Церковное Предание об Успении Пресвятой Богородицы


Успение Пресвятой Богородицы, 28 августа

Церковное Предание об Успении Пресвятой Богородицы

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

Церковное Предание сохранило для нас, верующих людей, славное событие — Успение Пресвятой Богородицы, которое было облечено в чудеса, ибо Небо и земля соединились в этот знаменательный для всего христианского мира день!

Ниже мы прилагаем праздничный Успенский выпуск передачи “Беседы с батюшкой” телеканала “Союз”, гостем которой стал иерей Андрей Панков, клирик храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте. Передача из Санкт-Петербурга.

Православный сайт «Семья и Вера»

заглавие, линия

Ведущий Денис Береснев Михаил Кудрявцев
Записала Юлия Подзолова.
(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

— Добрый вечер, дорогие телезрители. В эфире телеканала «Союз» программа «Беседы с батюшкой». Ведущий — Михаил Кудрявцев.

Сегодня у нас в гостях клирик храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте иерей Андрей Панков.

Здравствуйте, батюшка. Прошу Вас, по традиции благословить наших телезрителей на начало.

— Здравствуйте. Благословение Господне на вас всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

— Дорогие телезрители, поздравляем вас с Праздником Успения Пресвятой Богородицы, который празднуется сегодня. Тема нашей сегодняшней передачи посвящена этому празднику, а также мы поговорим о Церковном Предании.

Расскажите, пожалуйста, как Церковное Предание повествует о Празднике Успения.

— Необходимо отметить, что с апостольских времен, и об этом свидетельствуют многие святые отцы, почитание Божией Матери было безусловным.

После Вознесения Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа Божия Матерь по Его слову была поручена апостолу и евангелисту Иоанну Богослову. Она жила в Эфесе, а в отсутствие Иоанна Богослова в связи с его участием в апостольских трудах возвращалась в Иерусалим, на Елеонскую гору. Церковное Предание повествует нам, что Матерь Божия часто молилась у Гроба Господня и Голгофы. Когда Ее земной путь приблизился к своему концу, Матерь Божия была удостоена благовестия Архангела Гавриила, который, как повествует Предание, вручил Ей у Гроба Господня пальмовую ветвь и предупредил о скорой кончине.

В сам день смерти Матерь Божия молилась Господу, чтобы апостол Иоанн Богослов пребывал рядом с Ней, и по Ее молитве апостолы были Духом Святым восхищены и поставлены в Сионскую горницу, где совершалось Таинство Успения Божией Матери. Иоанн Дамаскин в своих сочинениях пишет, что апостолы, подобно орлам и подобно облакам, слетелись к одру умирающей Божией Матери.

Сам момент смерти, как говорит Предание, нисколько не был связан с каким-либо страданием. Церковные историки и святые отцы говорят о том, что Матерь Божия как бы уснула, и в этот момент явился Господь Иисус Христос. Стены помещения как бы раздвинулись, и Божественный Сын в сопровождении ангелов Божиих восхитил душу Божией Матери. Таким образом состоялся факт Успения Божией Матери как отшествия Ее в мир иной.

Ученики похоронили тело Божией Матери в Ее родовом склепе недалеко от Гефсиманского сада. Во время шествия к этому месту от Сионской горницы совершалось множество чудес. Мы знаем, что не все в Иерусалиме относились к Божией Матери с должным почтением, было много тех, кто ненавидел и Христа, и Матерь Божию. Со стороны иудейского священника Афония была предпринята попытка опрокинуть одр с телом Божией Матери, но Ангел отсек руки этому человеку, дерзнувшему на такое злодеяние. Афоний, познав силу Божию, в тот же момент раскаялся и был исцелен.

Тело Матери Божией было положено во гроб. Промыслом Божиим случилось, что апостол Фома прибыл в Иерусалим на третий день после Успения и чрезвычайно расстроился, что не сумел попрощаться с телом Пресвятой Богородицы. Ученики, оказав любовь своему сослужителю, открыли гробницу, но не обнаружили там тела Божией Матери, лишь одни погребальные пелены. Из чего был сделан вывод, что Матерь Божия была вознесена телом на небеса.

Это повествование было впервые систематизировано и зафиксировано в письменном виде византийским церковным историком Никифором Каллистом в XIV веке. Тема повествования об Успении Божией Матери очень тесно переплетается с темой Церковного Предания.

— В Священном Писании мы не находим сведений о жизни Божией Матери после крестных страданий и Воскресения Господа. Чем тогда принципиально отличается Предание от Писания?

— Церковное Предание отличается от церковных преданий и имеет совершенно конкретные рамки и границы. Насколько я помню из курса догматического богословия, к Церковному Преданию относятся мученические акты, постановления Вселенских Соборов, творения святых отцов и древний Символ веры. Эти четыре элемента составляют Церковное Предание.

Дело в том, что в церковной традиции есть вещи, подразумевающиеся сами собой. Сам факт почитания Матери Божией не оспаривался с древних времен. Поэтому святые отцы упоминают об Успении вскользь, как о чем-то само собой разумеющемся, известном всем с древних пор. Полного описания событий Успения в первые века мы не находим, лишь упоминания о самом факте Успения. Только к XIV веку Никифор Каллист в своих исторических сочинениях систематизирует и записывает Предание, каким мы видим его сегодня.

— Насколько мне известно, только c V века появляется четкая констатация факта, что по Своем Успении Богородица была вознесена своим телом на небо. Даже с учетом современных технологий 500 лет — огромный период. С учетом того времени, как могли сохраняться данные о событии Успения, и как с течением дальнейшего времени могли появляться подробности? Как это происходило?

— Действительно, в V веке епископ Иерусалимский Ювеналий в послании к царице Пульхерии описал событие Успения. Еще не в том объеме, как мы видим сейчас, но это уже было связное повествование. В VI веке уже утверждается литургический праздник Успения Божией Матери.

Ваш вопрос очень глубокий, и, как мне кажется, он связан с главным вопросом — нашего доверия Церкви. Мы знаем, что в Церковь изначально призвана сохранить то, что было привнесено Господом нашим Иисусом Христом, поэтому Церковь консервативна в самом своем существе. То, что заложено изначально, бережно сохраняется через века. Поэтому вопрос о том, можем ли мы доверять, в контексте церковного миропонимания не имеет смысла.

Церковное Предание научает каждого человека, пришедшего в храм, как следует веровать и чему надо доверять. Думаю, что тема Успения — это тема доверия Церковному Преданию.

— Если представить ситуацию, что человек, например, с историческим образованием входит в храм и слышит чтение о событиях Успения, которые приводятся в Минеи. У него возникает масса вопросов, поскольку, когда мы рассматриваем исторические события такой давности, то, конечно, не имеет такого количества подробностей. Причем порой почти это почти фантастические события, как момент, когда шествие с телом Пресвятой Богородицы становится невидимым для враждебно настроенных жителей Иерусалима. Человек начинает подходить критически, и может, как говорится, выплеснуть с водой и ребенка.

— Может быть и такое. Но повествование в Минеи представляет собой  приукрашенный рассказ. С другой стороны, лично у меня данное повествование не вызывает отторжения с точки зрения здравого смысла.

Матерь Божия скончалась в Сионской горнице в Иерусалиме. Книга Деяний святых апостолов повествует нам о том, что Дух Святой порой брал апостолов и поставлял в то место, где им положено было быть в конкретный момент. По молитвам Матери Божией совершается чудо, когда апостолы берутся из мест, где они находились, и поставляются в Сионскую горницу. Никакого недоумения это не вызывает.

Шествие с телом Матери Божией из Сионской горницы в гробницу около Гефсиманского сада. Попытка иерусалимского священника-противника опрокинуть одр. Могло ли быть такое? Безусловно.

Явление Архангела Гавриила накануне Успения. Ведь было его явление накануне бессемянного зачатия? Отчего же оно не могло быть теперь?

Поэтому если брать повествование об Успении, оно не вызывает отторжения здравого смысла, и я не вижу здесь затруднений. Надо понимать, что церковная и светская истории существенным образом отличаются друг от друга.

Церковь — это живой организм, и ее глава — Сам Иисус Христос. Сам факт существования Церкви — настоящее чудо с точки зрения истории, с точки зрения ее самоидентичности на протяжении двух тысяч лет. Церковь требует особого подхода с точки зрения истории и историков. Разве сохранение Священного Писания на протяжении двух тысяч лет не чудо? Безусловно, чудо.

Думаю, что человек, ищущий Бога, ищущий правды и света, приходящий в храм от всего сердца, едва ли запнется о «ступени» человеческого рассудка. Безусловно, когда возникают сомнения такого рода, их нужно преодолевать.

Когда в свое время мне пришлось впервые вступить в храм Божий и как новоначальному учиться церковной жизни, церковному уставу. Я очень благодарен своим учителям за то, что они сразу наставили меня некоему смирению, без которого невозможно познание. Суть этого смирения в том, что есть вопросы, касающиеся церковной жизни, умствовать в которых излишне. Когда ты приходишь чему-то научиться, ты должен воспринять это и научиться ему. Впоследствии, если Господь умудрит тебя благодатью и разумом, можно будет размышлять о тех или иных вопросах.

— Вопрос телезрительницы: Вся наша жизнь — подготовка к смерти, и Господь сказал: в чем застану, в том и сужу. Как подготовить себя к смерти, чтобы в последние минуты жизни, перехода к жизни вечной не было смертного ужаса, страха смертного?

— Вся христианская жизнь есть подготовка к смерти. Весь круг повседневных духовных занятий христианина есть подготовка к смерти — это и молитва, и участие в таинствах, участие в богослужении, исполнение заповедей Божиих о любви и милосердии к ближнему — все это и есть подготовка к смерти.

Наверное, самое страшное в смерти — это одиночество, потому что этот порог человек пересекает один, все, кто были рядом с ним, остаются позади. Если он не встретил в своей жизни Господа, если не познал Его опытно через молитву, через свою жизнь, труды, скорби и тяготы, которые ему приходится переносить в своей жизни, тогда момент смерти будет моментом ужаса. Если человек сподобился познания Божия, то в этот момент он не один. Когда человек с Господом, то он преодолеет все, в том числе и смерть.

— Спаси Господи, батюшка. Вы выразили мысль о том, что сначала надо все принимать, а лишь затем рассуждать. Где находится порог, когда человек может с рассуждением начать относиться к тому, что предлагает Церковь?

— Этот вопрос, на самом деле, прост и имеет массу аналогий с повседневной жизнью. Например, когда человек приходит учиться на завод, его приставляют к мастеру. Нелепо и глупо, если ученик вдруг начнет говорить мастеру, что, с его точки зрения, тот делает и неправильно или о том, как неправильно работает станок. Мы понимаем, какова будет реакция мастера. Когда человек приходит учиться, он учится и задает вопросы, касающиеся его собственного образования. В Церкви то же самое.

До тех пор, пока человек не стяжает некий духовный слух, пускаться в рассуждения богословского характера крайне опасно, потому что можно легко уклониться и впасть в ересь. Более того, богословия удостаиваются не все верующие люди, но лишь те, кто избраны Господом. Кто помимо философской и богословской подготовки, очистил свою душу от страстей, для того чтобы узреть лик Божий. Только этим людям благословляется рассуждать о различных вопросах, в том числе и о вопросах Предания. Для остальных людей безопаснее воспринимать церковную традицию. Именно таким образом учили меня, и я думаю, что это правильно и так должно быть.

Здесь другая сложность: порой люди приходят в храм не для того чтобы учиться, но чтобы продемонстрировать свою осведомленность в разных вопросах, в том числе и церковных. Это ситуация, когда наполненный бокал уже невозможно чем-то дополнить, потому что человек считает, что он уже знает все. Возникает такая особенность: человек, имеющий духовный слух, сразу же слышит фальшь, несмотря на всю осведомленность такого человека. Слова таких людей, чаще всего зараженных тщеславием, как некий скрежет, который очень тяжело слушать.

Вопрос Церковного Предания — это вопрос доверия Церкви, вопрос послушания. Церковь учит, что надо воспринимать события Успения таким образом.

— Все равно возникает вопрос о  переводе или стилизации текста, который мы имеем сейчас. Святитель Димитрий Ростовский, переводивший на русский язык повествование об Успении, меняет, например, «райскую ветвь» на «пальмовую ветвь». Казалось бы, мелочь, но идут века, и каждое такое дополнение, может быть, наполняет повествование конкретикой, которой в действительности не было. Не смутит ли простого верующего человека, когда ему скажут, что чего-то не было? Как Вы считаете, может быть, стоит стилизовать повествование в современном русле языка?

— Думаю, вопросы перевода, безусловно, должны рассматриваться, и если обнаружена неточность, ее следует исправить. С другой стороны, я воспринимаю повествование об Успении Божией Матери как икону, назидательное повествование, которое, несмотря на все детали, что могут добавляться или исчезать, содержит главную мысль о том, что Матерь Божия, покинув мир сей, не оставляет нас Своим заступничеством и Своими молитвами. Этот главный стержень повествования об Успении сохраняется через века, и думаю, что это и есть самое важное.

— Батюшка, это прекрасная мысль. Как раз наша телезрительница задает вопрос об иконе Успения: На всех иконах, посвященных Успению Божией Матери, у Нее очень умиротворенный лик, как лицо уснувшего человека. Но сегодня по телевидению я увидела изображение лика, на котором такое страдание, что это потрясло меня, и возник вопрос о том, почему была создана такая икона и для чего ее показывают?

— Существует иконографический канон написания иконы Успения. Как правильно заметила телезрительница, на древних иконах Матерь Божия изображается с умиротворенным лицом, и это соответствует повествованию об Успении. Момент отшествия Матери Божии, как об этом повествует Церковное Предание, не был сопряжен ни с каким страданием. Матерь Божия как бы уснула легким сном. И я думаю, что это истина и правда, и если иконографическая традиция соответствует этому, она соответствует Церковному Преданию, соответствует истине.

С другой стороны, могут быть разные иконы, разные написание. Некоторые из них могут быть менее удачны, выражающие не церковное предание, а личное видение иконописца, хотя такого не должно быть в иконографии. Сожалею, что есть иконы, искажающие Церковное Предание.

— Скажите, пожалуйста, почему именно в V-VI веках произошел всплеск повествований об Успении Пресвятой Богородицы?

— Предполагаю, что это связано с легализацией христианства в Византийской империи. Начиная с IV века, с Миланского эдикта императора Константина происходит взрыв церковной жизни, систематизируется Церковное Предание, выстраивается и обретает стройность богослужение. Видимо, к V веку доходит очередь до систематизации сведений, связанных с Успением Матери Божией. Предполагаю, что это закономерный процесс: сведения, которые сохранялись в творениях святых отцов до IV века включительно, были неким образом систематизированы в V веке.

— Расскажите, пожалуйста, собственно о духовном смысле этого события.

— В начале нашей беседы мы говорили о самом факте Успения Матери Божией. Продолжая этот рассказ, я и хочу коснуться главного смысла этого Праздника. На следующий день после того, как ученики обнаружили лишь погребальные пелены в усыпальнице, во время совершения Евхаристии Матерь Божия явилась ученикам и сообщила им, что, несмотря на то, что Она покинула этот мир, Она будет Ходатаицей и Предстательницей за род человеческий. Это явление Матери Божией настолько вдохновило апостолов, что вознося хлеб для святой Евхаристии, они воскликнули: Пресвятая Богородица, помогай нам! Эта фраза стала ключевой в чине Панагии, который совершается в монастырях — возношение хлеба в честь Матери Божией. Смысл в том, что Матерь Божия после Своего успения является молитвенницей и заступницей рода человеческого в степени, значительно превосходящей молитвенное предстательство святых.

— Вопрос телезрительницы: Как православному христианину относиться к скульптурным изображениям Пресвятой Богородицы, когда он посещает в паломнических поездках католические храмы?

— Мы знаем, что преемницей православия стала Византийская империя и что в античном искусстве содержалось превозношение телесности, в частности это выражалось в многочисленных античных скульптурах. Но христианство в изображениях Богородицы и святых воспевает не телесность, а преображенную человеческую сущность. Поэтому византийская традиция отошла от телесности, в том числе и от скульптуры, пытаясь в иконах выразить обновленную, просвещенную природу. Поэтому на иконах наблюдается отсутствие симметрии, правильных форм, потому что иконописец пытается выразить горнее, то, что не всегда открыто человеческому  взгляду. Отход от языческой античной традиции в Византийской империи был столь силен, что скульптурные традиции были отринуты не только как не подходящие, но и искажающие ту реальность, с которой сталкивается человек, вступая в мир духовный. В связи с этим скульптура в православной традиции отсутствует. При посещении католических храмов к скульптуре надо относиться как к христианским традициям, отличным от православия. Надо понимать ценность православной традиции, и почему святые отцы посчитали неприемлемым изображать Матерь Божию в форме скульптур.

— Вернемся к нашему повествованию о Празднике Успения.

— Я бы хотел привести одну притчу, автор которой неизвестен. Это, безусловно, вымысел, но ее смысл выражает степень заступничества и ходатайства Матери Божией перед Господом нашим Иисусом Христом.

«Некогда апостол Петр, придя к Спасителю, задал Ему вопрос:

— Господи, Ты вручил мне ключи от рая, и всякий раз, когда открываю врата, чтобы впустить праведников, я вижу их в лицо. Но проходят века, и я встречаю людей, которых я не впускал в Царствие Небесное.

Тогда Господь молча берет Петра, и они отправляются к краю райских обителей, выходят на некую поляну, под обрывом которой виднеется Земля. Они прячутся и ждут некоторое время, пока не видят, как Матерь Божия выходит на поляну, подходит к этому краю и, слыша молитвы людей, обращенных к Ней, тихонько сбрасывает лестницу, и люди, поднявшись по ней, быстро исчезают среди райских деревьев.

Видя то, что происходит, апостол Петр находится в недоумении, и Господь, касаясь его руки, говорит:

— Пойдем, Петр, потому что нам с тобой здесь делать нечего».

Притча, конечно, вымысел, но то, о чем она говорит, является абсолютной правдой. Матерь Божия не то, что превосходит милосердие Бога, но Она, как никто другой, исполняет данную нам Господом заповедь любить друг друга. И Господь допускает такое ходатайство Матери Божией перед Престолом Всевышнего. То есть Матерь Божия есть Молитвенница и Заступница человеческого рода вопреки всему. Она не оставила и не оставляет этот мир и будет молиться во все века за всех, кто прибегает к Ней. Она не оставила нас сиротами, в этом, на мой взгляд, смысл Праздника Успения Божией Матери.

— Апостол Павел пишет: «Един Бог, един и ходатай между Богом и человеками, … Христос Иисус». В связи с этим, как понять роль Матери Божией?

— Рассказывая притчу, я упомянул, что наша молитва, молитва праведников и Матери Божией к Господу, с точки зрения здравого смысла, непонятна, потому что Бог Всеведущ, Он знает все нужды рода людского и как уврачевать раны, нанесенные злом, как в душе отдельного человека, так и целых народов. И тем не менее, молитва существует, и Господь слышит ее, внемлет ей и совершает по молитвам праведников, в том числе Матери Божией. Почему это происходит? Господь заповедал нам любить, и любовь не всегда укладывается в рамки здравого смысла. Эта любовь, явленная в молитве и предстательстве за род людской, и является ответом, почему Господь внемлет молитвам Матери Божией и молитвам праведников. Потому — что они исполняют заповедь любви. Господь так учредил и внемлет этим молитвам вопреки здравому смыслу и богословию, который утверждает, что Он Всеведущ. Господу приятно и радостно, что святые молятся за людей и что Матерь Божия ходатайствует за них. С другой стороны, это ни в коем случае не заменяет Христа, Его спасительного действия, которое было совершено и совершается по сей день. С моей точки зрения, это так.

— У каждого свой молитвенный опыт, и кто-то чаще обращается к одним святым, кто-то к другим, кто-то к Спасителю. В церковной практике в молитвах и тропарях к Богородице часто встречаются молитвенные слова «не имамы иныя помощи, иные надежды». Если человек привык обращаться к Спасителю, не противоречит ли он в этих словах сам себе?

— Думаю, что в православном богослужении отсутствуют перекосы в почитании Матери Божией. Если взять Литургию или Всенощное бдение, то в них молитвы ко Спасителю и Матери Божией. В домашних молитвах человек чаще обращается к Матери Божией, потому что это тема материнства, близкая всякому живущему на земле человеку. Я полагаю, что это, безусловно, допустимо, но при этом надо отдавать отчет, что Матерь Божия — Молитвенница и Ходатаица, но Она не замещает подвиг Спасителя. Думаю, что люди, которые молятся Ей, не задумываются о таких богословских вопросах, но молятся Ей, как Матери, зная, что Она услышит, поможет и укрепит в скорбях. Для нас залогом здравости в обращении к Матери Божией и святым являются богослужения, в которых мы участвуем.

— Вопрос от телезрительницы в группе ВКонтакте: Я молодая мама, и у меня нет возможности ходить в храм, так как муж часто в командировках, родные далеко. Пробовала поститься, только навредила: без исповеди и причастия нет сил. Как быть: хочется еще ребенка, а душа болит от грехов?

— Эта тема мне близка: у меня трое детей, и я понимаю, как тяжело молодой матери совмещать церковный устав с теми ограничениями, которые накладываются в связи с рождением ребенка. Сам контекст вопрос говорит о том, что человек очень устал и пребывает в некоем унынии, но уныние всегда искажает реальность. В нашем храме мы относимся к молодым мамам с глубоким пониманием. Такому человеку невозможно предъявлять какие-то требования по соблюдению постов, вычитыванию молитв и тому подобное. Тем не менее, приходить в храм Божий необходимо, хотя бы в конце Литургии, чтобы причастить ребеночка, просто подышать церковным воздухом. Несмотря на всю усталость, необходимо совершать молитвенное правило, может быть, сокращенное, но молитву не оставлять. Потому что если поддаться тяжестям, связанным с семейной жизнью, неизбежно придет уныние. Понемногу, но надо себя понуждать — и это трудное время, связанное с рождением ребенка (а оно непродолжительное) человек обязательно преодолеет.

— Расскажите, пожалуйста, об участии Пресвятой Богородицы лично в Вашей жизни?

— Для меня Матерь Божия есть то, о чем я говорил. В нашей жизни бывают неоднозначные ситуации, когда мы должны делать выбор, и он не всегда бывает правильным, и это тема для исповеди и покаяния. Бывает, человек оступается, падает, принимая неправильное решение. Но важно знать и помнить, что какие бы сложности не возникали на твоем пути, как бы ты не ошибался, есть Ходатаица и Заступница, обращаясь к Которой, ты уверен, что Она услышит, поймет и поможет в трудную минуту.

Лично для меня Матерь Божия — Помощница, Ходатаица вопреки всем обстоятельствам жизни, вопреки твоим личным ошибкам. Она всегда услышит, всегда поймет. Зная это, человек обладает опорой в жизни, которая помогает ему преодолевать те или иные трудности.

— Возвращаясь к событиям Успения, еще один вопрос:  Господь Иисус Христос воскресает, и на Его примере мы видим обновленную человеческую природу. В явлениях Пресвятой Богородицы, о которых мы знаем от святых, например преподобного Серафима Саровского, это всегда сияющая Дева, как будто уже воскресшая. Можно ли считать, что Богородица уже воскресла, как все будут воскрешены во Второе Пришествие Господне?

— Это сложны вопрос, относящийся к области частного богословского мнения. Здесь могут быть разночтения, поскольку одни святые отцы говорят так, другие иначе. Предполагаю, что речь идет об обновленной человеческой природе, которая будет после Второго Пришествия, Страшного Суда и полного обновления земли, когда душа человека соединится с обновленным телом. Предполагаю, что в вопросах, касающихся Матери Божией, это уже состоявшийся факт, как и факт, связанный с Воскресением Господа Иисуса Христа. По Воскресении Он явил нам наше будущее, то, к чему мы призваны, какими мы должны стать. В отношении Матери Божией предполагаю, что это уже совершившийся факт.

— В таком случае сильно ли отличается состояние, в котором пребывает Дева Мария, от состояния, в котором пребывают святые и души почивших людей?

— Затрудняюсь ответить на этот вопрос, потому что для этого надо иметь соответствующий опыт. Можно лишь говорить о том, что слава Матери Божией многократно превосходит славу святых. Но чтобы рассуждать об этом подробно, сие надо узреть сие очами и увидеть сердцем.

— Каким образом удержать правильные приоритеты в духовном общении со святыми, Богородицей и Спасителем?

— Думаю, надо иметь хотя бы некие начатки богословского знания: понимать, что совершено Спасителем, какова миссия святых, и что совершает Матерь Божия. Надо понимать, что Господь наш Иисус Христос совершил домостроительство спасения рода человеческого, уничтожив в нас непреодолимое влечение к злу, которое человеку было невозможно преодолеть без помощи Божией. Господь открыл нам врата в Царствие Небесное, даровав нам возможность преобразиться, сделать себя годными для Царствия Небесного через Таинство Евхаристии, через участие в церковной жизни, исполнение заповедей Христовых. Но путь, уготованный нам Господом, содержит много сложностей, связанных с нашими личными падениями, грехами, слабостью. Для их преодоления и существует ходатайство Матери Божией и святых угодников. Однако надо понимать, что одно дело — спасти род человеческий и другое — молиться о нем. Это два разных действиях: одно совершается Господом Иисусом Христом, иное совершается Матерью Божией и святыми угодниками. Надо выстраивать свою личную духовную жизнь, исходя из этого понимания.

— Большое спасибо, батюшка, за Ваши ответы. Прошу Вас на прощание сказать напутственные слова и благословить телезрителей.

— Праздник Успения Пресвятой Богородицы напоминает всем нам о том, что каждому предстоит пройти через врата этого мира. Это испытание, уготованное Господом для каждого человека. Матерь Божия являет нам образ смерти праведника, образ мирной кончины, о которой мы просим Господа при совершении всякой Божественной литургии. Ее путь смирения, служения Своему Сыну и потом всей Церкви завершается этим мирным Успением.

Я бы хотел пожелать всем нам, чтобы мы в нашей жизни хотя бы в некоторой степени подражали трудам Матери Божией, и в связи с этим имели надежду на мирную кончину, которая более похожа не на смерть, но успение. Да благословит всех вас Господь.

Окончание, линия

Служба Успению Пресвятой Богородицы + аудио

На главную страницу сайта

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Дорогие братья и сестры! С 14 по 31 июля мы на летних каникулах. Ваш комментарий (и ответ на него) будет опубликован в первых числах августа. Храни Вас Господи!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Дорогие братья и сестры, благодарим Вас за поддержку!

В понедельник мы отправляем интересную страничку с забавными фактами, мудрыми советами, добрым юмором и кратким поучением.
Подписывайтесь :)

Записки в Храм
Требы (записки и свечи) - О здравии Молебен (записки и свечи) - О здравии Требы (записки и свечи) - О упокоении Молебен святителю Николаю Чудотворцу Молебен - молитва святой Матроне Московской
Рубрики сайта «Семья и Вера»
Святая Матрона — наша заступница!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: