Беседы с Батюшкой. Патриотическое воспитание

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

Патриотическое воспитание наших детей трудно переоценить. Именно через любовь к Родине, к Отечеству, пролегает путь к Богу. Ибо нельзя любить Бога и не любить свой народ, свою страну.

“Возлюби ближнего твоего, как самого себя” (Мф. 22: 39), — гласит Евангелие.

Очередной выпуск передачи «Беседы с Батюшкой» православного телеканала «Союз», посвящен теме патриотического воспитания.

В гостях передачи настоятель храма святого праведного воина Феодора Ушакова в Южном Бутове игумен Дамиан (Залетов). 

окончание

Ведущий Денис Береснев
Расшифровка: Елена Кузоро

– Тема нашей сегодняшней передачи – «Патриотическое воспитание».

Патриотизм – это любовь к Отечеству. Как связана любовь к Отечеству с любовью к Богу?

Игумен Дамиан (Залетов)

– Тема патриотизма действительно серьезная, и основание патриотизма, конечно, лежит глубоко в религии: в религиозных взглядах, религиозном мировоззрении. Слово «патриотизм» имеет корень «патрос» – отец, то есть это уважение к отцам, некая ориентированность на отцов. Сам Господь открывается нам в Новом Завете как Отец (молитва «Отче наш»), и полное наименование Господа, которое открылось нам благодаря нашему Спасителю, – это Отец и Сын и Святой Дух. Эти понятия, возведенные на высоту в богословии, возвышают и понятие патриотизма, возвышают и освящают наши взгляды на жизнь: уважение к прошлому, определенное воспитание, формирование человека – все это зиждется на неких высоких мотивах и материях.

Патриотизм в христианском осмыслении становится очень важной частью христианского мировоззрения и формирования христианина с точки зрения нашей веры. Поэтому мы должны очень внимательно и благоговейно относиться как к воспитанию вообще, так и к такому понятию, как любовь к Родине. Если шире использовать христианскую терминологию, то можно сравнить патриотизм с иконой. Что такое икона? Это образ, а есть первообраз, так вот и любовь к Родине – это на земле любовь к образу Царствия Небесного, которое нас ожидает на небе. Апостол пишет, что мы устремлены в Царство Небесное, оно ждет нас, небо – это наша подлинная родина, но чтобы достичь этого, нужно сначала обратиться к его образу на земле – нашей Родине. Если мы не можем любить Родину, если мы космополиты, то как мы можем желать и искать ее где-либо еще, если мы ее не любим здесь.

Это то же, что любовь к конкретному человеку. Апостол Иоанн пишет: «Как вы можете любить Бога, Которого не видите, если не любите человека, которого видите». Если мы в плане любви не совершенствуем здесь свое отношение к конкретному человеку, семье, обществу, государству, нашему народу, его культуре и истории, если нам это чуждо и неинтересно, то как мы полюбим то, что нас ожидает, то, чего мы чаем, как в Символе веры говорим: «Чаем жизни будущего века», того горнего Иерусалима – нашей подлинной родины. Здесь, на земле, мы любим эту Родину как образ той, подлинной, которая является первообразом. Мы уважаем земную Родину, но не возводим ее в абсолют. Как в вероучении об иконопочитании: мы не воспринимаем икону как идола, видим какие-то несовершенства, возможны какие-то вариации (мы знаем, какая бывает разнообразная иконопись), но верующий человек через молитву перед иконой достигает первообраза, обращается к Богу. Так же и мы: видим какие-то недочеты, признаем, что наша Родина требует развития, улучшения, но тем не менее она остается иконой, к которой мы с благоговением относимся. Эти параллели христианского богословия здесь вполне применимы, тогда все становится на свое место, как в духовной иерархии. При подобном подходе не возникает крайностей типа национализма, фашизма: идолопоклонства – в богословской терминологии – нации или государству, это уже не образ (как икона), к которому мы обращаемся для того, чтобы усмотреть первообраз.

– В каких конкретно поступках проявляется патриотизм, любовь человека к Родине?

– В таких же категориях, в которых человек относится к другому человеку: любовь, отзывчивость, порядочность, честность, уважение, почтение – эти качества должны быть направлены как к другому человеку, так и к Родине, которая для нас олицетворена в символах государства (знамя, герб, гимн, какое-то символическое изображение или памятник). В старые времена более четко это было выражено даже по отношению к лидеру государства: его называли царь-батюшка. Эта идея сохранилась: мы всегда ищем отца народа, чтобы Родина была олицетворена в ком-то, то есть человек ищет личностные отношения с Родиной и хочет выразить свои высокие чувства к ней. Поэтому патриотизм – очень высокое качество, которое в христианском мировоззрении необходимо каждому в себе развивать и помогать в этом плане нашей молодежи.

– Вопрос телезрительницы из Козельска: «У меня есть знакомая многодетная семья, там шестеро детей, из которых четверо – будущие защитники Родины. Они имеют жилье 10,8 кв. метра – это жилье покойной мамы, чиновники на них никак не реагируют, 200 рублей – детское пособие. Как можно вырастить патриота, если государство о них сейчас не думает? Очень больно и печально, что у нас много таких многодетных семей».

– Хороший вопрос из замечательного города Козельска. Сразу вспоминается наша великая история. Небольшой город дал один из самых мужественных отпоров татаро-монгольскому нашествию. Батый назвал его «злой город», настолько там были крепкие и мужественные люди. Думаю, если об этом помнить, это поможет нам и в нынешних проблемах. Батыя пережили, переживем и такую ситуацию, которая все-таки менее проблемная, чем Батый. Если будем опускать руки и хныкать, то вряд ли сможем дать такой отпор злу, как это сделали наши великие предки. Вспоминая те великие времена и наших предков, думаю, что вряд ли они тогда пребывали в материальном благополучии, которое было недостижимо даже технологически (не было квартир, горячей воды, лифтов), тем не менее мы воспитывали великих патриотов, борцов и защитников Родины.

635 лет назад произошла Куликовская битва, которая началась великим сражением духа иноков Пересвета и Осляби. Они себя обрекли на келью, на молитву, но Господь призвал их к такому служению. Они тоже не из благополучных квартир приехали. Я это к тому говорю, что наше духовное состояние, духовная красота не измеряются материальным благосостоянием. Никто не оспаривает необходимость достойной жизни и какого-то благополучия, утешения или даже поддержки, но, с другой стороны, все зависит от нас – как мы это воспринимаем. Или мы ожесточаемся, ставим себя в положение ущербных, обиженных, или все это мужественно преодолеваем, воспитываем в себе аскетизм, осуществляем эти первые победы – тогда и впереди будут предстоять только успехи. Как говорил Суворов: «Тяжело в учении – легко в бою».

У тех молодых будущих защитников, о которых упомянула наша телезрительница, есть огромное преимущество по сравнению со всеми чиновниками – у них есть будущее и в рамках земной жизни, и, дай Бог, в вечной жизни, которое зависит от них, а не от квартиры. У них есть возможность, преодолев эти трудности, исправить что-то, добиться чего-то, не опустить руки, не спиться или еще что-то, а преодолеть трудности, стать мужественнее, крепче, добиться возможности что-то исправить и исправлять. Это может сделать только испытанный, мужественный человек. Когда все благополучно, у человека совершенно другая психология и совершенно другой иммунитет вырабатывается к жизни. Все зависит от нашего восприятия. Одно из чудес христианства заключается в том, что у христианина никогда нет плохой ситуации: всякую печаль он использует во благо. Даже если взять какое-то наше согрешение – мы можем приобрести отрицательный опыт и покаяться, исправиться. Наша многострадальная история и говорит о том, что именно так мы выживали, становились краше и возвеличивались. А когда мы погнались за улучшениями, устроили конкуренцию с Западом или говорили, что перегоним Америку, – попали не в то русло.

– Может быть, как раз наоборот – благополучные условия ослабляют чувство патриотизма, а не укрепляют его?

– По сути, это философия жизни, которую мы часто не хотим признать: трудности закаляют, в них совершенно по-другому формируется личность. Никто не говорит, что нужно опускаться до каких-то крайних моментов (голод, холод, рабство), но какие-то жизненные трудности в рамках бытия должны преодолеваться. Это один из частных ответов. Но нужно обратиться и к личной истории, и к нашей общественной истории: мы найдем множество причин наших невзгод в нас самих. Если взять наше общество сейчас, то очень много причин наших бед именно в нас самих.

– Духовное состояние народа проецируется на те события, которые с народом происходят.

– Да, и чтобы преодолеть это, нужно теперь что-то и претерпеть.

– Вопрос от телезрителя из Белгородской области: «Можно ли и нужно ли при воспитании патриотизма соединять любовь к Отечеству с любовью к государству, тем более к власти? Власть меняется, и государство меняется – получается, и патриотизм меняется? До 1917 года были не патриоты, после него – патриоты, сейчас опять поменялось – опять уже не патриоты. Как тут быть?»

– Этот вопрос показывает, что часто люди бывают в состоянии растерянности, когда разрушаются какие-то наши человеческие иллюзии, ложные умопостроения. А в нашей жизни надо выделять главное – то, что никогда не меняется. Вот назвали: «До 1917 года… после…» – а что изменилось? У нас теперь какая-то другая Родина, другая страна? Когда мы касаемся человеческого фактора, это всегда требует аккуратного, бережного, культурного отношения. Не нужно пачкать грязью, втаптывать в нее свое прошлое. Должно пройти время, должны изучить конкретную деятельность каждого персонажа нашей истории – это тоже очень важный момент: мы должны очень аккуратно к этому отнестись, чтобы не нарушить заповедь «не осуди», не допускать в сердце злопамятства, злости, тем более если это неоправданно и есть очень много «но». Другое дело – наши великие, выработанные общими усилиями некие духовные результаты.

Россия – разве это не постоянная категория? Для меня это постоянная категория независимо от лидеров. Что касается власти, то есть такое понятие: «власть» – необходимое условие бытия людей на земле начиная от царя Нимрода (кто не знает, можно почитать Книгу Бытие в Библии) и так далее. Это власть, санкционированная Господом, имеющая свои определенные свойства, которые мы должны знать, учитывать и не возводить ее в идола. Когда мы что-то превращаем в идола, это неминуемо разрушается. Поэтому не зря первая бытийная, ветхозаветная заповедь – «Аз есмь Господь Бог твой», а вторая – «не сотвори себе кумира», вот и не надо сотворять себе кумира на земле. А когда кто-то кого-то обожествляет, то приходится терпеть разочарования. Не надо очаровываться, чтобы потом не разочаровываться. Надо видеть здравые законы бытия, размышлять, изучать свою историю, уметь видеть главное, мудро замечать ошибки и не плеваться в них, а исцелять.

Поэтому я вижу Россию всегда одну и ту же, независимо ни от чего, и стараюсь мудро и деликатно относиться к нашей истории, не пытаясь фантазировать или проклинать что-то. Все надо воспринимать как наше цельное бытие: где-то было плохо, где-то мы болели, давайте разберемся в этой нашей болезни, значит где-то у нас не хватило иммунитета, здравого смысла, давайте этим и займемся. Что ж теперь пенять на болезни, на микробы, если сами где-то теряли иммунитет? Но это о нас речь. А наши предки – это наши отцы. Вот это и будет патриотизм.

– Вы сказали о деликатном отношении к истории. Вот такой интересный момент – памятники, которые мы ставим национальным героям: мы их то ставим, то разрушаем, то восстанавливаем. Может быть, вообще не стоит создавать эти памятники? Сейчас очень много актуальных и дискуссионных моментов, касающихся, например, памятника князю Владимиру или переименования станции метро. Как Вы можете это прокомментировать?

– В стародавние времена памятников как таковых не было, но если вспомнить переходную эпоху, красной границей которой называют 1917-й год, – тогда тоже была ошибка разрушения памятников предыдущей эпохи. Но при всем том очень много памятников сохранилось, этому тоже надо отдать должное, не все было разрушено, как в годы французской революции (там с этим жестче поступали). У нас в Санкт-Петербурге памятник Николаю I, которого называли жандармом Европы, по-прежнему стоит, посчитали, что это должно сохраниться. Это тоже пример тем, кто сейчас очень агрессивно настроен к памятнику Дзержинскому, например. Это определенная страница нашей истории, кого-то она радует, кого-то печалит, кого-то побуждает к бдительности и здравомыслию («не повторим ошибок прошлого»), то же самое памятник Николаю I около Исаакиевского собора. Это страницы истории. Ни в коем случае нельзя допускать разрушения, вырывания этих страниц – ни в летописях, ни в книгах, ни в виде уничтожения памятников. Не нужно искажать историю. Можно писать следующие страницы: создать множество площадей, улиц и назвать их в честь следующих уважаемых лиц, поставить новые памятники в честь уважаемых лиц, что, наверное, требует в каждое время каких-то своих правил на этот счет в зависимости от состояния общества, его зрелости. Переименования – это какие- то псевдошаги: лучше создать новые станции метро, чем переименовывать, и все они будут к месту, разгрузят наше движение, и очень много станций можно будет назвать в честь разных героев и т.п.

Но прежде всего надо знать нашу историю. Это сложные, деликатные вопросы, которые требуют очень скрупулезного, научного подхода. К сожалению, люди недостаточно хорошо знают историю, эмоционально возбуждаются, не имея веских оснований, поэтому тут надо очень мудро поступать. Нужно не разрушать, а украшать наш город памятниками в нужном месте, в нужном количестве, исходя из архитектурных композиций. Памятник князю Владимиру очень достойно поставить в нашем городе, поскольку Москва является продолжателем великого строительства Руси – России, здесь продолжилось дело князя Владимира, который для нас такой же родной и близкий, как и для любого города страны, и он нисколько не противоречит каким-то другим личностям в истории – это есть вся совокупность нашей истории. И Петр I может быть у нас в Москве, почему бы и нет?

– Есть противники установки памятника князю Владимиру? Можно назвать какие-то аргументы против этого?

– Я прислушиваюсь к дискуссии по этому поводу. На этот счет никаких весомых аргументов нет. Главные аргументы были против места, где его поставить. Я надеюсь, что когда люди спорят из-за этого, то делают это из-за желания поставить его на лучшем месте. Тогда действительно с такими людьми приятно подискутировать, если они беспокоятся о том, чтобы памятник стоял твердо, надежно, непоколебимо. Мы действительно исторические преемники князя Владимира, его внуки, правнуки, поэтому такая значимая фигура должна иметь место в нашей истории.

– Вопрос телезрительницы: «Что такое монастырь и что такое лавра? Чем они отличаются?»

– Кстати, сейчас мы находимся в Андреевском монастыре, поэтому вопрос вполне уместный и имеющий значение в нашей дискуссии в том смысле, что монастыри были в нашей истории и духовными форпостами, и форпостами патриотического духа, которые хранили нашу историю, культуру, наш дух, и монахи первыми мужественно шли вперед в освоении бескрайних просторов нашей Родины.

Мы говорили о Куликовской битве. С этим великим событием в нашей истории связаны святой благоверный князь Дмитрий Донской и преподобный Сергий Радонежский, который вдохновил князя на этот подвиг. Не просто благословил на хорошее дело, он как бы воссоздал нашу русскую идеологию. А в чем она? В христианстве: в воззрении на Святую Троицу. Это касается не только Руси, это касается каждого человека: взирать на Святую Троицу и помышлять в себе единство с Господом, стремление к Нему, а значит и иметь единство между собой. Это единство появилось не благодаря экономическим, политическим условиям, оно выковывалось – в этом смысле мы можем благодарить татаро-монгольское иго в преодолении разделения, разобщения Руси. Эта болезнь (разделение) не могла сама пройти, нужен был «хирург», и он пришел в лице татаро-монголов, Чингисхана и его потомков. Это был мудрый, религиозно терпимый «хирург», благодаря которому на Руси создалась возможность в терпении и смирении, находясь под игом, выработать высочайшую идеологию в понимании христианства и православия. В этом и заключалась деятельность преподобного Сергия, нашего общего духовного отца, который создал маленькую обитель за много километров от Москвы, на горе Маковец, мало кто знал о ней, там все было деревянное и простое, дырявые ризы, как описывает житие, и в этой скромности и подвиге вырастает настоящая идея.

Монастырь – это место, где собирается монашеская братия – люди, посвятившие себя Богу, монахи. Могут быть разные формы монастырей, но важно, что это братья, собранные во имя Христово, несущие определенное правило бытия, монашеский устав, где главное – это послушание, нестяжание и целомудрие.

Лавра – это прежде всего авторитетнейший монастырь, который имеет такой титул, это некий духовный град, так примерно это слово и переводится. Это икона Царства Небесного, духовного Иерусалима на земле. Есть лавры в Греции – маленькие, в общем-то, небольшие монастыри. Мы привыкли, что лавра – это нечто огромное, потому что русский народ и Российская империя не жалели средств на украшение этого духовного светоча. То есть создалась эта внешняя оболочка, где теплится «лампадочка»: молитвы, подвига и духовного смысла. Мы создали такие красивые оболочки, но смысл-то в этой «лампадочке», чтобы она горела там. Этим мы восхищаемся, и это нас вдохновляет.

А вообще, например как в Греции, лаврой может быть и не столь крупный монастырь, но он породил из себя некое духовное движение, некоторые духовные направления, как, например, на Афоне – это всегда классика для подражания, для изучения монашества. И мы оттуда почерпнули монашество в лице преподобного Антония Печерского (говоря о монашестве, нельзя его не упомянуть). На Афоне есть лавра преподобного Афанасия, не маленькая, конечно, есть и намного больше по размеру монастыри, но это – лавра, потому что это есть светоч, духовный центр на Афоне: там установились основополагающие монашеские традиции, связанные с именем преподобного Афанасия Афонского и других святых.

– Вопрос от телезрителя из Самарской области: «В Откровении Иоанна Богослова говорится о семи ангелах, которые однажды нам вострубят. На Ваш взгляд, хоть один ангел нам сегодня вострубил или нет?»

– Я думаю, что прежде всего мы должны слышать глас Божий, который для нас постоянно звучит в Божественном Откровении: в Священном Писании, которое наш уважаемый слушатель упомянул (это очень хорошо, что он интересуется). Совет всем нашим слушателям: полагать основание духовной жизни на Божественном Откровении (Священном Писании и Священном Предании Церкви Христовой), и самое простое – взять в руки Евангелие или всю Библию и внимательно читать и вникать в чтение с любовью. Этот глас Божий в нашей жизни звучит постоянно, и мы должны его слушать, это и есть та труба, которая трубит постоянно и призывает нас к бдительности, бодрости. Глубоко символическая книга Откровение – это единый монолит со Священным Писанием, она говорит нам о символах, которые можно понять только в контексте всего Священного Писания, и говорит именно о том, чтобы мы прислушивались к гласу Божию. И те же трубы архангельские – это есть последнее напоминание нам. Господь знает, когда наступят последние времена, но надо сейчас слышать эту трубу, не ждать, когда кто-то затрубит, потому что это будет уже последний звонок, а сейчас надо слушать глас Божий и «трубу» Священного Писания. Это Иоанн Богослов и хочет донести, создав одну из книг Священного Писания.

– Совсем скоро, 15 октября, будет день памяти Феодора Ушакова, в вашем храме будет престольный праздник. Расскажите, пожалуйста, немного о святом Феодоре Ушакове как об образе патриота.

– Образ Феодора Ушакова – это очень хорошая тема для патриотического контекста. Это наш великий непобедимый адмирал. Суворов и Ушаков – два наших непобедимых полководца. Федор Ушаков для нас особенно дорог тем, что он явственно показал еще одну победу: над самим собой, над своими недостатками, трудностями, преодолевая их с терпением и смирением, человеколюбиво, и эта победа особенно ценна. Именно поэтому он и канонизирован, а не в благодарность за воинские заслуги, за которые по– человечески, на первом этапе прославления, мы должны называть в его честь улицы, бульвары, станции метро – они уже существуют, в его честь есть орден, медаль. За воинские заслуги нужно возлагать цветы, сочинять эпитафии – это будет нашей сыновней благодарностью. На втором этапе его воинское наследие следует применять в жизни, чем и занимается наша победоносная армия и флот – наследники Суворова и Ушакова. Этот год – год 70-летия великих побед: в Великой Отечественной войне, во Второй мировой войне над милитаристской Японией – это продолжение дела Суворова и Ушакова, как и было об этом сказано напрямую в то время.

Третий этап – это обращение к личности человека, к личности Феодора Ушакова как христианина. До высот духа редко доходили, не каждый это может, так как надо подыматься, карабкаться, самому прилагать усилия. В наше время у нас такая благая возможность есть. Канонизация Феодора Ушакова дала нам возможность явственно ощутить, кем он был как человек: наполненный светом, духовностью, радостью, надеждой. Вот почему он был великим победителем и в воинском деле – потому что он победил себя, свое эго, свои недостатки. Мы уже в полной мере можем черпать из этого источника все полезное и замечательное.

В этом году мы празднуем 270-летие со дня рождения Феодора Ушакова. В его честь уже есть медали, улицы, станции метро. Наш храм станет логическим завершением этой цепочки. Мы были бы очень рады, если бы появился и районный парк в честь этого воина, наполненный патриотическим духом, или дни воинской славы. Мы сейчас об этом размышляем. У нас есть его бюст. Но главное теперь – храм в честь этого святого: это высота нашего земного почитания. Он на небе уже почтен Господом блаженством и радостью в вечности, а мы на земле должны построить в его честь храм Божий. Несмотря на столь сложное время, строительство идет, и в этом я усматриваю одно из чудес Феодора Ушакова. Мы надеемся, что с Божьей помощью и по молитвам этого угодника Божьего строительство будет доведено до конца.

Личность Феодора Ушакова сейчас очень популярна: две недели назад напротив Никольского морского собора в Кронштадте ему поставлен памятник в полный рост, в Саранске уже построен огромный прекрасный собор в его честь, прекрасно восстановлено место его упокоения – Санаксарская обитель. Наша боль (тех, кто проживает в Центральной России) – место его рождения, которое пока еще не на должном уровне, к сожалению. Он родился в Ярославской области, недалеко от Рыбинска. До села, где он родился, даже сейчас трудно добраться. Из-за нашей невнимательности был утерян дом, где он родился, но место известно. Это место тоже нужно освятить музеем, храмом, часовней. В это лето я имел возможность побывать там. Сохранилось место его крещения. Там был древний храм, монастырь, который сейчас отчасти в руинах. Рыбинская епархия и владыка Вениамин трудятся над воссозданием этого прекрасного древнего храма, святого места, потому что Феодор Ушаков там рядом жил, крестился. Мне кажется, что военные, миряне, светские люди должны приложить усилия (и Церковь тоже это делает) к возрождению этих наших истоков. Важно, где исток, откуда появился такой замечательный человек Феодор Ушаков, где он родился, кто его воспитывал. Мы говорим сейчас о Родине, патриотизме, любви к Родине – это и есть обращение к истокам. И возрождение этого святого места – это наша ответственность. Надо задуматься над этим и приложить усилия. Но и иметь храм в Москве в честь его тоже прекрасно. В связи с этим мы проводим много мероприятий, были и конференции, в основном обращаемся к студенческой молодежи, курсантам. Я имел большую радость участвовать в таком мероприятии, как присяга новых курсантов Московской государственной академии водного транспорта – чем не последователи Ушакова? Я обратился к ним со словом, напомнил об истоках, о патриотизме, о том, с кого надо брать пример. Главное – брать пример с наших святых и идти их путем.

– Вопрос телезрителя из Тюмени: «Я бы хотел высказать свою точку зрения по поводу сложностей истории в плане того, что Господь был в простоте, так же и история в простоте. Если кто на нее объективно смотрит, никакой сложности нет, я с Вами никогда не соглашусь. В том ракурсе, в котором написал историю Иоанн Петербуржский и Ладожский в «Русской симфонии», никакой сложности нет, там объективная, нормальная история».

– С одной стороны, можно и согласиться, что никакой сложности нет: у нас есть Россия, которую мы любим и которую мы должны всегда ценить и защищать. Кто с таким чувством и с христианским мировоззрением подходит, значит у того снято с глаз покрывало, как писал апостол. Кто чтит Христа и Его заповеди, у того снято с глаз покрывало на все, он видит по-новому, по-особому, у него нет никаких сложностей. Но и отсутствие сложностей не говорит о том, что все просто. Разделять все на черное и белое, на врагов и друзей тоже нельзя. Почему? Потому что мы говорим о людях. А когда мы говорим о людях – это души, это судьбы, это трагедии, борьба. Поэтому всегда нужно очень бережно, деликатно и аккуратно относиться к людям, к судьбам, к жизни. И наша христианская позиция всегда зиждется на очень понятных заповедях: не осуди, помогай, поддержи.

Пушкин хорошо ответил на многие вопросы словами того старца-летописца, который писал последнее сказание (трагедия «Борис Годунов». – Примеч. ред.): «Своих царей великих поминают за их труды, за   славу, за добро, а за грехи, за темные деянья Спасителя смиренно умоляют». Он писал летопись истории своей родины с чувством счастья. Этот пушкинский подход к переживанию истории имеет для нас авторитет, потому что это есть христианский подход, с которым нужно ко всему подходить: он не связан с проклятиями, ненавистью, а с мудрым переживанием, состраданием и преодолением греха. Если мы что-то и не любим, то только грех сам по себе, а не грешных людей: грех мы не любим, а грешников мы жалеем. То же самое и в плане исторической памяти. Это и есть то самое христианское мировоззрение, которое помогает научному подходу: сиди в библиотеках, архивах, читай книги, где есть много сносок, и размышляй. И никакая книга одного автора, особенно если она без сносок, не может быть для нас истиной в последней инстанции – всё требует мудрого христианского рассуждения. В противном случае мы никогда не найдем ответа, который заключается в нашем правильном поведении, а не в теоретических вопросах: главное, чтобы мы хорошо поступали.

– Расскажите, как будет праздноваться день памяти святого Феодора Ушакова в вашем храме 15 октября?

– Смиренно приглашаю всех желающих на наш скромный праздник, мы еще «малое стадо», временный храм, хоть и строим большой собор с радостью. Мы постараемся отпраздновать этот день достойно. В чем главное достоинство и торжественность? В том, чтобы мы собрались, помолились, и у нас есть возможность крестным ходом пройти от храма до памятника Феодору Ушакову несколько километров вдоль линии метро (а это не так часто получается), пройти с нашими образами, иконами, пением и чуть-чуть привнести в этот мир нашу радость, упование, надежду, патриотизм, чтобы люди немного по-другому посмотрели на жизнь, подумали о вечном, поделились бы добром.

Поэтому я приглашаю всех разделить нашу радость, участвуя в крестном ходе. В 8.00 утра начало литургии, и в 9.30 мы собираемся на крестный ход. Он уже стал традиционным, будет третий раз, а до этого около десяти лет всегда проводились разные мероприятия. С появлением временного храма мы чтим уже не только день 15 октября, но и 11 сентября – день битвы Феодора Ушакова в Тендре. В этот день у нас было городское массовое, в чем-то даже светское, совместное (а это очень важно) мероприятие. 5 августа мы тоже молимся и идем к памятнику Ушакову, возлагаем цветы, чтобы люди видели нас, задумались и вспомнили, что в феврале отмечается день рождения Ушакова и т.д., – надо все помнить, размышлять, переживать заново. В том числе необходимо знать и помнить дни воинской славы России, которых сейчас уже больше десяти, и это государственные праздники: это битва в Тендре, Куликовская битва, Бородинская битва (8 сентября), Сталинградская, Курская, Московская, Ленинградская и т.д. Эти даты надо помнить как таблицу умножения, переживать каждый раз, вспоминать наших дедов и отцов. Вот это и есть патриотизм.

Окончание

Патриот – человек с любящим сердцем!

Посвящённый Отечеству!

Образование – как духовно-нравственное формирование личности

На главную страницу сайта - Семья и Вера