Армия и Церковь

Чем Церковь отличается от армии?

Добрый день, дорогие посетители православного островка «Семья и Вера»!

Пополняя рубрику Вопросы священнику, хотим разобрать следущие вопросы, касающиеся церковной жизни, в частности — церковной иерархии и сотрудничестве Церкви и армии:

• Чем Церковь отличается от армии? Епископ — генерал, священники— офицеры… Зачем такая структура, ведь в Церкви не воюют, а учат добру, миру?

• Почему дается благословение солдатам на войну, ведь их посылают убивать людей?

Заглавие, 2, вектор

На данные вопросы отвечает протоиерей Александр Лебедев:

«Церковь от армии отличается, и кардинально, целью своего существования. Церковь основана Христом для того, чтобы в ней, каждый желающий того человек, мог достичь спасения свой души — жизни вечной. Армия, насколько мне известно, задач таких себе не ставит. Главный способ действия армии — это принуждение, в Церкви же насилие над волей человека недопустимо. Однако схожие черты в задачах Церкви и армии тоже есть, и они, может быть, в какой-то мере, объясняют схожесть церковной и армейской административной структуры.

И у армии, и у Церкви есть защитная функция. Армия защищает государство и его народ от врагов, Церковь же призвана оградить человека от врага нашего спасения— дьявола. Этим объясняется распространенность в Церкви воинской символики. У апостола Павла, например, встречаются такие слова: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань (то есть война, Прот. А. Л.) не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие» (Еф. 6, 11 -17). Как видим, у христиан, как и у солдат армии, есть противник,и далеко не условный.

протоиерей Александр ЛебедевКроме того, структура любой организации, стремящейся к долгому и прочному существованию, строится на тех же основах, что и структура Церкви. Эти основы— единоначалие, субординация и подчинение. Разве государство, промышленная или коммерческая фирма, какая-либо общественная организация или иная форма сообщества людей будет крепкой, если в ней не придерживаются этих принципов? Даже в самых миролюбивых сферах деятельности человечества — медицине, педагогике — мы видим то же самое.

Церковь и армию от всех прочих организаций все же кое-что отличает. И в той, и в другой есть область, неподвластная изменениям в угоду нашим желаниям. В армии это приказ, который, как известно, дело добровольное: хочешь — выполняй, а хочешь — попробуй не выполнить. В Церкви же есть область Богом установленных положений, которые, нравится нам или не нравится, мы изменить не можем.

И все же нельзя назвать структуру Церкви полностью авторитарной. Во-первых, она не лишена элементов демократии, в Церкви это называется «соборность». Высший орган управления Православной Церковью в целом, Поместными Церквями, епархиями и даже приходами — это Собор (в случае епархии и прихода — собрание), и решения на Соборах и собраниях принимаются способом голосования. Нет такого административного чина в Церкви, который не мог быть смещен соборной властью, даже патриарх подчинен и подотчетен Поместному Собору. Во-вторых, как и упоминалось, Церковь не прибегает к методам принуждения: любой, не согласный с вероучением или практикой Церкви может безнаказанно покинуть ее. В армии подобное деяние называется дезертирством и сурово карается.

 — Почему дается благословение солдатам на войну, ведь их посылают убивать людей?

Прежде всего, нужно заметить, что подобное благословение дается не всем и не автоматически. Церковь благословляет участие далеко не в каждом военном конфликте. Как раз в тех случаях, когда солдат посылают убивать людей, когда умерщвление противника является целью войны, благословение воинам Церковь не дает. A вот когда цель войны — защита Отечества; когда главным мотивом ее участников является любовь к своим ближним и желание оградить их от посягательств на жизнь и свободу, тогда возможна и нужна молитва о даровании Богом победы.

Воинская присягаКонечно, убийство — грех, любое лишение человека жизни — зло, но мир, окружающий нас, не стерилен, в нем добро и зло довольно редко встречаются в чистом виде. Уверен, каждому приходилось — и не раз — выбирать не между добром и злом, а между большим и меньшим злом. Выбор хотя и тяжел нравственно, но очевиден: между защитой прав агрессора и жертвы предпочтение должно отдаваться жертве. Это позволяет несколько оправдать тех, кто вынужденно совершает убийство на войне.

Но все-таки человеческая кровь — не водица, поэтому церковные правила не сразу допускают воина, ее пролившего, к главной святыне — Причастию Святых Христовых Таин. Прежде этого должно пройти какое-то время, которое позволяет человеку остыть и почувствовать сожаление о том, что ему пришлось совершить, испытать своего рода жалость к тем, кто в ослеплении своем нашел смерть от eго руки».

Окончание, конец

Беседы с Батюшкой. Патриотическое воспитание

Грех ли уклоняться от воинской обязанности?

Сайт Семья и Вера