Земное и Небесное. Раскол

Добрый день, дорогие посетители нашего православного сайт «Семья и Вера»!

Сегодняшняя 6 серия документального (10-ти серийного) фильма «Земное и Небесное», повествует о самом печальном и сложном отрезке Русской Православной Церкви – расколе.

Ни раньше ни позже (при коммунистических гонениях) Церковь не получала такие раны, как получила от внутреннего раскола, внутренних разногласий, которые произошли на фоне войны, разорения и голода…

Данный сериал снят по благословению Патриарха Алексия II киностудией «Остров».

Ведущий Владимир Ильин.

Тяжелое, страшное время. Война, разорение, голод. И в Церкви разобщение, раскол. Смута. Смутный XVII век.

Руководитель ЦНЦ «Православная энциклопедия» С.Л. Кравец. В русском сознании само избрание Бориса Годунова не приобретает легитимности, не приобретает истинности. Он худого рода, не ему быть царем. Он сам воспринимается, как самозванец. И вот это замечательно отражено у Пушкина, в сцене выбора.

Несколько строк Александра Сергеевича Пушкина из «Бориса Годунова»:

«Народ: Царь, царь идет.
Царь выходит из собора. Боярин впереди раздает нищим милостыню. Бояре.
Юродивый: Борис, Борис! Николку дети обижают.
Царь: Подать ему милостыню. О чем он плачет?
Юродивый:  Николку   маленькие  дети  обижают…  Вели  их  зарезать,  как  зарезал  ты маленького царевича.
Бояре:  Поди прочь, дурак! схватите дурака!
Царь:  Оставьте его. Молись за меня, бедный Николка. (Уходит)
Юродивый (ему вслед):  Нет, нет! нельзя молиться за царя Ирода – Богородица не велит».

Руководитель ЦНЦ «Православная энциклопедия» С.Л. Кравец. В 1605 году начинается война с Лжедмитрием I. И народ, дворянство, казаки переходят все время на сторону Лжедмитрия. Несмотря на то, что Патриарх Иов очень жестко выступает против самозванца, сразу в нем увидев Григория Отрепьева, и обличив. Смерть Бориса Годунова практически сделает невозможным продолжение рода Годуновых на царском престоле. Его сын Федор растерзан толпой, которая провозглашает Лжедмитрия русским царем.

Вступление Лжедмитрия в Москву было торжественным. Мать царевича Димитрия Мария Нагая признала в самозванце собственного сына. Потом она отречется от него. Потом от него все отрекутся. Но тогда вот с этого места Шуйский объявил народу о новом царе. Поспешно возведенный на патриаршество Рязанский архиепископ Игнатий венчал на царство Лжедмитрия. Он же обвенчал его с Мариной Мнишек, совместив сразу три обряда: обращение Марины Мнишек в православие, бракосочетание и коронование.

И хотя Лжедмитрий освободил заточенных Годуновым Романовых, в их числе митрополита Ростовского Филарета, перестроил Думу и отдал в ней первые места архиереям, хоть и жертвовал на церкви, век самозванца был коротким. Уже в мае следующего года самозванца убили. Шуйский приказал вынести труп из Кремля и положить на лобное место. Мария Нагая призналась, что это не ее сын.

Собор епископов расценил действия Игнатия, как преступные, Игнатия сместили с патриаршего престола и отправили в Чудов монастырь. На царство был избран Василий Шуйский. Поставленный на патриаршество Филарет, сразу же отправил в Углич за останками царевича Димитрия, чтобы прекратить всякие слухи о якобы спасшемся царевиче. Тело было перезахоронено здесь, в Архангельском соборе Кремля, и царевич был канонизирован.

Но и это не помогло. Разлад между Филаретом и Шуйским, смещение Патриарха и постановление на патриарший престол Казанского митрополита Гермогена, создало в Русской Церкви необычную ситуацию – в стране оказалось сразу четыре патриарха: отправленный на покой Иов, нареченный Филарет, ссыльный Игнатий и правящий Гермоген.

Еще недавно сильное государство стало легкой добычей мошенников. Во второй раз объявился якобы спасенный царевич, Лжедмитрий II. Этот и вовсе темного происхождения авантюрист, снова шел с польскими войсками, но на сей раз Москву взять не смог. Он разбил лагерь здесь, в Тушино, за что и был прозван Тушинским вором. Его отряды составляли наемники разных национальностей: поляки, литовцы, казаки, русские изменники. Шайки бродили вокруг Москвы, приводя к присяге царю Лжедмитрию соседние города. И грабили, и жгли, и убивали.

«Ездят по городам беспрестанно казаки, кровь проливают, насилуют православных, боярынь и простых жен берут на блуд. Девиц растлевают насильством мучительским. Церкви разоряют, иконы святые обдирают, и многие скаредные дела на иконах делают, чего ум наш страшится написать… А польские и литовские люди также города все пустошат и воюют. Девичий монастырь взяли, то они церковь Божию разорили, бедных черниц и девиц грабили и на блуд брали. Это ли христианство?»

На Русь уже двинулись польские войска. Они окружили Смоленск. Тушинский вор бежал, а Филарет по благословению Патриарха Гермогена отправился с посольством к полякам, чтобы заключить мир. Поляки требовали, чтобы смоляне сдались. Даже когда Филарету показали боярскую грамоту, где приказывалось сдать Смоленск, присягать польскому королю он отказался. Слуг, послов перебили, а самих под стражей отправили в Польшу. Тем временем бояре, захватившие власть, впустили поляков в Москву.

В это страшное время, когда Русь вообще могла перестать существовать, как независимое государство, когда ее правители предали народ, здесь, в Троице-Сергиевом монастыре, врагу дали отпор. Героическая защита крепости продолжалась полтора года. Полтора года в голоде, в холоде, больные и израненные, отстаивали защитники святую обитель. Возглавлял оборону настоятель монастыря архимандрит Иоасаф.

Монастырь находился под постоянным обстрелом польских орудий. Поляков было до 30 тысяч, защитников крепости в 10 раз меньше – 500 стрельцов и тех, кто мог держать оружие всего 3000.

Обстрел монастыря ни к чему не привел. Господь хранил обитель и нигде ничего не загорелось. Но однажды во время вечерней службы вражеское ядро попало в большой колокол Духовской церкви. Оно отлетело в алтарь Троицкого собора и пробило икону Архангела Михаила. Над его головой как раз можно видеть следы пробоины. Второе ядро пробило железные двери и попало в икону святителя Николая, которая находилась в то время на месте иконы Тихвинской Божией Матери. Теперь она висит вот здесь, и вот эта пробоина. А вот эта дверь.

Отец Симеон, расскажите, пожалуйста, про подкоп, который вели поляки под стены монастыря.

Иеромонах Свято-Троицкой Сергиевой лавры Симеон. Этот подкоп велся непосредственно под Пятницкой башней. Это был главный подкоп. И об этом месте уже было узнано позже, когда в плен попал казак, и под пытками он раскрыл непосредственное место этого подкопа. И двое крестьян, Никон Шилов и Петр Слота, они проявили мужество, непосредственно подошли к подкопу, залили его горящей смолой, но там же и подорвались. Тем самым, пожертвовав собой, они разрушили все планы поляков и литовцев.

Окончание 8

«Земное и Небесное» – 7 серия

«Земное и Небесное» – 5 серия

На видео — рубрику >>

На главную страницу сайта - Семья и Вера