Совесть - это голос Бога

О чистоте совести

Добрый день, дорогие наши посетители!

Что такое — совесть? Совесть — это глас Божий, взывающий нас ко спасению. Когда наша совесть спокойна, то на сердце, в душе нашей, тихо и спокойно, в нас царят мир и тишина. Не даром благочестивые христиане приветствуют друг друга: «Мир Вам», и, если в нашем сердце мир и спокойствие, то желаемый нам мир почиет на нас, а если нет мира в душе, в сердце нашем, то отойдет желаемый нам мир обратно к возглашающему.

Когда творим мы злые дела, то голос Божий, совесть, начинает возвышаться в нас, призывает нас ко спасению и покаянию. Но мы всячески заглушаем в себе глас сей, оправдывая свои дела и поступки независящими от нас причинами. И порой, мы так запутываемся, что и сами начинаем искренне верить своим оправданиям, которые мешают нам осознавать свои грехи и каяться в них. И нет ничего дороже, чем чистая совесть. Ибо бедность, болезнь или любые другие несчастья, переносятся нами гораздо легче, когда наша совесть чиста, которая, подобно целебному елею, заживляет наши душевные раны.

Вот что пишет о чистоте совести протоиерей Сергий Николаев:

окончание

«Человека всем довольного трудно удивить. О чем мы чаще всего говорим, когда встречаемся? Мы жалуемся. Кроме здоровья и высоких цен, принято еще жаловаться на плохое качество вещей и продуктов. «Вот раньше колбаса была, так колбаса! Ботинки по пять лет носили!»

Понятие «качественный» исчезло за последние годы даже с прилавков самых дорогих магазинов, про самый прекрасный и дорогой дом не скажешь с полной уверенностью, что он построен и оснащен «качественно». Уже давно рекламные обещания «за качество отвечаем», «качество гарантируем» воспринимаются, как некий привычный графический дизайн, не несущий никакой информации. Мы привыкли, что чем хуже предлагаемый нам товар, тем он более «элитный», «королевский», «золотой» и «эксклюзивный». Что случилось? Почему все вокруг делается так некачественно и недобросовестно? А причина вот в чем: «недобросовестно» — значит, не от доброй совести делается. Потому что куда-то она делась, куда-то пропала добрая совесть.

А что такое добрая совесть? Это совесть действующая, живая. Не только упрекающая, но побуждающая к совершенству. Вы замечали, как разные люди откликаются на просьбу? Кто-то первым делом ищет повод отказать, другой выполняет или дает просимое, но как бы с внутренним тяжким вздохом. А есть люди, которые радуются, отдавая свое или помогая делом. При этом они стараются выполнить не только необходимое, но и, по возможности, окончательно «закрыть проблему». Что их побуждает к этому? Совесть. Что дает им радость? Добрая совесть. Такие люди есть, их не может не быть, но если вы спросите меня: много ли их, я промолчу.

Для большинства людей божественный дар нравственного зрения — совесть, стал слишком обременительным. Ее опека угнетает. Сегодня достижения цивилизации во внешней жизни так внушительны, что людям кажется — они уже взрослые и не нуждаются в указаниях: можно — нельзя, хорошо — плохо. Доступность жизненных благ и удовольствий создает иллюзию права на них и необходимости владеть ими. Поэтому голос совести только раздражает. Но полностью заглушить его невозможно. Нет человека, у которого бы совесть совсем атрофировалась. Ее не могут уничтожить никакие ужасные-преужасные преступления, даже само злодейство. Но что говорить о злодеях, когда общество состоит (или думает, что состоит) из вполне добропорядочных граждан, и они совсем не желают расставаться с понятием совести. Только устраивает она их не в полном объеме, а, по выражению русского философа, «урезанная расчетом». Это уже не добрая совесть и не страж закона, это совесть лояльного двоечника.

Протоиерей Сергий НиколаевКак-то, классе в пятом, одноклассник попросил у меня списать домашнюю задачу. По ходу дела я заметил ему, что «сумма» пишется с двумя «м». «Это же математика, здесь за слова не имеют права снижать отметку», — счастливо улыбаясь, ответил он, и оставил написанное как было. Тогда я не смог оценить его логики, она была для меня слишком экзотична. Сегодня я встречаю ее повсюду, и в церковной среде тоже.

Возьмите любой, даже самый простой грех, например — нарушение поста. Почти нет людей, которые нарушают пост просто так. Одни говорят, что не постятся потому, что их родственники дома, или сотрудники на работе не постятся (при этом и родственники, и сотрудники — им не сиамские близнецы, и рот у них ни один на двоих). Другие не постятся по болезни (хотя мне за много лет так и не удалось добиться от медиков, что же за болезнь может препятствовать посту). То же и с другими грехами. И Бога-то мы признаем, и про грехи-то знаем, но отвечать за них — шалишь! Это же математика!

«Совесть есть первый и глубочайший источник чувства ответственности», — писал Иван Александрович Ильин. Урезанная в своих претензиях совесть и ответственность подразумевает урезанную. И в том смысле, что у нас всегда ей найдется что ответить: «Опоздал в школу, потому что остановился на дороге поболтать с Геккльберри Финном». Есть и более благочестивые ответы: «Опоздал на службу, потому что читал утреннее молитвенное правило». Некоторые в это время читают акафист. И опять совесть спокойна — математика!

Совесть ограничивают в пространстве и во времени. Есть сферы жизни, куда ее просто не допускают. Почти каждый священник имеет тяжелый опыт: стоит только намекнуть человеку о грехах против целомудрия, о блудных грехах, как может пропасть всякий контакт с ним. «Общее обыкновение — не говорить о грехах против седьмой заповеди, как будто это не относится к исповеди, — это-де моя частная жизнь; многие, живущие в незаконных связях, и не упоминают о них, считая это дело вполне естественным», — записал в дневнике один из известных священников прошлого века.

А еще ограничение во времени («Это было давно…») тоже кому-то кажется достаточным ответом. Почему-то стало принято «списывать» грехи за давностью, в подражание Уголовному и прочим кодексам.

Ответственность уходит постепенно. Из семьи, из трудовой деятельности, из отношений с другими людьми. А с ней исчезают понятия «верность», «обязанность». Слова остались, а значение их потерялось. Слово «долг» (если речь не идет о деньгах) школьники уже ищут в толковом словаре. Даже отношение к самому себе становится безответственным. Кажется, что так проще, комфортнее. А что дальше?

Передо мной старые фотографии. Русский офицер, 1918 год. На удивление спокойное лицо. Везде смятение, крушение Империи, разруха, война. А он спокоен. Потому что знает свой долг и выполняет его. И это дает ему внутренний покой. И он, очень молодой человек, выглядит степенным и уверенным. А сегодня иной шестидесятилетний глядится суетливым юнцом. Почему? Да потому, что у него противоположная задача: он все время пытается уйти от ответственности.

Всякое самое простое дело, выполненное ответственно и добросовестно, облагораживает и само дело, и человека. Тот, кто сделал что-то качественно, — непременно испытывает чувство удовольствия. Он доволен. Слово «доволен» имеет тот же корень, что и слово «воля», то есть ему вольно, свободно от согласия со своей совестью. Тот же, кто ушел от ответственности, всегда испытывает дискомфорт. Сколько бы жизненных благ на него ни свалилось.

Все мы желаем себе и друг другу счастья, представляя его по-разному в разные моменты своей жизни. А оно всегда рядом. Счастье — иметь общую часть с Богом, счастлив тот, кто несет в себе частицу Царства Божия, которое есть не особое место или время, а состояние души. Причем, не ожидающее нас когда-то за гробом, а уже переживаемое непосредственно здесь, в этом мире. Состояние души, не убегающей трудов и задач, которые ставит перед ней жизнь. А в надежде на помощь Божию, честно, ответственно, добросовестно совершающей и решающей их. И за что уже в этой жизни ей дано самым верным — опытным путем познать на себе истинность слов Спасителя: «Царствие Божие внутрь вас есть»(Лк. 17, 21)».

окончание

Что такое совесть?

О воле Божией в нашей жизни

Окончание для стихов

 << На главную страницу             Вопросы священнику >>