Маловерие апостола ПетраЧто делать, если сомнения мешают верить в Бога?

Добрый день, дорогие наши посетители!

Одна женщина задала следующий вопрос:

Если есть Бог, почему Он раньше мне не помогал? Я живу по совести. Никого не ограбила, не убила, и в церковь мне, я считаю, незачем ходить. Про Бога я ничего не знаю, где Он там есть, я без Него прожила жизнь достойно, всю жизнь работала, детей воспитала без мужа и никто мне не помогал, никакой Бог. Соседка мне все говорит — надо сходить в церковь, надо исповедоваться, причаститься… А я не понимаю, зачем? Каяться не в чем, помощи уже не надо, дома все есть, дети разъехались, живу хорошо. И если есть Бог, почему Он раньше мне не помогал, когда муж умер и так тяжко было? И как бороться с сомнениями? Откуда они берутся? Почему, хотя веришь в Бога, пытаешься найти то, что заставляет сомневаться?

Отвечает протоиерей Александр Лебедев: 

«Всему есть предел (для человека). Нельзя научиться петь, если тебе медведь на ухо наступил. Точнее, петь-то можно, и громко, и с большим удовольствием, но отвратительно. И ведь никак не докажешь, что это звучит не серенада, а козлогласование: мне-то ведь нравится. И точка. Или, допустим, как объяснить слепому человеку, что такое свет? Никак. Слова бессильны. Нужно его лечить, и если вдруг зрение каким-то чудом появится — он без всяких слов все поймет. Так и с этим вопросом. Ну что я могу сказать?

То, что человек никого не ограбил и не убил, — заслуга не столько человека, сколько Бога, Который уберег его от таких ситуаций, когда подобные поступки очень вероятны. Вот я хожу в женскую колонию (окормляю духовно), там мне приходилось слышать о том, в каких ситуациях порой люди совершают преступления. Так знаете, в некоторых случаях я не поручусь, что окажись в подобном положении, не убил бы и не украл бы.

То, что Бог дает и жизнь, и здоровье, что каждый глоток воздуха — подарок от Него, что именно тогда, когда было очень тяжело, Бог был ближе всего, и без Него беды были бы просто невыносимы, — это, что ли, говорить? Так ведь, чтобы это услышать, человек должен хоть немного углубиться в себя и к тому же быть способным посмотреть на свою жизнь со стороны. Но неужели нуждается в критической самооценке человек, страдающий комплексом собственной полноценности?

протоиерей Александр ЛебедевА уж самое гиблое дело из всех гиблых дел — убеждать человека в том, что он грешник и что ему есть в чем каяться. Уж если человек ощущает себя безгрешным, то какая непритязательная должна быть у него совесть! Мой горький опыт говорит, что в этом случае даже если найти и указать какой-то грех, даже если человек согласится, что это грех, то знаете, что произойдет? Почти цитирую: «Да, это грех, да, согрешил, но я не виноват!» А молиться за таких людей надо, поскольку помочь им могут не слова, а исцеление, а оно от Бога.

 — Как бороться с сомнениями? Откуда они берутся? Почему, хотя веришь в Бога, пытаешься найти то, что заставляет сомневаться?

— Сомнения бывают разные. Одно дело— сомнение ума. Оно рождается от поверхностных знаний. Очень многое еще неведомо, но ощущение знания уже есть, отсюда недоумения, а затем и сомнения. Такого рода сомнения преодолеваются со временем. Позже, когда человек узнает больше о вере, они сами собой отпадут. Так что нужно учиться, читать умные книги.

Другое, дело — сомнения сердца. Умом человек принимает все положения веры, но смущает именно умозрительность, человек не чувствует реальности Бога и духовного мира. А вдруг это просто человеческое воображение? Это уже более тяжелый случай сомнения. Умными книжками он не лечится, потому что сердце питается не информацией (как ум), а чувствами. Поможет молитва. Бог отвечает на каждую искреннюю молитву, пусть чуть-чуть, но открывает Себя молящемуся человеку, и тот успокаивается.

Еще один вид сомнений возникает, когда ум и сердце вступают в противоречие. Сердце чувствует, что Бог есть, а ум возражает: «А почему тогда в мире несправедливость и проч., проч.», — начинает диктовать Богу, каким Он должен быть и как поступать. Здесь пригодятся и молитва и серьезные размышления. А еще нужно установить границу для ума: «Ты, конечно, умный, но всего знать невозможно, тем более Бога познать нельзя, так что не зарывайся, знай свое место».

И еще есть сомнение жизни. «Да-да, Бог есть, все верно. Заповеди — все правильно, прекрасно. Но это как-то нежизненно, ведь сейчас жить по заповедям невозможно». Это от неверия. Тут только одно средство — решительный шаг в невозможное. Надо заставить себя исполнять заповеди. Главное, сделать это искренно, без оглядки и без запасных путей отхода. И когда человек видит, что, оказывается, исполнение заповедей возможно, что можно жить по-божески, то сам бывает просто поражен. Этот способ еще ни разу никого не подводил.

В чистом виде и по отдельности все перечисленные мною виды сомнений проявляются очень редко. Чаще всего мы имеем их вместе целым букетом. Так что и борьба с ними должна идти по всем фронтам.

Возникновение сомнений неизбежно. Иногда их подбрасывает лукавый, иногда их ищет сам человек. И то, и другое естественно. С лукавым просто: он хочет нас сбить с толку. А что заставляет самого человека искать поводы для сомнений? Растущая вера. Сомнения нужны нам для развития нашей веры. Посмотрите на ребенка: вся жизнь его состоит из сплошного испытания своих сил. Он сам ищет трудностей и преград и, преодолевая их, становится взрослее. Есть риск не справиться, но иначе никак. Растущая вера тоже ищет испытаний (сомнения — одно из них), проходя через которые становится все сильнее. Здесь тоже есть риск не справиться, но это единственный путь, иначе нельзя».

окончание

Что такое – вера, и почему без нее нельзя спастись?

Что делать, если в нас слабеет вера?

Заглавие

  << На главную страницу             Вопросы священнику >>