Кто мы для Бога дети или рабы

Здравствуйте, дорогие братья и сестры!

– Кто мы для Бога: дети или рабы?

Протоиерей Максим Первозванский: Наука нового времени, начиная с Ньютона и Галилея, и особенно уже в теории относительности Эйнштейна, научила нас тому, что многое зависит от системы отсчета. Простой пример. Мы едем в поезде, сидим друг напротив друга в купе, и друг относительно друга мы находимся в состоянии покоя, мы не перемещаемся. А относительно пейзажа, который проносится за окном, мы движемся со скоростью несколько десятков километров в час. А относительно Солнца мы движемся со скоростью несколько десятков километров в секунду. А относительно центра галактики мы вместе с Солнцем движемся с совсем сумасшедшей скоростью.

Кто мы для Бога: дети или рабы?

Смотря, с какой точки зрения смотреть. Если мы попробуем (глупо, конечно это пробовать) посмотреть на это глазами Бога, с точки зрения Бога, то мы для Него дети. Он прямо называет нас детьми и говорит, что Он хочет и является нам Отцом. «И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями». Это прямое указание еще даже Ветхого Завета. И уж тем более мы понимаем, что Бог видит в нас детей. Он прямо сказал нам через Иисуса Христа, чтобы мы называли Его Отцом. Когда апостолы спросили Иисуса, как им молиться, Он оставил им молитву «Отче наш». То есть, молитва обращения к Отцу. Бог видит в нас детей.

Теперь попробуем посмотреть мы на Бога, кто Он для нас. С одной стороны Он велел и сказал, что Он наш Отец. С другой стороны, если мы трезво смотрим на себя, то остро осознаем свое недостоинство, примерно как в притче о блудном сыне. Помните, когда согрешивший младший сын, решив возвратиться домой, произносит следующие слова: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих». Это важно, что Бог возводит нас в Свое сыновство. Но мы сами осознаем и ощущаем себя, абсолютно незаслуженно с нашей стороны, усыновленными рабами.

Блудный сын

И если вдруг раб, возведенный в сыновье достоинство, начнет дерзко вести себя в доме Отца, говорить: «Я же сын. Что хочу, то и делаю. Я законный наследник. Я сам себе хозяин», я сам себе голова, мне принадлежит моя часть имения». Как тот же самый младший сын, когда уходил, сказал: «Отец, отдай мне принадлежащую мне часть имения», и ушел. Вот такой сын в своем праве. То понято, что это является грехом, и это является неправильным самоощущением, неправильной самоидентификацией.

И поэтому мы называем себя рабами, которые стали сыновьями. Поэтому, подходя к Причастию, например, человек складывает руки и говорит: «Причащается раб Божий». Но в молитве «Отче наш» мы называем Бога Отцом и помним, что Он относится к нам, как к детям. Поэтому, если мы прямо отвечаем на этот вопрос: «Кто мы для Бога: дети или рабы?» – дети. «Кто мы для Бога в наших глазах?» – рабы, призванные, чтобы мы были Ему детьми.

Кто мы для Бога: дети или рабы?

Принимает ли Бог активное участие в нашей жизни?

На главную страницу сайта - Семья и Вера