С чего начинается Исповедь

Мир Вам, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

Есть уголки нашего дома (квартиры), за которые убираются нами с особым чувством старания. Мы особенно за ними следим: стираем пыль, очищаем и, даже, полируем.

Такой уголок есть и в нашем теле, — это душа. Душа также нуждается в постоянном уходе, помывке от грехов, очистке от страстей, и полировке от заусенцев и шрамов, нанесенных разными житейскими греховными сложностями.

Как же воспрянуть от земной суеты, и почувствовать истинный смысл жизни? Куда пойти, чтобы понять и увидеть истинную тропу жизни, ведущую к Богу? Как очистить уголок своей души, который бы стал сиять благодатью Христовой?

Об этом рассказывает священник Игорь Фомин, клирик Казанского собора на Красной площади.

Алла Митрофанова. Про то, что нужно говорить на исповеди,  написано немало книжек. Где-то даны подробные разъяснения, где-то просто перечисляются самые разные грехи. Иные страницы почитаешь, так прямо Америка открывается. Наверное, кому-то и в голову не пришло, что в жизни можно такое сделать. А теперь вот – пожалуйста, просветили. С другой стороны – а как вообще понять, что нужно говорить на исповеди, особенно если идешь туда первый раз. Ну, «грешен во всем» – это же как-то неправильно. А сказать: «Я хороший, просто жизнь плохая» – это, наверное, еще хуже. Как подготовиться к исповеди, о чем рассказывать священнику и о чем не рассказывать?   Гость программы – протоиерей Игорь Фомин, клирик Казанского собора на Красной площади. Здравствуйте, отец Игорь.

Протоиерей Игорь Фомин. Здравствуйте, Алла Сергеевна.

Алла Митрофанова. Давайте начнем разговор с разъяснения: зачем исповедь вообще нужна? Это такая форма, может быть, психотерапии? Если тебе очень тяжело, но вроде бы поговоришь и становится легче.

Протоиерей Игорь Фомин. Нет, это Таинство Церкви. Это Таинство, в котором человеку, искренне кающемуся, осознающему свои грехи, Господь прощает согрешения, его грехи, дает ему возможность узреть чистым сердцем самого Господа.

Алла Митрофанова. А что значит – прощаются грехи? Как это понять, произошло прощение или не произошло?

Протоиерей Игорь Фомин. Когда человек болеет, то он обращается к врачу и говорит: «Доктор, вот я то-то и се-то, пятое-десятое, и ничего не помогает, у меня селезенка болит». «Ууу, – говорит доктор, – с вами совсем плохо. Сейчас мы вырежем вам эту селезенку». И вырезают эту селезенку, или часть селезенки. И человек вдруг чувствует, что жизнь изменилась. Вот точно так же чувствуют и люди кающиеся, что жизнь изменилась. А шов остался. А воспоминание о грехе остается. И человек ужасается. И в итоге, если он боится возвращения того самого состояния, тогда он по-настоящему может сравнить и вспомнить, что такое состояние до исповеди и после исповеди.

Алла Митрофанова. Давайте спросим у наших соотечественников, что они думают, зачем нужно приходить на исповедь, и насколько это обязательно.

— Чтобы покаяться, естественно, в содеянном. Чтобы покаяться, нужно осознать.
— Чтобы поправить свое душевное состояние.
— Потому что не все люди верят в психоаналитиков, в том числе и я.
— Чтобы отчистить свою совесть.
— На исповедь люди приходят, чтобы облегчить себе душу/

Алла Митрофанова. А с чего нужно начинать разговор на исповеди? Как вообще к ней готовиться, с какой стороны к этому подступить?

Протоиерей Игорь Фомин. Во -первых, это не разговор. Это, скорее всего, монолог. Причем монолог не с батюшкой. Мы приходим на исповедь не к священнику, а мы приходим, все-таки, на исповедь к Богу. Поэтому священник – это не собеседник, такой добрый, хороший, или наоборот, строгий, взыскующий. Это свидетель твоей исповеди. А с чего надо начинать? Естественно, надо начинать с осознания своего греха. Но это бывает задолго до самой исповеди.

Алла Митрофанова. А как это происходит? То есть, просто становится на душе тяжело, начинаешь отматывать назад, пытаться понять, а что такого я не так сделал? Или как?

Протоиерей Игорь Фомин. Вы знаете, всегда по-разному это бывает. Но человек может в самом начале греха поймать его. Поймать это греховное состояние, когда оно уже начинает пускать корни в твоей душе.

Алла Митрофанова. То есть, надо под микроскопом разглядывать все свои поступки? Получается так? Все анализировать?

Протоиерей Игорь Фомин. Ну, во-первых, в первый раз это совершенно не под микроскопом и даже не с увеличительным стеклом. Когда человек в первый раз приходит на исповедь, он судорожно думает: «А что я скажу батюшке?»

Алла Митрофанова. «И как он на меня посмотрит в этот момент. Он же меня вгонит просто метлой».

Протоиерей Игорь Фомин. Я иду не с микроскопическими какими-то поступками. «Марки собираю». Вот сегодня пришла одна женщина и кается: «Я собирала марки». Я говорю: «И в чем здесь грех?» Она говорит: «Не знаю, я в книжке вычитала».

Алла Митрофанова. С чего, все-таки, нужно начинать? Наверное, с тех моментов, от которых совесть болит?

Протоиерей Игорь Фомин. Конечно. Потому что первый раз человек идет на исповедь с чем-то громадным, большим. Это как поле. Мы вдруг решили поле, которое было заброшено, засадить чем-нибудь полезным, красивым. Хлебом. И вот берем трактор, может быть, ослов. Надо же вспахать это поле. Подъезжаем к этому полю и понимаем, что пока его рано пахать. Что мешает? Большие камни. Конечно. Этих больших камней 5-7 на всем поле. Мы их вынесли и радостные беремся за рычаги трактора. Только заезжаем, смотрим, а там опять камни, но поменьше. Но количество их побольше. Выходим и опять начинаем собирать. И вот, когда поле уже подготовлено, тогда можно начать пахать. Тогда можем начать что-то делать со своей жизнью, что-то выращивать, применять удобрения какие-то. Паломничества, допустим. Это к примеру.

Алла Митрофанова. Отец Игорь, вы когда сказали о том, что священник со стороны смотрит на монолог кающегося человека, возникает вопрос: бывает же, что священник и в диалог вступает и какие-то советы дает. И наоборот, может быть, где-то в какой-то момент может и оборвать этот самый монолог. Ну, в таком случае, почему он так делает? Насколько это правильно? И что в этот момент им движет?

Протоиерей Игорь Фомин. Движет, естественно, забота о человеке, который пришел и начинает общение с Богом. Потому что не всегда можно четко и понятно сформулировать свои какие-то мысли ко Господу, свое покаяние ко Господу.

Алла Митрофанова. То есть, священник может задавать наводящие вопросы?

Протоиерей Игорь Фомин. Да. Он может спросить более подробно об этом грехе. Это тоже для пользы кающегося. Второй момент, почему священник может и обязан вмешиваться в исповедь кающегося – это духовное наставничество. Не каждый священник является просто свидетелем твоей исповеди. Но многие священники являются духовными отцами. И есть такая замечательная практика, что у человека есть духовный отец, который руководствует его по этой жизни, руководство которого приемлет этот человек, с ним советуется, как поступать в тех или иных обстоятельствах своей жизни. И вот священник имеет право остановиться, на чем-то акцентировать внимание, подсказать, как из этой ситуации лучше выйти.

Алла Митрофанова. То есть, мудрый совет дать, да?

Протоиерей Игорь Фомин. Да.

Окончание

Читайте также о том, что не стоит бояться идти на исповедь

Окончание

Духовное чтение >>

Видеорубрика

На главную страницу сайта - Семья и Вера