Наказание и исцеление одной девицыЧудесное исцеление девицы Марии прп. Сергием

В начале июня 1881 года в обитель преподобного Сергия прибыл один приходской священник, не известно только, из какого прихода, некто отец Димитрий Муретов со своей супругой и дочерью Марией. Он поведал наместнику лавры архимандриту Леониду о великой милости Божией к ним, явленной преподобным Сергием над их дочерью.

«Дочь наша Мария, — рассказывал он, — была нами отпущена к помещику нашего прихода — погостить несколько дней в обществе его дочерей. Однажды после обеда девицы вышли на балкон. В это время к балкону подошел немой мальчик попросить милостыню. Мария по своему легкомыслию стала шутить над ним, и он, огорченный, в слезах отошел от балкона. На другой день утром дочь наша, проснувшись, к ужасу своему почувствовала себя немой, о чем, плача, письменно объяснила хозяину дома. Все были перепуганы случившимся несчастьем и тотчас же послали за мной. Я с дочерью немедленно отправился в Москву, был у многих врачей-специалистов, и все они нашли, что язык ничем не поражен, и недоумевали о причине болезни.

Прошло несколько месяцев. Я, не видя от врачей помощи, обратился к Богу с мольбой об исцелении дочери. Однажды ночью я и жена моя слышим, что дочь во сне с кем-то разговаривает. Мы поспешили в комнату больной и тихо подошли к кровати со свечой. В это время Мария пробудилась и говорит нам: «Папочка, мамочка! Какой я видела сейчас дивный сон! Я видела пришедшего ко мне старца неописуемой доброты. Он мне сказал: «Ты наказана немотою за то, что надсмеялась над немым мальчиком, но по предстательству к Богу преподобного Сергия Радонежского тебе возвращается дар слова. В благодарность за это сходи со своими родителями пешком в обитель преподобного Сергия и поблагодари за милость Божию к тебе».

«Этот долг нами и исполнен сегодня», — заключил свой рассказ о. Димитрий. Описанное чудо имело глубокое предостерегающее значение и для остальных дочерей Муретова, которые с того времени хранили великую осторожность в обращении с окружающими.

Из книги «Троицкие цветки с луга духовного»