Маленькие притчи. Том-15. Страница 17-яПРОЗРЕНИЕ
Рассказ-притча монаха Варнавы (Санина) 

Когда в 41-м году Володькиного отца взяли на фронт, в доме появилась икона.

Большая, старинная, с добрым ликом Христа на светлом полотенце.

Мать отца, Володькина бабушка сохранила ее просто чудом.

Раньше, как она говаривала, в доме было много икон.

И Пресвятой Богородицы…

И Николая Чудотворца…

И даже всех-всех святых!

Но ее муж, встав на сторону красных, однажды еще хуже чем в пьяном, угаре большевизма, изрубил их топором на огороде.

Да и пожег в костре.

— За что вскоре и сам был иссечен шашками белых! – вздыхая объясняла бабушка.

И добавляла, что она, прибежав откуда-то домой в самую последнюю минуту, успела схватить только эту икону.

Прижала ее к груди и заявила:

— Руби и меня вместе с ней, муженек!

Пожалел Володькин дед жену.

И бабушка спрятала икону так, что теперь и сама еле нашла.

Но – отыскала!

Поставила на старое место, в красном углу.

И теперь, просыпаясь, каждую ночь мальчик видел ее, стоявшей перед ней на коленях.

Потом, когда в село пришли первые похоронки на убитых мужчин и раздались душераздирающие вопли молодых женщин, которые в одночасье сделались вдовами к бабушке присоединилась и мать Володьки.

«Как только у них сил хватает, чтобы еще и работать днем?» — недоумевал он.

А потом и сам не понял как, поднялся с постели и тоже встал перед иконой.

Хоть и учили в школе, что Бога нет, а религия это опиум для народа – на колени!

Уж так ему хотелось чтобы вернулся живым отец!

Бабушка и мама в один голос уговаривали его:

— Ты иди, спи, сынок! Тебе ведь еще завтра учиться!

— А вам? – возражал полусонным голосом Володька, с каждым разом молясь перед иконой все дольше и дольше…

… А потом пришла Победа.

И возвратился отец.

Бывают вещи, описать которые невозможно никаким словом и никакими красками.

Их можно только раз пережить и после вспоминать всю жизнь!

Войдя в дом, отец крепко-накрепко обнял родных.

И, оглядевшись, прошептал:

— Все как прежде. Будто и не уходил никуда…

Иконы он даже не заметил.

Да и как он мог это сделать – Володька-то прекрасно видел, что глаза его были полны слез!

А отец продолжал:

— Не знаю, как я и вернулся-то! Если подчситать, почти все… да не почти, а всех, с кем начинал, похоронил… Нет, мне тоже, конечно, досталось! Все-таки три ранения да контузия. Но ведь жив… Жив! Только никак не пойму – как? Почему!

Тут он заметил, наконец, икону, мерцающий огонек лампадки.

Внимательно посмотрел на мать, на жену, на сына.

Пробормотал:

— Так вот оно, значит, что!

И не то, чтобы опустился, а — рухнул на колени перед иконой…

РУССКИЕ СВЯТЫНИ

О, наши русские иконы —
В окладах, рамочках простых!
Впитавшие мольбы и стоны,
Висели вы в углах святых.

Пред вами теплили лампадки
И, на колени становясь,
Молились вдовы и солдатки,
Купец и нищий, смерд и князь.

Как за спасительной стеною
За вами был весь русский люд.
Но вот ударил над страною
Злой час Пилата и Иуд.

Все изменилось в одночасье.
Вас на костры поволокли,
Топтали, резали на части,
Глумясь, расстреливали, жгли.

Кто вас жалел — не пожалели…
И вы сгорали без помех.
А те, что чудом уцелели,
Пылились, правнукам на смех.

О, наши русские святыни!
Дай Бог, чтоб из безбожной мглы
Вернулись вы, хотя бы ныне,
В святые отчие углы!

Маленькие притчи. Том-15. Страница 17-я

Маленькие притчи. Том-10. Страница 7-я

Рубрика монаха Варнавы (Санина) >>

Маленькие притчи. Том-15. Страница 17-я