Духовное чтение на Святки, на Святые дни

10-й день Святок. Духовное чтение

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

В 10-день Святок (16 января) молитвенно вспоминается память святого пророка Божия Малахии, о котором Вы можете прочесть краткое жизнеописание на странице сайта святой пророк Малахия – житие

Ниже мы прилагаем отрывок из “Книги Рождественской радости”, посвященный 10-дню Святых дней (Святок):

Рождество Христово, пещера

Седален по полиелеи

Из службы праздника Рождества Христова

Приидите, видим, вернии, где родися Христос; последуем прочее, аможе идет звезда с волхвы, восточными цари; Егоже Ангели поют непрестанно тамо, пастырие свиряют песнь достойную, слава в Вышних, глаголюще, днесь в вертепе Рождшемуся от Девы и Богородицы в Вифлееме Иудейстем.

[Перевод с церковно-славянского языка]

(Придите, верные, увидим, где родился Христос; последуем затем, куда ведет звезда, с волхвами, восточными царями. Ангелы поют там непрестанно, пастухи играют на свирелях песнь подобающую: «Слава в Вышних, — возглашая, — в пещере Рожденному от Девы Богородицы в Вифлееме Иудейском!»

Гирлянда малая

(Протоиерей Владимир Гофман. Цыганская клятва // Персиковый сад).

 — На исповедь? — строго спросил отец Дионисий. — Тогда вставайте сюда. — Он показал на стоящих в очереди людей. — Все ждут, и вы подождите.

Цыган кашлянул в кулак.

— Нет, отец. Нам, это… — Он замялся. — Нам молитву Василя…

— Какую молитву? — не понял отец Дионисий.

— Василя… Прочитай жене, ради Бога. Молитву святого Василя…

Никакой «молитвы Василя» отец Дионисий не знал, да и припомнить таковую не мог. Что делать?

И люди, как назло, смотрят. Отец Дионисий почувствовал, что краснеет, и, чтобы не ударить в грязь лицом, сказал:

— Сейчас. Подождите немного. Посмотрю в старой книге.

Цыгане согласно закивали, а он пошел в комнату священников. Протоиерей Николай Юницкий после утренней службы домой не уходил, отдыхал здесь. <…>

— Цыгане, говоришь? — отрываясь от журнала, переспросил он. — Ясно. На Рождество они всегда являются чуть ли не табором. Это у них любимый праздник. И что же?

— Молитву какую-то спрашивают… Василя.

— Какую-какую молитву? — заинтересовался Юницкий.

— Святого Василя, — недоуменно пожал плечами отец Дионисий.

Протоиерей задумчиво почесал бороду.

— Может, святого Василия Великого?

— Точно! — обрадовался отец Дионисий и хлопнул себя по лбу. — Конечно, святого Василия Великого. Как я сам не догадался?!

Он уже хотел бежать в храм, но Юницкий остановил его:

— А зачем им эта молитва, ты спросил?

— Нет, не успел еще…

— А ты сам-то помнишь ее?

Отец Дионисий отрицательно покачал головой.

— Посмотри в требнике. Молитва святого Василия особенная, заклинательного содержания. Что у цыган за надобность в такой молитве, узнай-ка.

— Хорошо, — согласился отец Дионисий и отправился в собор.

Цыгане терпеливо ждали у аналоя.

Отец Дионисий открыл требник и нашел по содержанию нужную молитву. Она называлась «Молитва запрещательная святаго Василия над страждущими от демонов». Ничего себе! Кем-кем, а экзорцистом он прослыть не хотел. Пусть уж сей род изгоняется постом и молитвой, но без его помощи. Демоны — это вам не сектанты. Тут отец Дионисий свои силы не переоценивал.

Подозвав мужа с женой как можно ближе, чтобы не было слышно прихожанам, отец Дионисий спросил:

— Что у вас произошло?

— Нам сказали, нужно молитву святого Василя, — твердил свое цыган.

— Я эту молитву читать не буду, пока не объясните, в чем дело! — отрезал отец Дионисий.

Тут заговорила цыганка:

— Муж, вот он, меня обидел. Крепко обидел.

— Ну и что?

— Это три дня назад было. Я очень разозлилась на него, понимаешь?

— Нет, не понимаю, — сказал отец Дионисий, поглядывая на все увеличивающуюся очередь исповедников. — Не понимаю, при чем тут молитва, да еще такая!

— Э-э, погоди! — снова вступил в разговор цыган. — Я правда обидел ее. А она поклялась не кормить меня больше обедом.

— Так. И что?

— Как что? Третий день голодный хожу! Ладно бы один я, а то и дети тоже. Понимаешь? Не готовит еду. Она клятву дала — не может нарушить. Прочитай скорее молитву, пусть детей накормит. И меня, конечно!

Хоть стой, хоть падай. Отец Дионисий чуть не рассмеялся, но сдержал себя, сохраняя солидность.

— Иди сюда, — велел он цыганке. — Наклони голову. Каешься, что так поступила?

— Каюсь, батюшка. Виновата. Но пусть он меня не обижает, а то…

— Стоп! — остановил отец Дионисий готовую к новой клятве цыганку. — Клясться — большой грех, запомни. Запомнила?

— Запомнила.

— Ну вот.

Он открыл в требнике молитву «о дерзостно клянущихся» и прочел ее над головой цыганки.

— Все. Иди и больше так не делай!

— Эй, спасибо! Спасибо, батюшка! — радостно сказал цыган и, схватив жену за рукав, потащил ее к выходу из храма.

Трое цыганят едва поспевали за родителями.

Отец Дионисий смотрел им вслед и думал, что, конечно, сражаться с сектантами дело важное, но и простым людям помогать хорошо: на душе теплее становится, а это, наверное, и есть Божья благодать. Он посмотрел на очередь исповедников и вздохнул: уж сегодня-то в ищущих помощи недостатка не будет!

Рождество Христово, синий фон 2

7-й день Святок. Духовное чтение

8-й день Святок. Духовное чтение

9-й день Святок. Духовное чтение

Рождественская гирлянда 2

<< На главную страницу         Рождественская рубрика >>