О восстановлении сельской духовной жизни

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

Современная духовная жизнь деревни оставляет желать лучшего… И, все же, есть яркие примеры возрождения здоровой жизни сел и деревень. В том числе и духовной. Восстанавливаются храмы, расширяется сельское хозяйство, рождается и растет новое поколение в оживающих селах.

Один из самых ярких примеров подает нам Московский Сретенский монастырь, который создал кооператив «Воскресение» на базе разрушенного колхоза «Восход», располагающегося в деревне Слободка Михайловского района Рязанской области. Именно там находиться монастырский скит.

Кооператив «Воскресение», а это 2 500 га, не только вернул былую мощь бывшему колхозу, но и значительно обогнал его по всем показателям. Но самое главное — изменилась жизнь людей и сами люди. Полностью пресечено пьянство не только в рабочее время, но и как страшная обыденная привычка. Прекратилось воровство. Хозяйство помогает в ремонте домов крестьян, обеспечивает всех работников и всех пенсионеров: зерном в размере 400-500 кг., полностью обрабатываются частные огороды по 40 соток, жители обеспечены автотранспортом, доставляющим их до районного центра. Одним из главных достижений является то, что в селе после многих лет люди решились заводить детей.

Другой пример возрождения сельской жизни во всей её красе показывает село Вятское Ярославской области, в возрождении которого непосредственное участие принял Олег Алексеевич Жаров.

Олег Алексеевич Жаров

Ниже мы прилагаем очередной выпуск телепередачи «Церковь и мир, которую на телеканале «Россия-24» ведет председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион, в которой развернута тема восстановления сельских храмов и миссионерской жизни в селах.

Гостем передачи стал лауреат Государственной премии Российской Федерации О.А. Жаров.

Конец - окончание

Митрополит Иларион: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Вы смотрите передачу «Церковь и мир». Сегодня мы поговорим о российской деревне. У меня в гостях — очень интересный человек, которому удалось воссоздать целое историческое село, лауреат Государственной премии Российской Федерации Олег Алексеевич Жаров. Здравствуйте, Олег Алексеевич!

О. Жаров: Здравствуйте, владыка!

В 2008 году я посетил одно из удивительных мест, которое сыграло в моей жизни важную роль. Я искал загородный дом, и абсолютно случайно наткнулся на это замечательное село. Когда я его увидел, у меня сложилось впечатление, словно здесь вчера окончилась война, и враг буквально только что покинул эту территорию. Зрелище было плачевное: все в руинах, без окон, без крыш. Ощущение полной безнадежности. Но один из сохранившихся домов, который тоже был в неприглядном виде, покорил меня своей архитектурой. И я решил его выкупить.

С тех пор я стал «заложником» этого дома, и вот уже восемь лет живу в этом селе на постоянной основе. За это время дома, которых порядка 35-ти, удалось не только отреставрировать, но и наполнить содержанием, в том числе духовным. Мы отреставрировали замечательный Воскресенский храм середины XVIII века. Установили колокола.

Село замечательно и своими жителями. Восстанавливая историю села, его архитектуру, удается поднять уровень населения, проживающего в нем, уровень жителей Ярославской области, посещающих это село с экскурсиями. Наше село в год посещает до ста тысяч человек. Это серьезный показатель, ведь, согласитесь, село, которое было практически никому не известным, стало одним из туристических центров не только Ярославского края, но и, наверное, России.

Митрополит Иларион: Я хотел бы поделиться с телезрителями своими впечатлениями от посещения села Вятское в Ярославской области, восстановленного Вашими силами. Очень рекомендую нашим телезрителям съездить туда, чтобы увидеть все своими глазами, ибо передать все на словах невозможно. Вы попадаете в прекрасное благоустроенное место, где восстановлены исторические дома, где чистота и порядок, где люди чувствуют ответственность за свою малую родину.

В селе есть удивительный Музей русской предприимчивости, где собраны предметы старины, такие, как, например, шарманки, фонографы, различные механические устройства. Причем каждый из них действует, и вы можете, допустим, поставить пластинку на старинный граммофон, и он заиграет. Вы можете посмотреть как работает та или иная машина, тот или иной старинный аппарат.

Все это, конечно, невероятно интересно, и создается совершенно другой образ села и деревни, совсем не тот, о котором мы привыкли слышать. Если у человека есть воля, то восстановить можно очень многое. По сути, в наши села и деревни можно вдохнуть вторую жизнь. Вам это удалось сделать на одном примере, но хотелось бы, чтобы таких примеров было больше.

Как сделать, чтобы люди вдохновились Вашим примером, чтобы наши предприниматели брали под свое попечение сёла, деревни и восстанавливали их?

О. Жаров: Вы упомянули Музей русской предприимчивости. Действительно, в этом музее сосредоточена одна из лучших европейских коллекций музыкальных автоматов, механических органов, и так далее.

На самом деле в историко-культурном комплексе «Вятское» находится 10 музеев. Это политехнический музей, музей кухонной машинерии. Есть музей нематериальной культуры — Музей русских забав, где восстановлены по старым чертежам всевозможные ярморочные аттракционы, карусели, качели, колесо обозрений, где проходят для детей всевозможные интерактивные программы.

Я бы хотел обратить внимание, что историко-культурный комплекс «Вятское» находится не в каком-то изолированном пространстве. Этот комплекс интегрирован в живущее сегодняшним днем село, где живут обычные люди, работают магазины, где вся сельская инфраструктура одновременно присутствует с историко-культурным комплексом.

Что касается вопроса, который Вы задали — как этот опыт спроецировать на другие территории — должен сказать, что когда я восемь лет назад начинал заниматься этим вопросом, многим своим коллегам я казался не вполне здоровым человеком. Я понимал, что выгляжу в этом сообществе «белой вороной». Но прошел год, затем два, и я почувствовал, как меняется ко мне отношение. Мне стали звонить, писать по электронной почте всякие люди: и энтузиасты-краеведы, и предприниматели, пытающиеся изучить мой опыт. И для многих сегодня этот опыт уже повторяется на других территориях, в том числе и в Ярославской области — создаются проекты по возрождению целых территорий.

На самом деле, мы привыкли относиться к культурно-историческому наследию как к некому дотационному сегменту экономики. Но если глубже на это посмотреть, то можно сказать, что  сохранение культурно-исторического наследия — один из стимулов, двигатель в социально-экономическом развитии больших территорий. У каждой территории нашей страны своя история, и это кладезь всевозможных открытий. Все это может быть использовано с точки зрения привлечения туризма, а туризм — это одна из очень важных отраслей экономики.

О деревне часто говорят как о территории, которая, особенно в Центральной России, считалась «зоной рискованного земледелия». Этот термин был придуман в советские годы, если Вы помните. Я могу привести и другие дореволюционные примеры. Та же территория Ярославской губернии. В селе Вятское, где находится историко-культурный комплекс, территория славилась своими солеными огурцами. Она и называлась огуречной столицей России. Этот промысел приносил колоссальную прибыль для местного населения, то есть это был бюджетообразующий сегмент. В самом деле, когда я приехал в это село, то был поражен тем, что огурцы там растут как сорняки. Местное население не знает, что такое парники, что такое полоть и поливать огурцы — они растут сами.

Митрополит Иларион: То есть там микроклимат.

О. Жаров: Да, свой микроклимат, своя среда, и почему бы на этой территории не развивать те отрасли растениеводства, которые здесь испокон веков культивировались? Я не знаю, правильно это или нет, но мне кажется, что нужно обратиться к своим истокам, к своей истории и через это возрождать сельское хозяйство, деревню, село.

Митрополит Иларион: Я присутствовал на церемонии, когда Президент Российской Федерации вручал Вам Государственную премию. Было сказано много теплых слов в Ваш адрес и в адрес того дела, которому Вы посвятили жизнь.

Мы слышим много негативного о деревне, наблюдая на многих примерах, как деревня вымирает. Я своими глазами видел деревню в Псковской области, где практически не осталось жителей. В деревнях остаются либо одни старики, либо две-три семьи тяжело пьющих людей. Это жуткое зрелище.

Но есть и другие примеры. Ваш пример, который Вы подаете, в том числе и нашим предпринимателям, должен вдохновлять многих людей. Ведь Вы, наверное, вложившись в эту деревню, в итоге все равно ничего не потеряли. В селе снова поселились люди, которые стали о нем заботиться; сейчас в Вятское приезжают на экскурсию сто тысяч человек в год, чтобы просто посмотреть на это чудо. Все затраты в конечном итоге окупаются. Было бы замечательно, если бы наши предприниматели увидели, что в Россию можно не только вкладывать, но и получать прибыль, и ее реализовывать, то есть возделывать свою землю, как Господь заповедал Адаму в самом начале бытия человечества, сказав ему: «Я даю тебе эту землю, чтобы ты ее возделывал» (см. Быт. 2:15).

Мы знаем, что великий русский поэт Сергей Есенин называл себя последним поэтом деревни. Совсем недавно скончался известный писатель и публицист Валентин Распутин, которого можно назвать последним писателем деревни. Он посвятил свое творчество русской деревне, болезненно переживая ее упадок и умирание. В повести «Прощание с Матёрой» Распутин описывает затопление деревень, гибель сельского уклада жизни, рассказывает о людях, насильно выселяемых с родных мест, о великом значении традиции в жизни человека. Это своеобразная драма народной жизни — то, что происходило с нашей деревней, с нашим селом и при Сталине, когда раскулачивали, и позже, когда, по сути, все внимание было уделено городам, а села и деревни постепенно погибали, за исключением, разве что, особенно плодородных земель, например, черноземных.

Возвращаясь к Вашему примеру, очень хотелось бы верить, что ему последуют и другие наши предприниматели.

О. Жаров: То, что я делаю, я для себя определил так: это все равно, что купить билет в один конец. От ответственности, которую я взял на себя, уже не уйдешь, на какие-то объективные обстоятельства не сошлешься. Но радует то, что молодежь, которая живет в селе Вятское, стала совершенно другой. Она участвует во всех наших мероприятиях, которые мы организовываем. Многие молодые люди после школы работают у нас экскурсоводами. В летние каникулы они устраиваются на какие-то другие места и с удовольствием участвуют в нашей повседневной жизни. Они — наше будущее, наша надежда на то, что следующее поколение будет достойно представлять и свою малую родину, и нашу страну в целом. Это дорогого стоит — ощущение, что ты на самом деле кому-то нужен.

Митрополит Иларион: Хотел бы отметить еще один важный аспект сельской жизни, который полностью игнорировался в советское время: в каждой деревне должен быть храм, должен быть священник, ведь люди объединяются вокруг храма. Вы своими силами восстановили не только дома, но и деревенский храм. Восстановление сельских храмов имеет и миссионерскую направленность. Храм — это сердце деревни.  Ведь мы в больших городах, когда, например, приезжаем в Рим, в первую очередь идем смотреть собор Cвятого Петра. В Париже — собор Парижской Богоматери. А приезжая в село Вятское, мы идем смотреть, прежде всего, местную церковь, а потом уже ходим по музеям и знакомимся с архитектурой села.

Святейший Патриарх Кирилл уделяет особое внимание духовному возрождению деревни. Именно поэтому он инициировал масштабную реформу в церковном управлении. Сейчас все наши крупные российские епархии преобразованы в митрополии и поделены на несколько епархий. В более мелких епархиях появились свои архиереи, чтобы теперь епископ мог не только обращать внимание на крупные города, но и ездить по деревням; чтобы в каждой деревне был свой храм, открывались новые приходы.

Многие из сельских храмов не являются прибыльными, ведь если в деревне живет 50 человек, они не смогут своими силами содержать этот храм. Такие храмы являются дотационными, но мы не смотрим на возможную финансовую выгоду. Для нас, в первую очередь, важно духовное благосостояние людей. Именно поэтому мы должны возрождать жизнь на селе не только с точки зрения материальной, что, как показывает Ваш опыт, вполне возможно и очень востребовано, но и с точки зрения духовной.

О. Жаров: Когда я приехал восемь лет назад в Вятское, то первыми объектами, которыми мы занялись, как раз были объекты культового назначения — это храм Воскресения Христова и часовня-купель в честь иконы Божией Матери «Живоносный источник». Вы, наверное, знаете, что эта купель сегодня пользуется колоссальной популярностью среди паломников. На Крещение и в последующие дни в село приезжает 10-15 тысяч человек. Это потрясающе: объект, который, наверное, не предполагался как объект показа, совершенно неожиданно стал настолько популярным среди туристов и паломников.

Должен сказать, что возрождение села возможно только при сохранении всех духовных ценностей. В пример могу привести последний музей, который у нас был открыт — Музей возвращенной святыни. Он планировался как музей одного экспоната. Где-то около полугода назад мне позвонил один из моих знакомых и сказал, что нашел у одного антиквара Евангелие 1750 года, которое когда-то принадлежало Воскресенскому храму. Была найдена передаточная ведомость, в которой говорилось, что митрополит Костромской и Галицкий 29 мая 1750 года передает это Святое Евангелие в храм Воскресения Христова, что в селе Вятском.

Митрополит Иларион: Храм в вашем селе посвящен Воскресению Христову, так что на Пасху у вас еще и престольный праздник. Я хотел бы сердечно поздравить с этим праздником Вас и в Вашем лице всех жителей села Вятское, а также поздравить с праздником Воскресения Христова всех наших телезрителей, и пожелать, чтобы в нашей жизни было много хорошего, много светлого, и чтобы Воскресший Христос благословлял наши труды.

Окончание

Христианин на светской работе. Церковь и мир

Христианское отношение к богатству. Церковь и мир

На главную страницу сайта - Семья и Вера