Тайна страдания

Мир Вам, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Все объяснения о смысле боли и страданий на самом деле терпят полный крах перед самой болью и самим страданием. Вот и великий страдалец Иов, больной и немощный, на пепелище своей жизни, не мог получить ни от одного человека внятного объяснения − зачем всё это было нужно? Никто не мог объяснить, кроме Бога.

Тайна страдания

Страдание − это самая последняя тайна! Это вопрос, на который даже Бог не дает словесного ответа. Страданию прилично молчание, оно безответно.

Слово Христа о Кресте и Распятии были совершенно непонятны, вызывали отторжение и неприятие у учеников Спасителя. За шесть дней до Преображения Спаситель пытается рассказать ученикам, что Его ждёт: страдание, смерть, воскресение. Но ученики в непонимании только хлопают ресницами. Только Пётр вдруг ясно осознает, что слова Христа ничего не имеют общего с притчей, это Он говорит всерьез. Из уст апостола от его большого сердца вырывается крик сочувствия и крепкой любви: “Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!” (Мф. 16:22).

Но Христос резко обрывает Петра: “Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн; потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое (Мф. 16:23)”.

Да, богословы всё объяснили христианам. Христос пострадал, чтобы искупить человечество от греха, проклятия и смерти. Умом это можно как-то понять. Но сердце не принимает. Сердцем мы остаемся больше на стороне Петра. Ведь в глубоко в душе живет протест: неужели нельзя было спасти людей как-то по-другому, чтобы меньше страданий, меньше крови?

Страдания очищают?

Премудрые и разумные философы считают, что страдания очищают, они нужны. Ведь боль и страдания пришли в этот мир из-за греха Адама.

Но как же Всемогущий Бог не мог остановить разлитие боли во времени и пространстве? Почему этот грех, и его следствие − боль, страдания и смерть, перешли на потомков Адама.

Внушительно много написано книг, статей на эту тему. Все они изложены стройно и логично, но их значимость превращается в ни что, полностью меркнет, стоит только близкому заболеть, войти в это жуткое царство боли. И тут же мы кричим, как Пётр: нет, такого не могло и не может произойти со мной, с моим ребёнком, с близким мне человеком!

Но всё происходит, всё случается. Страдания не обходят нас стороной.

Невозможно утешить в страдании

В тексте книги Иова, как бы мы в него ни вчитывались, нет никакого объяснения, никакой богословской концепции страданий, никакой философии боли.

Страстная седмица начинается чтением книги Иова. Вот уж кого жизнь не пощадила! Или Бог не пощадил? Ведь, в конце концов, главный виновник и нашей жизни, и радости, и страдания, и смерти только Тот, Кто сочинил наш космос, Творец нашего мира. Иов очень хорошо знал, от Кого получает и благо, и боль − всё от Бога, по Его воле, с Его изволения.

Когда погибли дети, разорен дом и сам Иов покрыт проказой − это так поразило его друзей, что они несколько дней не смели ничего сказать.

Праведный Иов Многострадальный

Невозможно найти утешение, когда перед нами встает настоящее страдание. Все слова утихают даже перед зубной болью, что уж говорить о большом страдании и потере близкого человека. Эта аксиома боли и страданий была заложена в крови наших предков. Хоть они далеки были от грамотности, но всегда носили в себе целомудрие боли, стыдливость страдания, которых лишены многие современные люди.

Боль страшнее смерти. Особенно, когда никуда не спрятаться от неё, когда больно самому близкому и любимому, особенно если больно ребёнку и решительно ничего невозможно сделать. Почему нельзя было обойтись без боли и страданий? Откуда пришла эта напасть?

Можно сочувствовать, поддержать страдающего, но невозможно утешить. Подлинное утешение можно получить только перед Крестом Господним. Но это личная история каждого человека, встреча с Богом, после которой человек всё понимает.

Иов разговаривал с Богом. С великим страдальцем разговаривал Тот, Кто добровольно пошёл на Крест. Отец Сергий Булгаков оставил удивительное откровение, которое он пережил во время болезни. На самом пределе его страдания, когда боль стала настолько жуткой, что он почти растворился в ней без остатка, отец Сергий увидел Христа − распятого и умершвленного. Христос не просто страдал, Он страдал страданием больного, Он болел болью страдальца. Отец Сергий пишет: ” Я ведал Христа  в своем умирании, мне была ощутима Его близость ко мне, почти телесная, но… как лежащего со мной “изъязвлена и ранена мертвеца”. Он мог помочь мне в моем страдании и умирании, только сострадая и умирая со мной”.

У каждого человека есть свой крест боли, и мы несём его не потому, что Христос принял Свой Крест. Христос взошёл на Голгофу, потому что каждый человек, каждое живое существо этого мира проходит боль.

Чашу, которую надлежит нам испить, выпьем. У каждого свой час, свой крест, своя голгофа. И однажды мы всё поймём.

Тайна страдания

Почему страдания для человека полезнее удовольствий?

На главную страницу сайта - Семья и Вера