КражаКак правило, все мы, так или иначе, накапливаем вещи: что-то нам дарят; что-то мы покупаем по распродаже; что-то просто отдают знакомые за ненадобностью и так далее. Все это, и нужное, и не нужное, хранится, накапливается, пылиться, занимает место, в конечном итоге, нередко портится, ржавеет, прогнивает, плесневеет и т.д. … Порой, мы даже забываем об этих вещах, ну лежат себе, и лежат; и не задумываемся о том, что все, накапливаемое нами без надобности, тяготит нас, невидимо гнетет, давит и томит… Может, лучше отдать то, чем мы не пользуемся, неимущим? Или просто выбросить, если пользы эти вещи не принесут никакой? «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.» (Св. Евангелие от Матфея 6:19-21)

Эту историю рассказала мне одна знакомая, Людмила, которая жила с дочерью-школьницей в маленькой однокомнатной квартирке.

Однажды летом по делам службы уехала она вместе с дочерью куда-то в южные губернии. Там и нашло ее неприятное известие, что дверь ее московской квартиры взломана и в доме побывали воры.

Ехала в Москву Людмила в понятной тревоге. Растить дочь одной нелегко. Вещей в доме вроде много, но все это лишь самое необходимое. Особенно волновалась хозяйка за свою кормилицу — швейную машинку (она художник по костюмам) и за зимние вещи. «Если унесли, то нам новых никогда не купить», — переживала она.

В квартире был страшный беспорядок. Книги, одежда, мелочи были выброшены из шкафов и разбросаны по полу. Но когда Людмила увидела пальто и сапоги, она успокоилась и начала, не спеша, раскладывать все по своим местам. На это ушло два или три дня, и наконец выяснилось — украдено немного.

Забрали несколько дорогих косметических наборов, которые дарили хозяйке, как участнице различных выставок и которые она за ненадобностью складывала в шкаф. Взяли совершенно неблагопристойные обтягивающие брюки, так называемые «лосины», которые кто-то подарил дочке, и маленькую иконку. Эту иконку Людмила давно уже хотела вынести из дома, но не знала, как лучше от нее избавиться. На доске в виде Богородицы была изображена царица Наталья Кирилловна Нарышкина с младенцем Петром Первым.

Получалось, что воры освободили хозяек от самых неблагополучных вещей, то есть, провели, как бы, духовную цензуру. Или это было случайностью?

Кража

Вещи. Вещи? Вещи!

Кража