ПОД «ФЕЙС-КОНТРОЛЕМ» В «БЛИН-ХАУСЕ»Иностранные слова

Мир Вам, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

Никто из нас особо не задумывается над тем, что происходит с родным русским языком, какой он несет урон от давления современных западных слов.

Даже стало как-то привычно слышать такие названия ресторанов, как Макдональдс и Ростикс. Также, жители больших городов-миллионников  не могут себе представить жизни без гипермаркета – Ашан. И если западные рестораны наносят удар по здоровью своей некачественной продукцией, то магазин Ашан – это действительно, прекрасная идея французских предпринимателей.

Но, все же, если бы сей большой магазин носил русское название, то был бы он гораздо ближе и теплее сердцу русского человека.

Известный писатель и филолог Фазиль Давуд оглы (Василий) Ирзабеков, родом из Азербайджана, которому, казалось бы нужно думать о проблеме русского языка в последнюю очередь, задается бесконечными вопросами на вышеупомянутую тему, ответы на которые найти довольно трудно…

Несколько слов из биографии Василия Ирзабекова:

В 1995 году он принял Таинство Святого Крещения с именем Василий. В 2001 году создал и возглавил Православный центр во имя святителя Луки (Войно-Ясенецкого), получивший благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, и стал помощником настоятеля храма Косьмы и Дамиана на Маросейке. Русский язык стал сутью и нервом его жизни. Он борется за чистоту русского языка как публицист, участник и организатор духовно-просветительских конференций, в т. ч. и международных. Он – автор книги «Тайна русского слова», страницы которой пронизаны глубокой болью за сегодняшнее состояние русского языка.

Предлагаем к прочтению один из очерков Василия Ирзабекова, который не оставит никого равнодушным, и подтолкнет к задумчивости каждого читателя:

«Если вы хоть разок проезжали по московским улицам или окружной автодороге, то не могли не обратить внимания на то и дело мелькающие по сторонам огромные рекламные щиты: чего только на них не понаписано, какой только срамоты не понаклеено. А главное, что и не поймешь, на каком таком тарабарском языке. Призывают, скажем, купить экофлет в ближайшем Подмосковье. Или, если позволяет мошна, таун-хаус. Русскому человеку сразу и не смекнуть, о чем речь. Но не смущайтесь, это, скорее, признак нормальности. Остается только догадываться, что экофлет — это, судя по всему, экологически чистое жилье (где английское flat — квартира), ну, а таун-хаусы, если перевести дословно, — городские особняки. Вроде как все эти слова и понятия есть в нашем с вами языке — ан нет, понаплодили уродцев. Да еще наверняка пресловутая экономика помогает. А как же?! Не может же заковыристыйэкофлет стоить столько же, сколько обычная квартира. Да и как не подыграть гордыне: вон мы какие, в таун-хаусе живем!

МагазиныДальше — больше. Въезжающего в нашу древнюю столицу с севера встречают нынегипермаркеты и мегамоллы: «Ашан», «Мега», «Икеа», «Гранд», «Рамстор», «Мосмарт», «Гроссмарт», «Вэй-Парк», а также всевозможные закусочные: «Макдональдс», «Ростикс», «Пицца-Хат», «Стардогс», «Киностар», «Баскин Роббинс» и т. д. и т. п. То же самое и на других направлениях. И в том же «Ашане», например, снуют по залу юноши и девушки, у которых на спине начертано слово «мерчендайзер». Никто из опрошенных мною так и не смог толком объяснить — что это значит. Ну, как тут не согласиться с Пушкиным: «чем непонятней, тем ученей». Наверняка это что-то сродни приказчику, или, на худой конец, младшему товароведу.Но, увы, русские слова, как мы знаем, у себя на родине нынче не в чести.

Итак, предположим, вы в первопрестольной и решили слегка подкрепиться — выпить чайку-кофейку, съесть блинов-пирожков. К вашим услугам, однако, не чайные, кофейни, шашлычные, блинные да пирожковые, куда там, столовых да пельменных след давным-давно простыл. Пожалте ныне на бизнес-ланч в кофе-хаусы, кебаб-хаусы и — даже произнести неловко — блин-хаусы. Причем любителям ночных развлечений не избежать при этом фейс-контроля.

Вот и становятся в одночасье наши исконные конторы и учреждения — офисами, а всевозможные директора, начальники, заведующие, руководители, старшие, управляющие менеджерами всех уровней, главный среди которых — топ-менеджер. Не оттого ли, что топает,как иные ретивые начальники, когда что не по нему?! И уж совсем неловко становится, когда иной батюшка ласково называет спонсорами тех, кто — спаси их Господи! — не жалеет своих кровных на возведение, благоустройство и благоукрашение наших храмов. Но как же не вяжется это прилипчивое заморское словечко, больше напоминающее фамилию какого-нибудь инородца, с куда более приличествующими — благодетель или, скажем, попечитель.

А тут и младшая дочь-шестиклассница «просветила» нас, познакомив с письменным распоряжением администрации школы ввести дресс-код. По-русски это звучало бы какформенная одежда, а попросту школьная форма, но заморское словечко дресс-код кому-то показалось престижнее, или, как принято ныне выражаться, круче.

Василий ИрзабековНу как тут не услышать гневную отповедь А.С. Шишкова, обращенную сквозь столетия к нам, нынешним носителям великого языка: «Полезно ли славенский превращать в греко-татаро-латино-французско-немецко-русский язык? А без чистоты и разума языка может ли процветать словесность?»

Однако, как это ни парадоксально, иноязычные слова вовсе не помеха богатству языка, их заимствующего. Вопрос в ином: как, в каком историческом контексте происходит этот процесс, какова его интенсивность. Да и русский язык наверняка претерпел бы ощутимый урон, лиши его в одночасье всех заимствований, которые — и это чрезвычайно важно — давным-давно стали своими, родными, «обрусели».

Замечательно сказано об этом у Ярослава Смелякова в стихотворении «Русский язык».

Вы, прадеды наши, в недоле,
мукою запудривши лик,
на мельнице русской смололи
заезжий татарский язык.

Вы взяли немецкого малость,
хотя бы и больше могли,
чтоб им не одним доставалась
ученая важность земли.

Ты, пахнущий прелой овчиной
и дедовским острым кваском,
писался и черной лучиной,
и белым лебяжьим пером.

Ты — выше цены и расценки
— в году сорок первом, потом
писался в немецком застенке
на слабой известке гвоздем.

Владыки и те исчезали
мгновенно и наверняка,
когда невзначай посягали
на русскую суть языка.

Окончание

Данный очерк Василия Изарбекова, действительно, заставляет задуматься.

Многие из нас могут задать вопрос: Неужели мы можем повлиять на судьбу нашего родного языка?

Конечно, можем! И первое, с чего нужно начинать, так это стараться выражать свои мысли в русских изречениях, не прибегая к западным словам и выражениям.

А там, поглядишь, и окружающие нас люди пойдут вслед за нами!

Окончание

<< на Главную страницу             на Интересную рубрику >>