Монах Варнава Санин - русская картина

“ВСТРЕЧА Том-I”. СТАРАЯ ИКОНА

Здравствуйте, дорогие посетители православного островка «Семья и Вера»!

Перед Вами 15-я глава стихотворений из сборника Встреча, монаха Варнавы (Санина), под выразительным названием: «Старая Икона».

Каждая строфа обогащена высоким смыслом, проливая свет на путь нашей христианской жизни!

 

окончание

ТОМ I – “ВЕНЕЦ ЛЮБВИ”
Ч а с т ь X V
СТАРАЯ ИКОНА

Церковь 2

1825 ГОД

В столице — бунт. Отсюда, как вестимо,
До пустыньки Саровской — сотни верст.
Но вящий взор святого Серафима
Бывал порой и далее отверст.

— Там драка, драка! — гневно повторяет
Всегда невозмутимый Серафим.
И не на шутку, видимо, пугает
Келейника волнением своим.

— О чем это ты, батюшка, так грозно?
— О том, что против Государя — бунт,
И в этот час, на площади морозной,
Стоят войска мятежные во фрунт!

Но, слава Богу, нет им там удачи,
И, слава Богу, наш законный царь
Восходит на престол, а это значит,
В России, слава Богу, все, как встарь!

Хотя потом беда придет другая,
Великая!.. — и плачет Серафим,
Еще сильнее, видимо, пугая,
Келейника пророчеством своим.

И было так. Бедой неодолимой
Мятежники иные притекли,
И этот бунт — позор земли родимой —
Восстанием декабрьским нарекли.

И… отгорели по России свечи.
Теперь ждала ослепшая толпа,
Когда, как обещали в громкой речи,
Покажут ей «последнего попа»…

Но, слава Богу, и весну в морозы
Увидел вящим взором Серафим.
И не келейника утешил, вытря слезы, —
Россию благовестием своим!

Церковь 2

МЕРА РОССИИ

о. Михаилу Преображенскому

Остались мы с границами отверстыми…
Но, кто бы там мне что ни говорил, —
Россия измеряется не верстами,
А пядями отеческих могил!

И тем, кто это ставит под сомнение,
Добавлю, будь то недруг или друг,
Что если есть иное измерение,
То лишь объятьем материнских рук!
1999 г.

Церковь 2

СТАРАЯ ИКОНА

Нашел икону на помойке
Тот, кого все зовут бомжом.
Принес в сарай на чьей-то стройке,
Поковырял оклад ножом.

Вконец он разочаровался,
Что на открытке образ был.
Но все же как-то расстарался
И на базаре ее сбыл.

Купил вина и все, что нужно
(Все мало, как ни выбирай!),
И — нищий, жалкий и недужный
Побрел в заброшенный сарай.

Здесь, горькую глотая сладость,
Он выл, что жизнь не удалась,
Не знав, что «Всех скорбящих Радость»
Икона старая звалась.

***
Оброк греха известен — смерть.
Так что же я тогда
Живу, не прекращая сметь
Грешить почти всегда?

Чему подобен жизни срок —
Мелькнувшему лучу!
Нагрянет смерть: «Гони оброк!»
И что я заплачу?..

Церковь 2

ПЛАЧ К ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ

Отмоли меня, отмоли,
Хоть просить Тебя недостоин,
Но, под звоны всех колоколен,
Погибающего вдали,
Отмоли меня, отмоли!

Помоги дойти до огня,
Очищающего навеки,
Чтоб пред Господом Богом веки
Мне закрыть на закате дня,
Отмоли, отмоли меня!

***
По амбару памяти помету,
По сусекам горестной поскребу,
Пыль да сор на полочках обрету
И не стану сетовать на судьбу!

По делам я жизнь свою себе сшил,
Поделом нелегкую и ношу.
Только, видно, мало мне, что грешил,
Коли я по-прежнему все грешу!

Знать, пошью и вечную я судьбу
И пойду в заплатанной ко Христу,
Если добрых дел я не наскребу,
Если сор да пыль опять намету!

***
В гулком храме плачут свечи,
Наклоняясь к образам.
И мои все ниже плечи,
Все тесней в глазах слезам.

Слава Богу, что дорога
Привела меня сюда,
Потому что я про Бога
Забываю, как всегда.

Свечи плачут, догорая.
А на сердце так сейчас,
Будто на пороге рая
Постоял я в этот раз!

Церковь 2

МОЛИТВА

Стерпится — слюбится,
Слюбится — сладится:
Зернышком купится,
Хлебом оплатится!

Трудные радости,
Скажем по совести,
Крепче по сладости
Тех, что без горести.

Ель не повалится,
Если не срубится…
Стерпится — сладится,
Сладится — слюбится!

***
Мечтаю умереть, простив
Нелицемерно всех,
И, руки на груди скрестив,
Оплакать жизнь, как грех.

Мечтаю умереть, устав
От суеты земной,
Мечтаю, Богу дух предав,
Вернуться в Дом родной.

И, выйдя с радостью слепца
На свет из темноты,
Мечтаю славить без конца
Творца — за явь мечты!

Церковь 2

ДУХОВНЫЙ СЕНОКОС

Когда в душе негаданно-нежданно
Однажды зазвонят колокола,
И звезд тысячеустная «Осанна!»
Не даст уснуть до самого светла,

Когда под звуки этой лучшей оды
Зажжется месяц свечкой восковой,
Тогда мои житейские невзгоды
Покажутся мне сорною травой.

Настанет время сладостной молитвы,
Все прошлое помчится под откос…
И первый луч серпом острее бритвы
Начнет во мне духовный сенокос!

***
Смотрю на сиротливые холмы
В оазисах зеленых сосен.
Ну, вот и дотянула до зимы
Моя очередная осень.
Деревья показали все окрест
Совсем в ином и новом свете.
И дальней церкви золоченый крест,
Сверкнув, застыл в скупом просвете.

А может, это я перед крестом
Застыл над горестным ответом:
Ну почему, живя в краю святом,
Не разглядел его я летом?..

***
Справа — утро незакатное,
Слева — полночь без рассвета…
Ах, душа моя прохладная,
Разве ты не видишь это?

Встань и, Бога исповедуя,
Загорись костром горячим,
Ведь творишь, сама не ведая,
То, что горько мы оплачем!

Время жизни благодатное
Кончится, и будет это:
Или утро незакатное,
Или полночь без рассвета!

Церковь 2

РАДУГА

Бремя моих грехов.
Тяжесть минувших лет.
Третий час петухов.
Скоро придет рассвет.

Господи, мне бы лить
Слезы сейчас, как Петр.
Но продолжаю жить,
Смертный забывши одр.

Снова грехи велят
В сердце Тебя распять,
И, как Понтий Пилат,
Слушаюсь их опять…

В час Твоего Суда
Что я скажу в ответ?
— В жизни грешил ты?
— Да.
— А покаялся?
— Нет.
И, с тоскою в груди,
Я услышу, стеня,
Голос Твой: «Отойди,
Не познавший Меня!»

«Нет, о Господи, нет!» —
Каюсь, падая ниц…
…Вот и пришел рассвет,
С радугой из-под ресниц.

***
Невелика беда моя:
Проспал рассвет — так получилось.
Но солнце уж не для меня
В то утро радостно лучилось.

И не меня, увы, оно
Встречало первым поцелуем,
И было все напоено
Не для меня в тот день июлем.

Проспал рассвет — что за беда?
Такое делал в жизни каждый.
А вдруг, подумал я тогда,
Весь мир проспит рассвет однажды?..

***
Прижавшись лицом к стеклу,
Гляжу на осенний сад.
Как пущенную стрелу,
Уже не вернуть назад

Ни радости первых встреч,
Ни боли поздних разлук…
Стрелу достав из-за плеч,
Зима натянула лук.

Погонит на сотни верст
Назавтра листву пурга,
Задует лампады звезд,
Оденет весь мир в снега.

Гляжу, прижавшись к стеклу,
На пеструю круговерть
И думаю, что стрелу
Однажды натянет смерть…

Весы из зла и добра
Рисует дождь на окне.
Давно уж, давно пора
О Вечном подумать мне!

За садом — старый забор.
А дальше — церковь видна…
…Так что же я до сих пор
Стою еще у окна?!

Церковь 2

ЭЛЕГИЯ

Мало неба было рассвету —
Он и стены разрисовал!
И меня за собой по свету
Звал…

Но проспал я свой час беспечно,
По своим дорогам кружил.
И, как будто живу я вечно,
Жил…

На стене теперь цвет заката.
Он под колокола грядет,
И меня, как рассвет когда-то,
Ждет…

Церковь 2

ЗИМНИМ УТРОМ

А утро-то… утро какое!
Как будто и не было тьмы —
В величественном покое
Сияют чертоги зимы.

Взирают красавицы-ели
На царские троны-стога.
И даже былинки надели
Алмазы и жемчуга!

А месяц, забыв возвращенье,
Остался и, свесив усы,
Все славит, в немом восхищенье,
Создателя этой красы!

Церковь 2

ВЕЛИЧАНИЕ

«Величаем Тя, Живодавче Христе,
нас ради во ад сшедшаго
и с Собою вся воскресившаго».
Лучшее величание —
Не слова на устах,
А скупое молчание
Со слезами в глазах.

Это — с грехом борение,
За Христа в грудь свинец,
Это свечой горение
До сожженья сердец!

Мы поем, как положено —
Так, чтобы вздрогнул храм.
Но всегда ли приложено
Дело к святым словам?

Слово без дел — журчание
Сонной реки в тиши.
Лучшее величание —
Исправленье души!

Церковь 2

У КРАЯ
(молитва)

Господь мой и Бог мой, к Тебе я с повинной:
Прости и помилуй раба Твоего,
Влекомого к пропасти ада лавиной
Из черных снегов прегрешений его.

Господь мой и Бог мой, к Тебе прибегая,
Я теплю лампадой надежду свою,
Что Ты, задержав меня прямо у края,
Спасешь и помилуешь душу мою!

Поднимешь наверх благодатною силой,
Заблудшей овцою очистишь всего.
Прости же… прости же… прости и помилуй,
Господь мой и Бог мой, раба Своего!

Церковь 2

ГОРЬКИЕ ПЛОДЫ

Все меньше над полями журавлей.
Что журавлей?.. И птиц почти не стало!
А впрочем, и самих уже полей,
Таких, что были прежде, нынче мало.

Земля теперь скупа, как никогда.
Мы вкус и запах хлеба позабыли.
И даже родниковая вода
Совсем не та, что наши предки пили!

А грех людской все множится вокруг,
Пожаром нивы так уничтожая,
Что не далек тот день, когда нам вдруг
Земля не даст однажды урожая.

И за грехи тяжелые отцов
Питаться будут дети, раня руки,
Тогда плодами терний и волчцов.
О, Боже! Это дети так — а внуки?..

Церковь 2

МОЯ ПОЭЗИЯ

Ты говоришь: грустны мои стихи.
Увы! Я бы давно писал иначе,
Да зло мирское и мои грехи
Сдавили горло в покаянном плаче.

Я сам хочу в молитвенной тиши
Запеть, как соловей на звездном лоне,
Но тяжесть мира и моей души
Сгибают строчку в горестном поклоне.

Вокруг снега лежат, как серебро,
Фатой невесты чудятся березы!..
Сажусь писать — и вновь мое перо
Выдавливает буквы, словно слезы.

И я опять про зло и про грехи,
И сердце стынет в покаянном плаче.
Ты говоришь: грустны мои стихи.
Да, это так! Но как писать иначе?!

Церковь 2

ВЕНЕЦ ЛЮБВИ

Притчу о блудном сыне
Трудно читать без слез.
Это — реки в пустыне
Немелеющий плес.

Строки ее сквозь слезы —
Словно рассветный луч,
Жаркий костер в морозы,
Радуга среди туч.

Блудного, издалеча,
Сына обнял отец…
Это уже не встреча —
Это любви венец!

Той, что всегда прощает,
Не ища своего,
Той, что не обещает,
А отдает — всего…

Милосердной и скорой,
Без конца и границ,
Той любви, пред которой
Надо бы падать ниц!

Все. Закрыта страница!
…Блудным сыном встаю
И — скорее виниться
К Богу, в родном краю!

Церковь 2

АВТОПОРТРЕТ

Кто это там стоит у входа в храм:
Молясь, крестясь,
с серьезностию всей?
О, Господи, да это же я сам —
Лицом мытарь, а сердцем — фарисей!

Церковь 2

САМЫЙ ГРУСТНЫЙ ДЕНЬ

День Великой Пятницы.
Над землею тень.
Птицы-христарадницы
Плачут целый день.

Небо наполняется
Тучами из слез:
Нынче распинается
Иисус Христос.

Даль — как не весенняя,
Воздух стал тяжел…
И до воскресения,
Видно, дождь пошел.

Солнце рвется птицею
Господу помочь.
Темной плащаницею
Скоро ляжет ночь.

Даже звезды-златницы
Занавесит тень.
День Великой Пятницы —
Самый грустный день…

Церковь 2

К …

«Люблю всем сердцем!» — говоришь.
Прости, но сердце слепо,
Ибо любовь земная лишь
С Небесной жалкий слепок.

«Люблю навеки, навсегда!»
Прости: любовь земная
Как будто в пригоршне вода.
Но есть любовь иная —

К Тому, Кто из небытия
Всех — и меня с тобою —
Создал, позвал в Свои края
И… искупил Собою!

Ей не нужны объятья рук
И все земные брашна,
Она не знает боль разлук,
И ей совсем не страшно,

Что в человеческой судьбе
Смерть закрывает веки…
Дай Бог, такой Любви тебе
Всем сердцем. И навеки.

***
Протоиерею Модесту
Уехать бы за тридевять земель —
Да тридесятых царств нет и в помине!
Умчалось время сказочных Емель,
И добрых щук не видно больше ныне.

Повымерли Иваны-дураки,
Остались только бедные Иваны,
Которых до протянутой руки
Сегодня довели чужие страны.

Святую Русь в театр без кулис
Заморские соседи превратили,
И правнучек премудрых Василис
На подиумы голыми пустили.
Аленушка, — ау! — как ты могла
Не только брату яда дать напиться,
Но и, видать, себя не сберегла,
Попробовав из мутного копытца?..

Гляжу вокруг, в предчувствии беды,
И вижу, как среди проспектов бурных,
Не нищая, ища себе еды,
Сама Россия копошится в урнах!

Умчаться б, чтоб не видеть этот срам,
Уехать от реклам и ресторанов!
И не могу — иду молиться в храм
За Василис, Аленушек, Иванов…
1999 г.

Окончание

Читайте предыдущие главы сборника:

12-я глава. ОБЫЧНАЯ ИСТОРИЯ

13-я глава. КОСТЕР ДУШИ

14-я глава. ПРОГНОЗ ПОГОДЫ

Окончание

<< На главную страницу                На рубрику монаха Варнавы >>