супруга другим, к примеру, когда жена говорит мужу: живи-ка ты сам, как хочешь, у меня теперь своя жизнь, не лезь ко мне, как хочешь, так и обретайся. И выгоняет его из квартиры. Разумеется, это также является основанием для развода.

В настоящее время Собором 2000 года этот перечень оснований к расторжению брака дополнился такими причинами, как:

— Заболевание СПИДом (основания здесь такие же, какие и при заболевании сифилисом).

— Медицински засвидетельствованный хронический алкоголизм и наркомания.

— Совершение женой аборта при несогласии мужа, увы, вошедшее в жизнь нашего Отечества скорее уже в XX столетии. То есть в том случае, если муж прилагал все возможные усилия к тому, чтобы не допустить убийства младенца во чреве матери, но она, вопреки всему, на это пошла, тогда понятно, что нравственное сознание мужа-христианина может противиться тому, чтобы и дальше жить с женщиной-детоубийцей».

Окончание

 << На главную страницу            Вопросы священнику >>