Монах Варнава Санин - русская картина

“ВСТРЕЧА Том-I”. ГОРЬКАЯ СНЕДЬ

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта “Семья и Вера”!

Размещаем 9-ю главу стихотворений из сборника православных стихов: “Встреча. Венец любви” — поэта, писателя и драматурга — монаха Варнавы (Санина).

Восьмую часть читайте на странице сайта: — “ВСТРЕЧА Том-I”.  СПАСИТЕЛЬНАЯ НИТЬ

окончание

ТОМ I – “ВЕНЕЦ ЛЮБВИ”
Ч а с т ь I X
ГОРЬКАЯ СНЕДЬ

Церковь 2

ГЛАГОЛЪ

Пророк в дверь дома моего
Стучался день за днями.
Но я, как в древности, его —
То палкой, то камнями!

Тогда он сам вошел в ночи,
И начал от порога:
«Лежи, и слушай, и молчи,
Ты, позабывший Бога!»

Я, молча слушая, лежал.
Пророк гремел глаголом:
«Ты — лгал, блудил и обижал,
Жил, как во сне веселом!

Пора проснуться, наконец,
И в путь пуститься новый,
Ибо спасительный венец
Не мягкий, а терновый!»

«Прощай!» — под утро он изрек.
И я взмолился, то есть
Спросил: «Как звать тебя, пророк?»
И он ответил: «Совесть!»

Церковь 2

ОСВОБОЖДЕНИЕ

Я — раб греха. И, чтобы убедиться
В том, что такой, увы, я не один,
Попробуй от греха освободиться,
И ты узнаешь, кто твой господин!

Увидишь блеск цепей немилосердных,
Услышишь звон безжалостных оков,
Рванешься! — но не хватит сил усердных
Уйти от одного из всех грехов…

Настанет миг святого покаянья.
И, после очистительной грозы,
Ослабятся греховные желанья
Всего лишь слабой силою слезы!

Церковь 2

ХЛЕБ ИСТИНЫ

Этот день…
он совсем не похож на вчерашний.
После Всенощной, грубое сердце мое
Показалось мне Богом возделанной пашней,
На которой всю ночь колосилось жнивье!

Эта ночь…
суть таинственных Божьих глаголов
Вдруг дошла до глубин моего бытия.
И к утру, самых лучших и чистых помолов,
Хлеб духовный впервые попробовал я!

Эта жизнь…
все, чем раньше я жил — стала зряшней.
И теперь я хочу, чтобы сердце мое
До конца оставалось бы дивною пашней,
На которой всю жизнь колосится жнивье!

Церковь 2

БОЖИЙ ПРОМЫСЕЛ

Вижу ль друга — слава Богу!
Слышу ль приговор шагов,—
Слава Богу за тревогу,
За друзей и за врагов!

Слава Богу, без сомнений,
Говорю за круговерть
Бед, болезней, зол, сомнений
И… за собственную смерть!

Но порою, если честно,
Вдруг накроет страх волной…
Зря! Ведь Господу известно
Все, что б ни было со мной!

Церковь 2

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО

Не готов я для вечного.
Боже, повремени!
Не суди бессердечного,
Но продли мои дни.

Раб я духа мятежного.
Господи, пощади!
Обрати взор на грешного
Со креста на груди.

Строгость лика иконного…
Боже, останови!
Не казни беззаконного,
По закону Любви.

Церковь 2

ЖАЖДА ЖАЖДЫ

В сарае, взрослыми забытом,
Ища кораблик для реки,
Нашел я в детстве под корытом
Евангелие от Луки!

Все это было под запретом!
И я, с листов счищая грязь,
Икону Господа портретом,
Зовя, читал, от всех таясь!

Не понимая ни полстрочки,
Листая ветхие листы,
Там, где сидят на яйцах квочки,
Я досидел до темноты!

Мне с болью вспомнилось об этом.
Давно не видел я тех мест.
Теперь уже не под запретом
Святые книги, Церковь, крест.

На полке среди книг рядами,
Тех, что ни сердцу, ни уму,
Стоит, нечитано годами,
Евангелие… почему?

Да потому, что нету жажды
Живой воды святой строки,
Испытанной мной лишь однажды
В сарае, около реки…

Церковь 2

ЧУДО

В час недобрый, час унылый,
Час сердечной пустоты
«Господи, — скажу, — помилуй!»
Трону Библии листы,

Поцелую край иконы,
Вспомню, не скрывая слез,
Как во дни святые оны
Ради нас страдал Христос.

И — о, чудо! Час унылый
Станет лучшим часом дня.
«Господи, — скажу, — помилуй!»
И помилует меня!

Церковь 2

КОЛЫБЕЛЬНАЯ
Р.Б. Марии

Спи, малыш, Господь с тобою,
Баюшки-баю!
Сон рекою голубою
Лег в родном краю.

Засыпают до рассвета
Улицы, дома.
Сладко-сладко спит конфета,
Снясь себе сама!

Снится трем котятам кошка.
Баюшки-баю!
И увесистая крошка
Снится воробью!

Спят стрекозы и улитки.
Баю-баю-бай!
Спят заборы и калитки,
Спит в саду сарай.

Спят деревья возле храма,
Папа лег в кровать.
И твоя родная мама
Тоже хочет спать…

Спи спокойно, баю-баю,
Закрывая дверь,
Я тебя не оставляю
Одного, поверь.

Будет Ангел твой Хранитель
Песню петь свою
Про небесную Обитель…
Баюшки-баю!

Церковь 2

ГОРЬКАЯ СНЕДЬ
(поучительная баллада)

В избе у далекого сродника
Гостил я однажды полдня,
И лик Николая Угодника
С любовью глядел на меня.

А было то время тяжелое,
И я попросил, как во сне:
«Святителю отче Николае,
Спаси, помолись обо мне!»

О, сладкое таинство чудного!
Вернулся достаток в мой дом,
Я вышел из времени трудного,
И вскоре забыл о святом…

…В гостях у далекого сродника
Опять собралась вся родня.
Но лик Николая Угодника
С укором глядел на меня.

О, горькая снедь покаяния!
Сидел я, почти не дыша,
И думал, что плоти желания
Я выполнил все. А душа?

Душа, словно полюшко голое!..
И я прошептал, как в огне:
«Святителю отче Николае,
Прости, помолись обо мне!»

Церковь 2

ТОРГ

Продавали душу ни за грош,
В чем была — уже в потертом теле.
Хохотали: «Дорого берешь!»
Возражали: «Мало, в самом деле…»

За гордыню и немного лжи,
За блуда постыдную забаву
Дали все земные миражи:
Деньги, дачу, дом, здоровье, славу…

А душа, бессмертная душа,
Слыша торг, дрожала всей душою,
Потому что ад уже, страша,
Ждал ее за сделкою большою!

Церковь 2

ПОКАЗНОЙ СУД

Убийца возмущался приговором.
Рвал на себе засаленный жилет.
Он, защищаясь, рассчитался с вором.
А приговор — на целых восемь лет!

Родня и друг с усмешкою враждебной
Толклись у адвокатского стола.
Обычная история в судебной,
Как говорится, практике была.

Глаза мои скользили по плакатам.
И думал я, не постигая строк:
На сколько самым ловким адвокатам
Удастся сократить тяжелый срок?

На год? На два? На большее едва ли…
И тут, из-за оконного стекла,
Чуть слышно, но настойчиво, позвали
На всенощную, в храм, колокола.

И внял я на земном суде впервые,
Что ждет меня небесный Приговор —
Суровый, вечный, ведь сейчас, увы, я —
Своей души убийца, или вор!

Церковь 2

ВЕЛИКАЯ ПЯТНИЦА

Храм… Креста подножие…
Гулкие шаги…
Кто там — дети Божии,
Иль Его враги?

За слезой туманною
Время мчится вспять.
С чем идут: с «Осанною»?
Или вновь распять?

Тихо приближаются,
Смотрят на Христа…
Слава Богу, каются!
Плачут у Креста…

Церковь 2

***

Дворник мел опустевший дворик —
Место пьянок, разврата, ссор.
«Сладок грех, да наутро горек!» —
Сплюнул он, убирая сор.

Прокричать вслед за ним и мне бы
Это в сонные окна квартир,
Или лучше — в самое небо,
Чтобы слышал о том весь мир!

Но закрыты глаза и уши,
И надеясь: «Была, не была!..»,
Убивая бессмертные души,
Наслаждаются всюду тела…

Церковь 2

ЗАПОЗДАЛОЕ…

«Скорая». Уколы. Врач-юнец.
Медсестра с улыбкою унылой.
Неужели это все, конец?!
Ах, как страшно!.. Господи, помилуй!

Раньше б нам о Боге вспоминать!
Смерть порой приходит без преамбул.
Над столом портрет — отец и мать,
На столе — гора разбитых ампул.

Дети. Внук. Истошный крик жены.
Нашатырный запах из флакона.
И — застывший взор в ту часть стены,
Где висит забытая икона.

Церковь 2

***

Спрашиваю, память теребя:
«Господи, как жил я без Тебя?»
И сказала тихо память мне:
«Жил ты, как в кошмарном, душном сне».

«А теперь я, значит, наяву, —
Спрашиваю радостно, — живу?»
«Нет, — сказала память мне опять. —
Кто грешит, тот продолжает спать!»

Церковь 2

МОЕ СЛАВОСЛОВИЕ

За все и вся благодарю
Я Бога, слава Богу!
Рассвет встречая, за зарю,
В дороге — за дорогу.

В густом лесу — за птичью песнь,
В полях — за чудный воздух,
В болезни тяжкой — за болезнь,
В ночи — за небо в звездах.

Мир на душе — за благодать.
Тревога — за тревогу.
И не устану повторять
Я это — слава Богу!

Окончание

Читайте предыдущие главы сборника:

6-я глава. НЕПРЕЛОЖНОЕ

7-я глава. НАЕДИНЕ С ДУШОЙ СВОЕЙ

8-я глава. СПАСИТЕЛЬНАЯ НИТЬ

Окончание

<< На главную страницу                На рубрику монаха Варнавы >>