Пост. Постные дни. В какие дни поститься

Великий пост. Описание — обычаи — установки.

Мир Вам, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

За 48 дней до Пасхи начинается благодатное время Великого поста. Его целью является духовная подготовка верующих ко встрече великого праздника — Светлого Христова Воскресения!

Великий пост составляет сорок дней, так называемую Великую Четыредесятницу. Он является образом сорокадневного поста Иисуса Христа в пустыне. Следующие восемь дней — Лазарева суббота, Вербное воскресенье и шесть дней Страстной седмицы — посвящены воспоминанию Страстей Спасителя и событий, непосредственно предшествующих им, — Воскресения праведного Лазаря из Вифании, Входа Господня в Иерусалим, последних проповедей Иисуса Христа в храме, Тайной вечери. С одной стороны, они увенчивают Великий пост, а с другой стороны, предваряют христианскую Пасху.

Во время Великого поста по церковному уставу запрещается употребление в пищу продуктов животного происхождения — мяса, молока, яиц, рыбы. Кроме того, с понедельника по пятницу, если на эти дни не приходится какой-либо праздник, не употребляется и растительное масло. Рыба разрешается всего лишь два раза — на Благовещение Пресвятой Богородицы (7 апреля) и на Вербное Воскресенье. В Лазареву субботу разрешается икра. В остальные субботы и воскресенья поста, Великий Четверток (Страстной Четверг) и в дни некоторых особо чтимых святых (например, сорока Севастийских мучеников — 22 марта, святителя Григория Двоеслова — 25 марта) разрешается растительное масло. Первый день поста — Чистый понедельник — и предпоследний— Великий Пяток (Страстную Пятницу) — рекомендуется проводить вообще без пищи.

Обычай воздержания от некоторых видов пищи для очищения души и тела был известен еще в Ветхом Завете. Так, люди, посвящавшие часть своей жизни Богу, давали обет назорейства, в который кроме всего прочего входил отказ от употребления вина и других возбуждающих на¬питков. Пищевые ограничения, прекращение увеселений являлись символом скорби, покаяния. Постились ниневи- тяне, узнав о предстоящей гибели своего города. В знак пе¬чали по усопшим родственники и друзья не ели порой не¬сколько дней. Иоанн Креститель, удалившись в пустыню, питался только диким медом и акридами — разновид¬ностью саранчи (что дозволялось Законом).

Ветхозаветный обычай получил особое развитие в христианской Церкви. Сам Спаситель предупреждал: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими…» (Лк. 21, 34). Для христиан телесное воздержание служит утверждению приоритета духовных ценностей над телесными. В частности тому, чтобы удовлетворение естественной человеческой потребности в еде, данной человеку его Творцом, не превращалось в служение своему чреву. Человек живет не для того, чтобы есть, а ест для того, чтобы жить— об этой простой истине напоминает пост.

Не голод, не отказ от некоторых видов пищи является главной целью поста. Его назначение состоит в том, чтобы нравственно возвысить человека. И телесное очищение должно обязательно сочетаться со смягчением нрава, преображением души. Пост немыслим без подвига милосердия и любви.

«Что пользы, когда мы проводим пост без добрых дел? Если скажет иной: «Я постился всю четыредесятницу», — ты скажи: «Я имел врага и примирился, имел привычку злословить и оставил ее…» Для мореходов нет никакой пользы в том, что они переплывут большое пространство моря; но полезно для них, когда приплывут с грузом и со многими товарами. И для нас нет никакой пользы от поста, когда мы проведем его просто, как-нибудь… Если мы постимся, воздерживаясь только от пищи, то по прошествии сорока дней проходит и пост. А если воздерживаемся от грехов, то и по прошествии этого поста он еще продолжается, и будет с нами постоянная от него польза…» — писал о посте святой Иоанн Златоуст в одной из своих бесед на Святую четыредесятницу.

Церковные богослужения вторят ему: «Истинный пост есть удаление зла, обуздание языка, отложение гнева, укрощение похотей, прекращение клеветы, лжи, клятвопреступления». В них звучит призыв: «Расторгнем всякий союз неправды, всякое списание неправедное раздерем… дадим алчущим хлеб, нищия бескровныя введем в домы» (стихиры в первую седмицу Великого поста).

В средние века даже государственное законодательство Востока и Запада покровительствовало постам. На дни Великого поста закрывались всякие зрелища, бани, игры, прекращалась торговля мясом, закрывались лавки, кроме продававших предметы первой необходимости, приостанавливалось судопроизводство; к этому времени приурочивались дела благотворительности. Рабовладельцы освобождали рабов от работ и часто отпускали их на свободу.

Общепризнано, что разумное воздержание полезно для человеческого организма. Наоборот, неумеренность — причина множества болезней. Тем самым пост благоприятен для здоровья. В то же время Церковь облегчает его тяготы для беременных женщин, больных, престарелых, людей, занятых тяжелым трудом.

Вот что советует один из духовных писателей XX века Н. Е. Пестов: «В тех случаях, когда по болезни или по большому недостатку в продуктах питания христианин не может соблюдать обычные нормы поста, то пусть сделает в этом отношении все, что сможет. Например, откажется от всяких развлечений, от сладостей и лакомых блюд, будет поститься хотя бы в среду и пятницу. Если же христианин по старости или по нездоровью не сможет отказаться от скоромной пищи, то он может хотя бы несколько ограничить ее в постные дни… К церковным установлениям вообще нельзя относиться формально и, следя за точным исполнением правил, не делать из последних никаких исключений. Надо помнить и слова Господа, что «суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2, 27). Учитывая необходимость, можно и при больном и слабом теле, преклонном возрасте для поста делать послабления и исключения. Святой апостол Павел так пишет своему ученику Тимофею: «Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов» (1 Тим. 5, 23)». (Н. Е. Пестов. «Путь к совершенной радости».)

Епископ Герман разъясняет: «Изнеможение есть признак неправильности поста. Оно так же вредно, как и пресыщение. И великие старцы вкушали суп с маслом на первой неделе Великого поста. Больную плоть нечего распинать, а надо поддерживать». (Н. Е. Пестов. «Путь к совершенной радости».)

Как видим, вопреки распространенному мнению, истощение организма чуждо православному пониманию поста. Чтобы пост служил укреплению здоровья, мало лишь отказа от «тяжелой» для пищеварения пищи — мяса, жиров. Нужно исключить любые злоупотребления — пряностями, острой, соленой, кислой, сладкой, жареной пищей. Здесь важна сбалансированность питания и разнообразность его, употребление достаточного количества витаминов, в первую очередь, в свежих овощах и фруктах. Не должно быть перееданий.

В России издавна существовала богатая традиция постного стола. «Домострой» (XVI век) дает следующий перечень великопостных блюд: «Лапша гороховая, пшено с маковым маслом, целый горох да горох лущеный, двойные щи, блины да луковники, да левашники, да пироги подовые с маком, да кисели, и сладкие и пресные. А сладкое — в какие дни доведется: ломти арбуза и дынь в патоке, яблоки в патоке, груши в патоке, вишни, мазуни с имбирем, с шафраном, с перцем, патока с имбирем, с шафраном, с перцем, напитки медовые и квасные, простые с изюмом да с пшеном, шишки, пастила из различных ягод, редька в патоке. По субботам и по воскресеньям на Великий пост подаются: мучное — кбаники, сушеные рыжики, рыжики в масле, жареные пироги с пшеном, с вязигой и с горохом, блины с маковым молочком да с маслом».

В 1667 году Святейшему патриарху в среду первой седмицы Великого поста было подано: «хлебца чет, папошник, взвар сладкий с тмином и с ягоды, перцем да с шафраном, хрен, грибочки, капуста топтаная холодная, горошек зобанец холодный, киселек клюковный с медом, кашка терта с маковым сочком и проч. Того же дня было к патриарху прислано: кубок романеи, кубок ренского, кубок малвазии, хлебец крупичатый, полоса арбузная, горшечек патоки с имбирем, горшечек мазуни с имбирем, три шишки ядер».

Получить представление о постном столе жителей российских городов начала XX века можно по воспоминаниям героя романа И. Шмелева «Лето Господне»: «В комнатах тихо и пустынно, пахнет священным запахом. В передней, перед красноватой иконой Распятия, очень старой, от покойной прабабушки… зажгли постную, голого стекла лампадку, и теперь она будет негасимо гореть до Пасхи. Когда зажигает отец, — по субботам он сам зажигает все лампадки, — всегда напевает приятно-грустно: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко» — и я напеваю за ним чудесное: «И святое-е воскресение Твое сла-а-вим!» Радостное до слез бьется в моей душе и светит в эти грустные дни поста…

В передней стоят миски с желтыми солеными огурцами с воткнутыми в них зонтичками укропа, и с рубленной капустой, кислой, густо посыпанной анисом… Я хватаю щепотками, — как хрустит! И даю себе слово не скоромиться во весь пост. Зачем скоромное, которое губит душу, если и без того все вкусно. Будут варить компот, делать картофельные котлеты с черносливом и шепталой, горох, маковый хлеб с красивыми завитушками из сахарного мака, розовые баранки, «кресты» на Крестопоклонной… будет мороженая клюква с сахаром, заливные орехи, засахаренный миндаль, горох моченый, бублики и сайки, изюм кувшинный, пастила рябиновая, постный сахар — лимонный, малиновый, с апельсинчиками внутри, халва… А жареная гречневая каша с луком, запить кваском! А постные пирожки с груздями, а гречневые блины с луком по субботам… а кутья с мармеладом в первую субботу, какое-то «коливо»! А миндальное молоко с белым киселем, а киселек клюквенный с ванилью, а… великая кулебяка на Благовещенье, с вязигой, с осетринкой! А калья, необыкновенная калья, с кусочками голубой икры, с маринованными огурчиками… а моченые яблоки по воскресеньям, а талая, сладка-сладка «рязань»… а «грешники», с конопляным маслом, с хрустящей корочкой, с теплою пустотой внутри!.. Неужели и там, куда все уходят из этой жизни, будет такое постное! Почему все такие скучные? Ведь все — другое, и много, так много радостного. Сегодня привезут первый лед и начнут набивать подвалы, — весь двор завалят. Поедем на «постный рынок», где стон стоит, великий грибной рынок, где я никогда не был…»

Неторопливое, тихое шествие Великого поста начинается с Чистого понедельника. На Руси отношение к посту было благоговейно-умилительное, его рассматривали как духовное благо. Русский человек с радостью был готов принести Христу жертву воздержания.

Интересно отметить, что первый день православного Великого поста называется Чистый понедельник, в то время как первый день католического — Пепельная среда. Это связано с разным отношением к посту на Востоке и на Западе. Западноевропейские христиане, вступая в пост, посыпали головы пеплом, разрывали на себе одежды, валялись в дорожной пыли и отбросах, чтобы нагляднее выразить свое покаяние, горестные чувства, свое страдание о грехах. Согласно русским традициям, наоборот, в первый день поста нужно было обязательно вымыться в бане, надеть чистую одежду, а также убраться в доме. Пост встречали в чистоте, как праздник души во исполнение слов Спасителя: «Когда постишься, умой лице твое и помажь голову твою». Кроме того, в понедельник пищу обычно не готовили, ели лишь оставшийся от воскресенья хлеб («сухоядение»), и обеденный стол потому оставался «чистым». По строгим монастырским уставам в этот день полагалось вкушать лишь просфору с водой.

Во время Великого поста на богослужениях вспоминается история падения и спасения рода человеческого. Оживляя перед мысленным взором горестные картины странствия человечества «в стране чуждей» по «путям погибели», Церковь яснее дает почувствовать горечь плодов греха. В первые четыре дня на великом повечерии читается канон святого Андрея Критского. В нем перечисляются все важнейшие ветхозаветные и евангельские события. Вслушиваясь в слова канона, христианин как бы заново проживает жизнь всего мира и соотносит ее со своей собственной жизнью. И из глубин души, из глубин падения возносится покаянный, слезный голос: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!»

В субботу первой седмицы поста празднуется память воина великомученика Феодора Тирона, сожженного в 306 году за исповедание христианской веры. За свой подвиг святому была дана благодать укреплять во время поста и предохранять от осквернения через пищу. Император Юлиан Отступник в 362 году, желая надругаться над христианами, приказал в первую седмицу Великого поста все продукты на рынках Константинополя тайно окроплять идоложертвенной кровью. Святой Феодор, явившись во сне архиепископу Евдоксию, повелел ему объявить христианам, чтобы они ничего не покупали на рынках, а ели вареную пшеницу с медом — коливо (кутью). В память об этом событии первая суббота поста посвящена св. Феодору, а накануне, в пятницу, после литургии читается канон св. Феодору Тирону и благословляется коливо. Коливо представляет собой вареную пшеницу, рис или ячмень с изюмом, медом, маком. Оно является не только постным блюдом, которое едят в дни Великого поста и в сочельник, но и поминальным блюдом, приносимым в церковь в память об усопших.

Напоминание о смерти, о тленности земного существования усиливает поиски человеком истинной Жизни. Такими напоминаниями являются родительские дни, которые приходятся на вторую, третью и четвертую субботы Великого поста. Поскольку во время богослужений Великого поста не совершается обычного поминовения усопших, то оно переносится на три указанные субботы. Молясь за умерших, «зряще их гроб», человек думает и о своем неизбежном конце, когда он один на один предстанет перед престолом Всевышнего. Что скажет он тогда? Изыдет ли в «воскресение жизни» или в «воскресение осуждения»?

Третье воскресенье поста посвящается Кресту Господню. В этот день совершается поклонение ему. «В субботу третьей недели Великого поста у нас выпекаются «кресты»: подходит «Крестопоклонная». «Кресты» — особое печенье, с привкусом миндаля, рассыпчатое и сладкое, где лежат попереченки «креста» — вдавлены малинки из варенья, будто гвоздочками прибито. Так спокон веку выпекали еще до прабабушки Устиньи — в утешение для поста. Горкин так наставлял меня: — Православная наша вера, русская.., она, милок, самая хорошая, веселая! И слабого облегчает, уныние просветляет и малым в радость. И это сущая правда. Хоть тебе и Великий пост, а все- таки облегчение для души, «кресты-то»». (И. А. Шмелев. «Лето Господне».)

В разных местах России печенье «кресты» приготовляли по-разному. Оно могло быть круглым, с рисунком креста на поверхности, или в виде четырехконечного «корсунского» крестика. Его украшали изюмом и цукатами, а иногда на радость детворе в одно из таких печений запекали денежку.

Был еще один праздник Великого поста, на который приготовляли затейливое печенье. Это день сорока Севастийских мучеников (22 марта). С незапамятных времен в России его считали днем прилета жаворонков. И печенье напоминало по форме маленьких птичек. Наиболее широко известны две формы «жаворонков». В первом случае приготовляли небольшую лепешку из теста толщиной 0,5- 1 см, защипывали один край, чтобы образовался носик, а другой край надрезали, чтобы получились крылья и расправленный хвост. Около носика помещали две изюминки — глазки. Во втором случае из теста скатывали жгутик, завязывали его узлом, один конец надрезали, как будто расправленный хвост, а с другого прищипывали «носик» и украшали изюминками-глазками.

На пятой седмице, на утрени четверга снова читается Великий канон св. Андрея Критского, на этот раз полностью. Чтение его соединяется с чтением жития преподобной Марии Египетской. Эта служба называется Великим стоянием. Мария Египетская, бывшая поначалу великой грешницей, а затем ставшая великой подвижницей, являет образец человеческого покаяния и пример неисчерпаемого милосердия Божия. Ей посвящается пятое воскресенье поста.

На утрени пятой субботы поста читается Акафист Божией Матери (Похвала Богородице). Празднование пятой субботы в честь Божией Матери возникло в древности, когда еще в будние дни поста отменялись любые праздники. Поскольку Благовещение, приходящееся всегда на 7 апреля, невозможно было достойно отметить, то это празднование переносилось на пятую субботу поста. Со временем день Благовещения стали отмечать, не перенося, на какой бы день недели он ни пришелся, а обычай прославлять Богородицу на пятой седмице остался.

В пятницу на шестой седмице кончается собственно Великий пост. В следующий день вспоминается воскресение праведного Лазаря, и хотя это — суббота, но вся служба бывает воскресной. «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже» (т. е. «Прежде Твоих страданий желая убедить всех в общем воскресении, Ты из мертвых воздвиг Лазаря, Христе Боже»), — так поется в тропаре праздника. Это предвестие воскресения находит отражение и в праздничной трапезе — на ней разрешается вкушение икры. Как из маленькой икринки, по виду более похожей на мертвую землю, развивается рыба, так и история Лазаря, по воле Христа вышедшего из гроба на четвертый день после смерти, является залогом того, что воскреснет каждый человек. Воскресение Лазаря увенчивает Великую четыредесятницу, воскресение Лазаря служит прологом к Воскресению Христову. В отверстые врата Иерусалима торжественно въезжает Господь, чтобы принести Себя в жертву, явив тем самым высшую совершенную любовь, побеждающую смерть. В шестое воскресенье поста отмечается двунадесятый праздник — Вход Господень в Иерусалим. По примеру иерусалимских жителей, срезавших ветви деревьев и встречавших Христа с пальмовыми листьями в руках, православные христиане встречают Своего Господа с ветками вербы. Первые распускающиеся цветы, белые и пушистые, возвещают о воскресении природы, о расцвете любви в человеческих душах, о Воскресении Спасителя и грядущем воскресении мертвых, но красный цвет ветвей напоминает, что чудо воскресения совершается Кровью Господней через великие скорби, страдания и смерть. В честь великого праздника на трапезе разрешается вино, растительное масло и рыба.

Со следующего дня начинается Страстная седмица — воспоминание о Страстях Господних.

В Страстной Четверг Церковь вспоминает Тайную вечерю Иисуса Христа, когда Он со Своими учениками вкусил пасхальную трапезу. Эта последняя трапеза Христа накануне Его страданий имеет огромнейшее значение для христианского вероучения, является центральным моментом, вокруг которого впоследствии сформировалось все христианское богослужение.

Ежегодный праздник ветхозаветной Пасхи, которую, подобно всем иудеям, отмечал Христос, был посвящен знаменательному событию из древней истории евреев — исходу из Египта. Согласно Библии, девять страшных бедствий посылал Бог на египтян, чтобы заставить их отпустить на свободу томящихся в рабстве евреев. Но египетский царь — фараон — оставался непреклонен. Тогда свершилась последняя десятая кара — ангел смерти прошел в одну ночь по земле египетской и поразил первенцев во всех домах — от дворца фараона до жилища раба. По велению Бога в ту ночь каждая еврейская семья заколола по ягненку и помазала его кровью косяки дверей, — и смерть, карающая египтян, миновала еврейские дома. Отсюда происходит само слово «пасха», что на древнееврейском языке означает «прохождение мимо» или «пощада». После этого устрашенный фараон разрешил евреям покинуть Египет.

С тех пор каждый год к вечеру 14-го дня весеннего месяца нисана (авива) каждый израильтянин обязан был исполнить пасхальный обряд, иначе он отлучался от народа Божия. В жертву приносился ягненок, после чего вечером в кругу семьи совершалась пасхальная трапеза. Она открывалась чашею вина, перед которой отец семейства возглашал благодарение Богу, говоря: «Благословен Господь Бог наш, Царь мира, сотворивший плод лозы виноградной». Сказав это, он отпивал из чаши, что делали затем и все прочие. Потом вкушали горькие травы, символизирующие горькие времена рабства. Тут кто-либо из младших спрашивал: «Что значит все это?» И тогда глава семейства объяснял обряды Пасхи и историю исхода. При этом пели 113 и 114 псалмы. Затем шла по рукам вторая пасхальная чаша, и наступал черед пресного хлеба. Пресный хлеб напоминал, что евреи, спешно покидая Египет, не имели времени даже для приготовления дрожжевого теста и взяли на дорогу лишь пресные лепешки — опресноки. Праздник Пасхи имел поэтому еще второе название — праздник опресноков. Начиная с 14 нисана, ни в одном еврейском доме не должно было быть квасного (дрожжевого) хлеба, его остатки сжигались, и в течение последующей недели можно было есть лишь пресный хлеб.

Начальствующий на пасхальной трапезе брал один из пресных хлебов, разламывал его на две половины и, положив их на другой хлеб, произносил: «Благословен Господь наш, Царь мира, произведший от земли хлеб». Потом хлеб разделялся между присутствующими. Наконец приступали к самому агнцу (ягненку), испеченному на углях. Этот агнец также назывался пасхой. Его съедали, не ломая костей. За пасхой подавали другие кушанья, среди которых была третья общая чаша вина, называвшаяся «чашею благословения», вслед за нею пели четыре псалма: с114по117.В заключение испивали последнюю, четвертую чашу. Во всех этих чашах вино было смешано с водой.

Подробное описание пасхальных обычаев позволяет лучше представить обстановку Тайной вечери Господней. Враги Христа тщательно следили, чтобы схватить Его, когда Он будет наедине с учениками. Пасхальная ночь была для этого очень удобным моментом. Поэтому даже апостолам, среди которых был предатель, Господь не назвал места, где Он будет есть Пасху. По Его велению апостолы Петр и Иоанн нашли комнату у неизвестного человека и там приготовили все, что требовалось по закону. Отсюда сама трапеза получила название Тайной вечери.

Во время Тайной вечери исполнялись положенные обряды. Ученики благоговейно слушали последние наставления Спасителя. Только Иуда, задумавший предать Его, удалился, чтобы донести первосвященникам, где удобнее схватить Христа.

Когда трапеза подходила к концу, Христос, взяв хлеб, благословил, преломил и дал ученикам со словами: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое». Наступила очередь последней чаши вина. Христос, взяв чашу, произнес благодарение Богу и подал ученикам, сказав: «Сия есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов». И пили от нее все. При этом Христос заповедал творить все то же в память о Нем.

По завершении трапезы все с пением псалмов двинулись к Гефсиманскому саду. Христос шел навстречу чаше страданий, ужасу предательства, издевательств, клеветы и позорной смертной казни…

От Тайной вечери берет начало главное христианское Таинство — Таинство Евхаристии (благодарения) — центральная часть христианского богослужения. Памятуя слова Христа, первые христиане, подобно апостолам, ежедневно собирались под вечер на общую трапезу. Они приносили с собой еду, какую кто имел, чтобы разделить на всех. Эти общие трапезы получили название вечери любви (или агапы). В общих чертах они напоминали Тайную вечерю Христа с апостолами. Во время трапезы произносилась молитва благодарения, во время которой, по учению Православной Церкви, хлеб и вино таинственно становились Телом и Кровью Господней. Трапеза соединялась с общим причащением — вкушением Тела и Крови.

Порядок агап описан во многих произведениях ранней христианской литературы. Одно из древнейших изображений их приведено на фреске III века в римских катакомбах Прискиллы. Долгое время эти трапезы являлись единственным, собственно христианским богослужением. Впоследствии агапы были утрачены, а Таинство Евхаристии вошло в современную литургию.

Хотя каждая литургия напоминает христианам о Тайной вечере, но литургия Страстного Четверга — особенно. В этот день все православные по возможности стремятся причаститься. Даже строгость поста несколько ослабляется — разрешается вкушение вина и растительного масла. Радость общения с Господом дает возможность быть соучастником Его страданий в Страстную Пятницу и Его торжества в Светлое Христово Воскресенье.

Вечером в Великий Четверг читаются так называемые Двенадцать Евангелий, в которых рассказывается вся история страданий Христовых: предания Его в руки первосвященников и фарисеев, суда прокуратора Пилата, распятия, смерти и погребения. В течение этой службы верующие стоят с зажженными свечами, которые потом несут домой и по старому обычаю делают на косяках дверей знак креста святым четверговым огнем. В благочестивых семьях существует обычай сберегать четверговый огонь в лампадах до Пасхи.

В Великую Пятницу в церкви выносится плащаница. Слово «плащаница» означает «плат», т. е. кусок материи. Таким платом обвил святой Иосиф Тело Христово. На плащанице, которую выносят в церкви, изображен образ Спасителя, положенного во гроб. По случаю великой скорби, связанной с воспоминанием смерти Христовой, в Великую Пятницу не полагается ничего есть.

Вечером совершается чин погребения Христа. В конце его под печальное пение хора «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас» плащаница обносится вокруг церкви, что является символом схождения Христа во ад.

Наконец наступает Страстная Суббота — преддверие великого праздника Воскресения Христова. Христос еще покоится во гробе, но недалек час Его победы над смертью.

В древнее время христиане так и не расходились из церкви после субботней литургии. В память об этом сохранился обычай освящать хлеб и вино, которыми христиане питались в этот день. Во время службы священники меняют черные великопостные облачения на белые, пасхальные. В домах заканчивается последняя подготовка — пекутся куличи, красятся яйца. Все наполнено трепетным ожиданием Праздника.

Конец - свеча

 «Великий пост»  – фильм об истории Великого поста

Великий пост. Описание - обычаи - установки.

На рубрику Великого поста

Сайт Семья и Вера