Земное и Небесное. Спаси и сохрани

Добрый день, дорогие наши посетители!

Сегодня мы добавляем в нашу видеотеку предпоследнюю 9 серию православно-телевизионного 10-ти серийного проекта «Земное и Небесное».

В 9 серии под названием «Спаси и сохрани» рассказывается о жизни Православной Церкви в советские времена. В годы войны благословляет всех православных на защиту Родины, молится за победу и борется с врагом, вместе с народом испытывает все тяготы войны. А потом — новые гонения, запреты, аресты…

Данный сериал снят по благословению Патриарха Алексия II киностудией «Остров».

Ведущая Ирина Купченко.

22 июня 1941 года – в День Всех Святых, в Земле Российской просиявших – началась Великая Отечественная война. В отличие от Сталина, которому понадобилось для того, чтобы обратиться к народу с речью, десять дней, Местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Сергий обратился к людям в первый же день войны:

«Фашиствующие разбойники напали на нашу родину. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона. Вспомним святых вождей русского народа, например Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших свои души за народ и родину. Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей родины.  Господь нам дарует победу».

О начале той страшной войны Россия будет помнить всегда. Мы теряли полки, дивизии, целые армии, а немец все шел и шел. Грозные приказы остановить врага, перейти в контрнаступление, почему-то не выполнялись. Вождь расчетливо повторил некоторые мысли митрополита Сергия:

«Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!»

Фашисты застали церковную жизнь в полном разрушении. Никаких благородных задач по спасению православия они, разумеется, не ставили. А вот использовать недовольство советской церковной политикой рассчитывали, и даже очень.

«Наша политика, – говорили вожди третьего рейха, – на широких просторах должна заключаться в поощрении любой и каждой формы разъединения и раскола».

Не получилось. Приходы стали духовными центрами национального самосознания. Многие православные священники участвовали в партизанском движении, укрывали бежавших из концлагерей. Осенью 1941 года немцы подошли к Москве. Горсовет распорядился об эвакуации патриархии на Урал, но иерархи добились разрешения на переезд в более близкий Ульяновск. В завещании на случай смерти, составленном перед отъездом, митрополит Сергий передавал полномочия местоблюстителя митрополиту Ленинградскому Алексию Симанскому.

Все 900 блокадных дней митрополит Ленинградский Алексий провел в своем кафедральном городе, осажденном, вымирающем, замерзающем. Сначала он жил на колокольне Князь-Владимирского собора на Петроградской стороне, а потом переехал в помещение верхнего этажа Никольского морского собора. В разбитые окна дул ледяной ветер, методично рвались снаряды немецкой дальнобойной артиллерии, но храм был полон людей. Владыка часто в одиночку без диакона служил Литургии, молебны, причащал, читал поминальные записки, а их были горы… Из воспоминаний Марии Ефимовны Сергеенко:

«Апрель 1942. Стою в очереди. Люди в оцепенении, молчат. И вот на улице появляется группа пленных немцев, которых ведут куда-то под конвоем. И тогда одна из женщин, стоящих в очереди говорит: «Бедные, как им здесь, в чужой земле! Нужно было иметь великую христианскую любовь, милосердие, сострадание, чтобы произнести такие слова».

Всемирно известный историк античности в блокаду выжила. Той тяжелейшей блокадной весной Мария Ефимовна переводила «Исповедь» блаженного Августина на русский. Перевод был издан спустя десятилетие. Мария Ефимовна пережила и хрущевские гонения, и застой. Умерла в 1987 году. И только тогда близкие узнали о том, что она приняла тайный постриг с именем Мария.

Русская женщина. Это она вместе с мужчинами отстояла нашу страну. Работала до смертельной усталости, отрывала от себя скудный паек детям. А еще успевала зайти в храм, чтобы поставить свечку за мужа, за брата, за сына, за победу.

«Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом». Это слова святого апостола Петра. Это идеал женщины-христианки.

В Ульяновске эвакуированная патриархия сначала жила в вагоне, потом переселилась в маленькую квартирку на окраине. Митрополит Сергий освятил храм Водников, и этот храм стал по существу духовным центром России.

«Вожди нацистской Германии открыто отвергали христианские нравственные ценности и пытались возродить древнегерманский языческий культ. Не победить фашистам, возымевшим дерзость вместо Креста Христова признать своим знамением языческую свастику», – подчеркивал в Пасхальном послании на 1942 год митрополит Сергий.

«В фашистской Германии утверждают, что христианство не удалось и для будущего мирового прогресса не годится. За эти безумные слова да поразит праведный Судия и Гитлера, и всех соумышленников его».

В августе 1943 года Местоблюстителю Сергию предложили вернуться в Москву. А 4 сентября в девять часов вечера к зданию патриархии подъехала черная машина и митрополитов Сергия, Алексия и Николая она привезла в Москву. Сталин говорил с митрополитами два часа. Об этой встрече потом будут ходить легенды. Ну, это и понятно, встреча была действительно из ряда вон выходящая. Сталин не приказывал, не распекал, не грозил. Он спрашивал митрополитов о нуждах Церкви.

Самый главный вопрос – созыв архиерейского собора и избрание патриарха. Договорились, что собор состоится через четыре дня. Сталин щедро осыпал митрополитов благодеяниями. Духовные курсы, семинарии, академии? Пожалуйста. Снова открыть храмы? Обязательно. Митрополит Алексий даже осмелился просить об освобождении архиереев из лагерей и ссылок. «Предоставьте список, рассмотрим».

Дьякон Андрей Кураев. Стало понятно, что произошел коренной перелом в ходе войны. И начинается освобождение наших земель. И вот стал вопрос: как управлять ими. Оказывается, за это время там вновь появились церковные структуры. Что с ними делать? Повторять опыт 1937 года? Опять всех попов арестовывать, старост расстреливать и так далее? Но у людей-то оружие уже. И поэтому было принято мудрое решение. Надо взять под свой контроль этот религиозный ренессанс на освобождаемых от оккупации территориях. Сталин задает каверзный вопрос: «А где же ваши священники? Почему нет священников? Их же тысячи были». Вопрос-ловушка. Сказать правду, что ты, товарищ Сталин, давно посадил, расстрелял? Значит, весь диалог идет насмарку. Врать тоже нельзя. Сталин фальши не любил. И поэтому Сергий находит очень интересный ответ. Он говорит: «Видите ли, товарищ Сталин, да, конечно, мы готовили семинаристов, священников, но потом же из них маршалы получились». Имея в виду товарища Сталина, конечно. Ну, и Василевский, между прочим, тоже был семинаристом и стал маршалом.

Окончание 8

«Земное и Небесное» – 8 серия

«Земное и Небесное» – 10 серия

На видео — рубрику >>

На главную страницу сайта - Семья и Вера